Древний и средневековый Киев

Поиск

Киевская митрополия и монастырские юридики.

Отделение киевской митрополии от московской, происшедшее во второй половине XV в., открыло путь польско-литовским правящим кругам к более широкому наступлению на православную церковь и привело к усилению национально-религиозного гнета народных масс Украины. Следствием этого акта явилось ограничение прав киевского митрополита, власть которого стала номинальной. Если в предыдущий период православные иерархи оказывали довольно значительное влияние на внутреннюю жизнь Великого княжества Литовского, например, участвовали в заседаниях генерального сейма, то вскоре после разделения митрополии и переориентации определенной части литовских феодалов на шляхетскую Польшу наметилась тенденция к ограничению православной иерархии. Киевский митрополит лишался права назначать епископов, а также контролировать их деятельность. Это стало прерогативой королевской власти, занимавшейся «подаваньем столиц духовных и всех хлебов духовных», то есть раздачей монастырей и церквей в держанье угодным ей лицам.

Система «подаванья» особенно широкое распространение получила после Люблинской унии 1569 г. Крупные феодалы и шляхта использовали предоставленное право для увеличения своих богатств путем приобретения церковных и монастырских владений. С выгодой для себя они нередко уступали право владения монастырскими землями и церковными кафедрами другим лицам. Так, Мелетий Хребтович (впоследствии стал архимандритом Киево-Печерской лавры) в 1579 г. договорился с владимирским епископом Феодосием Лазовским о передаче ему епископской кафедры.

Во второй половине XVI в. в правящих кругах Речи Посполитой усилилось стремление осуществить планы объединения католической церкви с православной, усматривая в этом важное средство окатоличивания и ополячивания украинского и белорусского народов, отрыва их от братского русского народа. Намерения правящей верхушки польско-литовского государства находили поддержку среди определенной части украинских феодалов. Ценой предательства интересов украинского народа они надеялись получить значительные экономические и политические выгоды — места в сенате, крупные земельные владения и пр. Тем не менее уже с самого начала идея унии была чужда широким слоям населения Украины — крестьянам, казакам, горожанам, мелкой украинской шляхте, иерархии православной церкви.

Поэтому сторонники унии свои коварные планы вынашивали в глубокой тайне. В 1595 г. духовные феодалы — епископы луцкий Кирилл Терлецкий и владимирский Ипатий Потей, не имея соответствующих полномочий, отправились в Рим, где и признали главенство папы. Вскоре (октябрь 1596 г.) в Бресте был созван церковный собор, во время работы которого митрополит и несколько высших православных иерархов под писали грамоту об унии католической и православной церкви.

После Брестского собора значительно усилились гонения на православную церковь, началось массовое насаждение унии и католицизма. Пользуясь поддержкой королевских властей, униаты обосновались также в Киеве. Согласно с королевским декретом, часть «добра и доходы в воеводстве киевском будучие, до митрополии Киевской належачое... велебному Ипатиеви Потееви з ласки нашое до живота его дали, водлуг декрету нашого». Несмотря на попытки Киево-Печерского монастыря отстоять эти владения, решением королевского суда 1600 г. они окончательно признавались за униатским митрополитом И. Потеем.

Дальнейшим шагом польско-шляхетских властей на пути укрепления позиций униатства являлась жалованная грамота короля (1605) И. Потею, согласно которой униатским митрополитам официально подтверждались привилегии (право юрисдикции над всем духовенством), дарованные еще Сигизмундом I православным митрополитам.

Важнейшей чертой, характеризовавшей внутриполитическую жизнь Киева, являлось существование так называемых юридик — городских территорий, не подвластных местному магистрату. Как правило, они принадлежали воеводе, отдельным магнатам, шляхте и монастырям. В Киеве некоторые юридики занимали довольно значительные территории. В известной Бискупщине, например, жили сотни киевских ремесленников, мелких торговцев и других категорий населения. На них распространялась юрисдикция католического бискупа, они выполняли на него многочисленные феодальные повинности и платили налоги. Католическое духовенство на принадлежащих ему землях занималось промыслами, устраивало заведения по продаже алкогольных напитков и пр. В 1602 г. католический епископ получил королевский привилей, разрешавший на территории Бискупщины держать четыре корчмы, которые приносили их владельцам в год 1200 злотых чистого дохода. В 1005 г. ему было предоставлено право пропинации, принадлежавшее ранее киевскому магистрату.

Крупные земельные владения в городе принадлежали православным монастырям. Киево-Печерский монастырь в пределах Киева, например, владел несколькими «пляцами», население которых (преимущественно ремесленники) выполняло работы в его пользу. Ряд юридик принадлежал также Успенскому, Софийскому и другим православным мопастырнм. Существование многочисленных юридик отрицательно сказывалось на общеэкономическом развитии Киева. Они ослабляли город, подрывали его финансовую систему.

Таким образом, политика шляхетской Польши в отношении Киева была направлена на укрепление позиций местной королевской администрации и городского патрициата. Воевода, назначаемый королем, сосредоточивал в своих руках значительную административную и судебную власть. Он решал многие экономические вопросы. Вместе с тем усилился контроль королевских чиновников над работой магистрата. Должность войта преимущественно занимали ставленники польского короля. Постоянные притеснения со стороны местного административного аппарата, светских и духовных феодалов привели к усилению социального и национального гнета населения города, тормозили его экономическое развитие.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить