Древний и средневековый Киев

Поиск

Городское управление по магдебургскому праву.

В Киеве продолжало функционировать магистратское правление, деятельность которого определялась нормами магдебургского права. Городское самоуправление возглавлял войт, в руках которого, как и прежде, сосредоточивалась большая власть. Согласно магдебургскому праву жители Киева избирали войта из среды мещан с последующим утверждением его королем. Но к средине XVI в. участились, видимо, случаи нарушения свободного избрания войта. Это обстоятельство послужило причиной обращения киевских мещан к королю (1570) с просьбой подтвердить их права.

Правящие круги шляхетской Польши в вопросе о войтовстве исходили из узкоклассовых интересов. Они стремились влиять на ход выборов, путем подкупа, а то и прямого нажима заставляли мещан выдвигать угодные кандидатуры. Подобная практика особенно широко распространилась после принятия сеймовых конституций 1607 н 1620 гг. Не удивительно, что киевские войты, как правило, являлись крупными феодалами и действовали в угоду королевской власти. Так, на протяжении всей второй половины XVII в. должность войта занимали представители богатейших киевских мещан из семей Ходык и Балык. В привилее А. Ф. Ходыке (1644—1649) польский король Владислав IV указывал «быть ему в Киеве войтом и правителем города, владеть теми маетностями и уроками, которыми издавна владели прежние войты, до самой смерти». Ходыка оправдал надежды польской короны. Он принял унию, стремился укрепить польско-шляхетскую власть в Киеве, жестоко преследовал городскую бедноту, выступавшую против социального и национального гнета.

Войт председательствовал в суде лавииков, который, согласно нормам магдебургского права, занимался уголовными делами. По уже к середине XVI в. функции суда лавников были несколько расширены — на его заседаниях часто рассматривались гражданские иски. Приговоры войтовско-лавничьего суда считались окончательными. Пересматривать их имел право только король.

Текущими административными и судебными делами занималась городская рада в составе выборных магистратских урядников — радцов (райцов). Коллегия радцов возглавлялась двумя бурмистрами, которых избирали на заседании рады. Авторитет рады как административно-судебного органа города был высок. В отношениях с воеводской администрацией, городское самоуправление выступало прежде всего как коллективный орган. Так, при разборе конфликта, возникшего в 1579 г. между магистратом и воеводой, который нарушил судебные права городского самоуправления, магистратские урядники подчеркивали, что они. «будучи врядниками местскими, мели моц здавна судити всих мещан киевских (а не только войт) правом и статутом майдеборским...». В компетенцию бурмистрско-радецкого суда входило рассмотрение имущественных споров, тяжб о наследстве, разбор мелких преступлений и др. Рада следила за соблюдением правил торговли, ведала городскими доходами и «мескими пляцами» — городскими участками, контролировала выполнение мещанами повинностей, уплату налогов и поборов, занималась благоустройством города, полицейской службой. В повседневной деятельности рады заметное место занимало составление и внесение в магистратские книги различных договоров, оформление купчих, записей о наследстве и т. п.

Функционирование городского самоуправления обеспечивал штат служителей — «писарь кгродский», лица, ведавшие сбором налогов и выполнением полицейских функций, судебные исполнители и др. Связь между магистратом и воеводской администрацией осуществлял специальный уполномоченный.

Во второй половине XVI — первой половине XVII в. в развитии городского самоуправления Киева наблюдались две тенденции: с одной стороны, усиливался контроль над деятельностью магистрата со стороны королевской администрации, с другой — имело место распространение юрисдикции магистрата на всех мешан.

С середины XVI в. по распоряжению короля магистрат обязан был периодически отчитываться перед воеводой о состоянии своих доходов. Со временем утвердилась практика контроля представителей королевских властей над хозяйственной деятельностью мещан, подлежащих магистратской юрисдикции. А в 1629 г королевские комиссары, игнорируя права магистрата, начали собирать непомерные платежи с «шинков медовых, пивных и винных, которые в аренду держат...».

Вмешательство в городские дела приводило к постоянным конфликтам между воеводами и магистратом. Так, еще в 1564 г. воевода некоторое время держал под арестом магистратских урядников, незаконно требуя от города выплаты ему 200 коп грошей за право занятия винокурением. Такой деятельностью воеводы наносили чувствительный ущерб городскому бюджету. Например, в начале XVII в. воеводская администрация отняла у магистрата право на доходы с перевозов через Днепр, чинила другие притеснения.

Несмотря на многочисленные препятствия, городское самоуправление, выражавшее интересы мещан, вело борьбу за сохранение и защиту сословных прав от посягательств со стороны воеводы, многочисленных монастырей и владельцев частных юридик. В 1579 г. началась судебная тяжба между киевскими мещанами и воеводой К. Острожским, который насильно перевел портняжный, скорняжный, сапожный и кузнечный цехи в «присуд и послушенство замковое враду своего воеводского» . Мещане, отстаивая свои права, опирались на королевский привилей 1518 г., который большинство цехов передавал под юрисдикцию магистрата. Однако воевода доказывал, что «ремесники виколи того права своего в ужнванью не были, одно здавна суть под послушенством замковым воевод киевских а певные службы, роботы, повинности замковые на собе носять...». Королевский суд, пренебрегая законными требованиями мещан, оставил эти цехи в подчинении воеводы. Юрисдикция магистрата распространялась лишь на ремесленников, проживающих на «кгрунтах местских».

Городские интересы постоянно ущемляла многочисленная шляхта, которая несла службу у воеводы. В середине XVI в. началась массовая застройка «пляцов», принадлежащих городу, воеводскими «десятниками и драбами». Построенные дома сдавались внаем только мещанам частной юрисдикции, уклонявшимся таким образом от выполнения городских повинностей. Вследствие упорной борьбы магистрат добился распространения своей юрисдикции на мещан, проживавших в этих домах. Длительное время магистрат вел тяжбу с Печерским и Софийским монастырями, которые вынуждены были признать за ним право юрисдикции над мещанами, жившими на монастырских землях в районе Крещатика.

Деятельность городского самоуправления, касающаяся ремесла и промыслов, заключалась в защите интересов цеховой верхушки и зажиточных мещан от вмешательств в их хозяйственные дела со стороны воеводы и владельцев юридик.

Городское самоуправление выступало за сохранение и расширение сословных прав киевского мещанства, прежде всего зажиточного. В 1576 г. магистрат добился от короля подтверждения давнего права мещан на «шляхетские навезки по пяти коп грошей», являвшиеся, согласно условий земского статута, привилегией шляхты.

Правда, право на «навезки» распространялось только на мещан, которые принимали участие в военных походах, а также тех, кто избирался в органы городского самоуправления.

Упрочение позиций зажиточной части мещанства в экономической жизни Киева способствовало расширению сфер влияния магистрата. К середине XVII в. киевское магистратское правление распространило свою юрисдикцию на всех мещан, которые поселились в городе «так давно яко и недавно». Согласно королевской грамоте 1645 г. «таковыи вси за мещан власных киевских, а не за яких-кольвек подданых чинов почитаны будут».

Однако борьба магистрата с воеводской администрацией, а также многочисленными монастырями не прекращалась. Особой остроты она достигла в конце 40-х гг. XVII в.— накануне освободительной войны украинского народа 1648—1654 гг.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить