Древний и средневековый Киев

Поиск

Ремесло и промыслы.

Несмотря на жестокий феодально-крепостнический и национально-религиозный гнет иноземных поработителей и украинских феодалов, ремесло и промыслы в украинских городах, особенно на Поднепровье, в том числе в Киеве, развивались. Во второй половине XVI — первой половине XVII в. Киев превратился в крупный центр феодальной промышленности Украины. В городе появились новые ремесленные специальности, связанные с изготовлением огнестрельного оружия, пороха, селитры, а также ювелирных изделий, поташа и др. Местные мастера делали речные корабли (комяги) и крупные лодки, предназначавшиеся для перевозок товаров по Днепру и его притокам. В середине XVI в. в Киеве существовало свыше 20 ремесленных специальностей. В 50-е гг. XVII в. их количество достигло сотни.

Много ремесленников изготовляло предметы первой необходимости — одежду и обувь, обрабатывало кожи и меха. Над ними трудились портные, сапожники, кушниры, скорняки и др. Как уже отмечалось, в Киеве наблюдалось интенсивное городское строительство. Это требовало многих специалистов — плотников, столяров, кровельщиков, печников, каменщиков, штукатуров (муляров).

Согласно переписи населения г. Киева 1571 г., в городе зарегистрирован 71 ремесленник (не считая рыболовов, монастырских и замковых ремесленников, а также многочисленных ремесленников города и его околиц, не плативших налогов). В то время они еще не имели своих цеховых организаций, но были объединены в группы по профессиям: среди них — 4 лучника, 13 кушниров, 32 сапожника (из них 2 бедных и 4 «товарища», то есть ученика), 14 портных (из них 2 ученика), 4 рымаря, 3 кузнеца и 2 печника

В Киевских замковых книгах за 1611 г. перечислены ремесленные специалисты, жившие в то время в городе: «ремесленники киевские, золотари, тесли, котляры, маляры, болвары (цирюльники), пороховники, седляры, лучники, игольники, интролигаторы (переплетчики), мидляры, резники, рыбалки, токари, бондари, гончары». Следует заметить, что перечислена лишь часть ремесленных специальностей, ибо в документе говорилось, что были еще и «иные ремесленники». Тяжелой и вместе с тем почетной была специальность типографов («друкарей»). Они в первой половине XVII в. работали в трех киевских типографиях — Печерского монастыря, Спиридона Соболя и Тимофея Вербицкого.

В 1571 г., согласно реестру Киева, в городе насчитывалось 32 рыболова. Они в то время еще не создали своего цеха, но объединялись в одну группу. Кроме того, существовало объединение 8 рыболовов — зависимых людей Киевского Никольско-Пустынного монастыря и 6 — Выдубецкого и Михайловского монастырей.

В конце XVI в. на основе объединений киевских ремесленников по специальностям созданы цеховые организации. В привилее польского короля Сигизмупда III от 1597 г. об учреждении в Киеве цехов и условиях вступления ремесленников в цехи указывалось, чтобы каждый ремесленник работал лишь в одном цехе. За нарушение этого требования устанавливался штраф «в скриньку цеховую трох коп грошей литовских». В тот период в городе и его предместьях было много постоянно живших и прибывающих ремесленников, не плативших государственных податей, а также не выполнявших других феодальных повинностей и не желавших вступить во вновь создаваемые цехи. Поэтому королевский привилей включал пункт «о записывании приходящих в Киев ремесленников в цехи».

Вся деятельность цеха строжайше определялась уставами, которые составлялись цеховой верхушкой в своих интересах. Уставы регламентировали процесс работы, куплю-продажу сырья и изделий, взаимоотношения членов цеха и между цехами. Уставы утверждались городским магистратом. Во главе цеха стоял избираемый цеховыми мастерами цехмистр. Однако часто это правило нарушалось. Цехмистры нередко назначались городским магистрато.м или киевским воеводой.

Ремесленная профессия обычно становилась фамильным достоянием членов цеховой верхушки, которая, наживаясь на эксплуатации учеников и подмастерьев, всячески сдерживала их рост. Особенно усложнялся перевод в мастера из подмастерьев. Цеховая верхушка, опасаясь конкуренции, стремилась превратить цехи в замкнутые организации. Многие ремесленники, особенно вновь прибывшие в город, не могли, а иногда и не желали, попасть или поступить в цехи, часто работали вне цехов и назывались официальными властями и цеховыми ремесленниками «партачами». Стремясь монополизировать в своих руках производство, цеховые мастера преследовали и всячески пытались ограничить деятельность внецеховых ремесленников.

Для цехов Киева, как и других городов Украины, характерна была такая структура: глава цеха — цехмистр. мастера (майстры, братья), подмастерья (товарищи, челядники, молодики), ученики. Ученики и подмастерья всецело зависели от мастеров, жестоко их эксплуатировавших. Цеховые мастера совместно с подмастерьями и учениками производили ремесленные изделия, занимались торговыми операциями по сбыту изделий, поддерживали контакты с киевским воеводой и его наместниками, городским магистратом, другими цехами, судами.

Для получения звания цехового мастера необходимо было внести большой вступительный взнос, иметь собственность в городе, выполнить пробную работу. На практике мастерами становились преимущественно дети или родственники мастеров. Перевод из учеников в подмастерья затягивался: вместо трех лет срок обучения достигал шести — восьми лет. О жестокой эксплуатации учеников и подмастерьев свидетельствует постановление Киевского замкового суда 1636 г., в котором говорится, что «ремесла учит давати, в реестры цеховые вписывали, а кгды ее з ученья ремесла вызволяли и, хотячи майстрами своего на вшелякое послушенство и на сполные тежары присегу теслесную выконывали».

Ремесленную продукцию киевские цехи продавали в торговых лавках или сбывали путем обмена между ремесленником и потребителем. Таким образом, ремесленник был одновременно и купцом. Постепенно цехи приобретали в собственность дворы и обзаводились хозяйством. В 1609 г. два киевских цеха — сапожницкий и кожемяцкий — совместно купили за 14 коп грошей литовский двор на Подоле. Было решено построить там лавки для продажи своих товаров. Короли Сигизмунд III грамотой 1619 г., а Владислав IV — 1634 г. подтвердили право цехов на купленный двор, постройку лавок и право свободной торговли ремесленными изделиями. Дополнительно цехам разрешалось торговать дегтем и смолой. Продажа цеховых изделий осуществлялась согласно «давних прав и звичаев» без уплаты податей. Эта приносило дополнительные доходы цеховой верхушке. Каждый цех устанавливал цены на изделия. Они были не постоянны и резко колебались. Попытки варшавских сеймов 1621, 1627, 1628 гг. установить во всей Речи Посполитой (в том числе в Киеве) единые таксы успеха не имели.

В 30-х гг. XVII в. в городе развернулось строительство жилищ, оборонных и культовых сооружений, а также восстановление, реставрация древних храмов и церквей. Это в свою очередь вызвало оживление в городе и его пригородах кирпичного производства. Под Замковой горой, «на местцах замку Киевского», королевская грамота 1611 г. упоминает о существовании «цекгельни», находящейся в ведении киевского воеводы С. Жолкевского. Монахи католического монастыря доминиканцев «за замком высоким Киевским ... кирпичный завод поставили», писал об этом современник Петр Развидовский. Возле Кирилловского монастыря польский шляхтич Соколовский построил собственное предприятие для производства кирпича.

В первой половине XVII в. в Киеве при содействии Петра Могилы началось активное восстановление старинных полуразрушенных и пришедших в запустение церквей — Софийского собора (1634—1644). Выдубецкого монастыря (1635—1636), Успенского собора в Печерском монастыре, Спаса в Берестове, Десятинной церкви (1635), церкви св. Василия. После захвата униатами Софийского собора киевские мещане в 1620 г. решили восстановить на Подоле древний храм Успения Пресвятой Богородицы, разрушенный ханом Менгли-Гиреем в 1482 г. Восстановление производилось за счет города под руководством Станислава Браги, жившего в то время в Киеве. Все это способствовало расширению производства кирпича и других строительных материалов, а также усовершенствованию профессионального мастерства каменщиков, штукатуров, столяров, плотников, резчиков, художников и пр.

К середине XVII в. относятся первые упоминания об изготовлении в Киеве шелковых тканей. На Печерске, писал Павел Алеппский, он видел «несчетные тысячи шелковичных деревьев», которые разводились дли культивирования шелковичных червей. Среди киевлян были широко распространены занятия различными промыслами и уходами возле города и далеко за его пределами. Об этом свидетельствует запись 1638 г. путивльского воеводы Плещеева: «За Сулой... листовские люди из Киева ... силютру варят». Слава киевских ремесленников-строителей и мастеров была известна далеко за пределами города. Они часто получали приглашения на строительные работы в другие города. Так, крепость в белорусском городе Лиде строилась с участием мастеров, приглашенных из Киева. Среди промыслов в то время важное место занимали уход на рыбную ловлю. Зажиточные мещане на рыбных уходах использовали труд челяди. то есть рабочих-наймитов.

Металлургическое, селитренпое и поташное производство на Киевщине, а с 1618 г. и Черниговщине, находилось преимущественно в руках киевской шляхты. Шляхетские фамилии Вороничей, Немиричей, Горностаев и других владели руднями, поташнями, будами далеко за пределами Киева.

Православное и католическое духовенство Киева в своих руках сосредоточило очепь доходный промысел — мельничное дело. Оно владело мельницами (в основном водяными, реже ветряными) в городе и его окрестностях. Монастырские мельницы были на Днепре, Лыбеди, Сырце. Почайне. Один ветряк находился под Замковой горой и принадлежал Киевскому замку. В районе Сырца на р. Котыре шесть мельниц принадлежали Киевскому католическому монастырю ордена доминиканцев.

Распространенным промыслом киевлян стало варение меда, пива, водки. Обычно небольшие заведения существовали при корчмах. Иногда изготовление и продажа хмельных напитков концентрировались в одних руках (на основе права пропинации). Киевские мещане, согласно многочисленным привилеям, пользовались монопольным правом производства и продажи хмельных папитков. что приносило им заметные прибыли. Это обстоятельство вызывало недовольство киевских шляхтичей, которые часто жаловались в Варшаву, требуя отмены монополии.

Основная масса киевских ремесленников и работников промыслов жила на Подоле. Часть ремесленников находилась в Киевском замке и на принадлежащих ему землях. Они подчинялись непосредственно киевскому воеводе или его наместнику. Много ремесленников находилось в феодальной зависимости от православных и католических монастырей. Софийского собора и отдельных феодалов (светских и духовных). Между ремесленниками различных юрисдикций — магистратской, замковой, бискупской происходила постоянная борьба за сбыт продукции, против повышения налогов, выполнения некоторых видов повинностей и пр. Феодальная и купеческо-ростовщическая верхушка, заинтересованная во внутрисословиых противоречиях, постоянно разжигала между различными ремесленными цехами вражду и конфликты. Так, в 1618 г. между замковыми и магистратскими ремесленниками возник очередной конфликт. Замковые мещане отказались оплатить наравне с магистратскими расходы на содержание войска, направляющегося на помощь польско-шляхетской армии, вторгшейся в Россию. Магистратские мещане писали в суд, что они поплатились «стома полтин свынпни, дватцатма копами сыров и дватцатмя фасками масла, особливе трудком медовым и пивным погодили, поєднали и то все им отдали». Противоречия между городскими верхами прежде всего тяжело отражались на положении трудящихся.

Всех городских ремесленников Украины феодальная Речь Посполитая обязывала вносить налог в государственную казну, сбор которого поручался сборщикам («поборцам»). Однако часто свои функции «поборцы» перепоручали другим лицам или передавали право сбора в аренду. Сборщики-арендаторы злоупотребляли своим положением, наживались за счет ремесленников. Злостные нарушения сборщиков-арендаторов вызвали у киевлян протест. В 1619 г. ремесленники обратились с жалобой к королю Сигизмунду III. Своим письмом от 27 февраля 1619 г. король обязывал «поборцев» собирать налоги с ремесленников только лично, не перепоручая другим лицам. Однако королевские распоряжения не выполнялись. На неоднократные жалобы новый король Владислав IV дал киевским ремесленникам привилей «О даче ремесленникам киевским податей публичных самим комиссаром».

В период средневековья городские жители занимались не только ремеслом, промыслами и торговлей, но все еще оставались тесно связанными с земледелием — огородничеством, садоводством, содержали скот, лошадей, свиней, домашнюю птицу. В Киеве, например, в 1571 г. было 189 огородов. Однако со временем киевские ремесленники все больше отходят от сельскохозяйственных занятий. К середине XVII в. ужо немногие из них владели пахотной землей. Согласно грамоте короля Яна Казимира 1650 г., мещане города Киева, занимавшиеся ремеслами, освобождались от лаповой и шоссейной (дорожной) податей, поскольку они «никаких земель и хлебопашества и хуторов не имели». Это свидетельствует о высокой специализации киевских ремесленников и о широком спросе на их продукцию.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить