Древний и средневековый Киев

Поиск

Искусство.

Возрождение искусства Киева началось, по скупым и отрывочным свидетельствам источников, вскоре после монголо-татарского разорения города. В течение второй половины XIII — первой половины XVI в. на восточнославянских землях нарастало стремление к использованию архитектурных форм домонгольской Руси. Это свидетельствует о желании возродить культуру Древнерусского государства эпохи его независимости и расцвета. Так, в княжение Дмитрия Донского изучались и реставрировались памятники владимиро-суздальского зодчества XII — первой трети XIII в., в частности Успенский собор во Владимире-на-Клязьме.

В Киеве это стремление к восстановлению архитектурных форм XI — начала XIII в. отразилось в реставрации в конце XIV в. собора Михайловского Златоверхого монастыря, а в 1470 г.— Успенского собора Печерской лавры. Эту церковь «разоренную и в запустении бывшую от нашествия злочестивого Батыя чрез долгое время», «украси иконным писанием и обогати златом сребром, и сосуды церковными, но единаче не тако, яко прежде», ибо раньше была «мусия» (мозаика) «не токмо по стенам, но и по земле», замечает Густинская летопись.

В городе возобновляется оригинальное каменное строительство. Недавно археологами иа Подоле, рядом с Боричевым узвозом, обнаружены остатки каменной церкви, датирующейся XIV — началом XV в. Пол сооружении сделан из глазурованных плиток, найдены фрагменты фресковой росписи, что свидетельствует как о высоком уровие монументальной архитектуры в Киеве, так и о сохранении традиций украшения здании фресками, доставшимися в наследие от древнерусской эпохи.

Об уровне развития киевского оборонного зодчества свидетельствует описание городского замка середины XVI в. Эта крупнейшая в Поднепровье крепость, заново построенная в 1542 г. из соснового дерева мастером-фортификатором Иваном Служкой, имела одну прямоугольную и 16 шестигранных башен с бойницами подошвенного, среднего и верхнего боя. С внешней стороны стены и башни были обмазаны толстым слоем глины. На территории замка, наряду с жилыми, служебными и хозяйственными постройками, находились три православных и одна католическая церковь. Разнообразные завершения, шпили церквей и башен, причудливые абрисы крыш домов и складов, башенки теремов и крылец образовывали живописную картину. Побеленные по глиняной обмазке стены создавали впечатление каменных оштукатуренных. Раскинувшийся на высоком холме над Подолом, замок казался современникам грозной твердыней и был композиционным центром города, о чем неоднократно упоминают источники.

Древнерусские традиции продолжались и развивались в киевской скульптуре. До нашего времени дошли три белокаменных рельефа, выполненных для отстроенного в 1470 г. Успенского собора. Эти полихромные рельефы вначале находились на фасаде центральной апсиды собора. Средний представляет собой изображение богородицы Оранты. по сторонам — рельефные фигуры основателей Печерского монастыря Антония и Феодосия. Стиль рельефов, в частности уплощенные формы и обобщенность складок одежды, наводит на мысль,что их исполнитель — «древодел», резчик по дереву. Сохранился и другой рельеф с изображением одной лишь Оранты, стилистически близкий триптиху 1470 г., но выполненный на более высоком профессиональном уровне. Высказывалось предположение, что в иконографическом отношении этот рельеф является повторением мозаичного образа Оранты Успенского собора Печерской лавры. Стройная фигура богоматери с воздетыми руками сделана мастером живой и человечной, в ней чувствуется народное начало. Образ богоматери иа рассматриваемом рельефе более гуманистичен, чем величественное изображение Оранты в мозаике Софийского собора.

Одним из наиболее распространенных видов народного творчества в XIV — первой половине XVI в. были печные изразцы. Первые печи с изразцовым покрытием появились на восточнославянских землях еще в эпоху Киевской Руси. Большое распространение они получили в Киеве со второй половины XIV в.: в городе находят цилиндрические плоскодонные тонкостенные изразцы, выполненные на гончарном круге. Изразцы имели рельефы и красочные изображения, которые, сливаясь, создавали сплошную декоративную картину. На одном из изготовленных в Киеве к XV в. изразцов помещено изображение льва, выполненное в высоком рельефе и отличающееся высоким уровнем мастерства.

Монголо-татарское вторжение нанесло большой ущерб станковой живописи Киева, бывшего ее крупнейшим центром на Руси до 1240 г. Тем не менее есть основания считать, что уцелевшие киевские живописные мастерские не только вскоре продолжали работу, но и оказывали влияние на дальнейшее развитие иконописи восточнославянских земель. После того как монголо-татарские войска вернулись в Поволжье, галицко-волынский князь Даниил Романович, украшая церковь св. Иоанна в любимом им городе Холме, «иконы еже принесе не Кыева». По всей вероятности, эти иконы были заказаны князем в киевской иконописной мастерской.

Киевских икон второй половины XIII — первой половины XVI в. сохранилось мало. К концу XIII в. относится икона «Печерской богоматери» (или «Свенской богоматери»), обнаруженная в Свенском монастыре возле Брянска. По стилистическим признакам она принадлежит к киевской живописной школе. Написанная после монголо-татарского нашествия, она декларирует незыблемость киевских твердынь. В ее фигурах черты иконной каноничности органически переплетаются с необычной для этого жанра индивидуальностью лиц (вместе с богоматерью на этой иконе изображены Антоний и Феодосии).

Известна созданная в XIII в. и находившаяся в Печерском монастыре икона «Игоревской богоматери». Погрудное изображение богородицы с младенцем отличается большой сдержанностью и выражением самоуглубленности. Некоторые искусствоведы относят к киевской живописной школе XV—XVI вв. хранящуюся ныне в Русском музее в Ленинграде икону «Георгий Победоносец» («Чудо Георгия о змие»), отличающуюся высокими художественными достоинствами.

В послемонгольское время сохранялись в Киеве традиции фресковой живописи. Об этом свидетельствуют находки фрагментов фресковой живописи в недавно обнаруженной археологами на киевском Подоле церкви XIV — начала XV в., а также известие о киевском монахе Антонии, который в 1409 г. расписывал Троицкий собор в Пскове.

Киевское искусство книжной миниатюры дошло до нас также в немногих, но высокохудожественных образцах. Известные науке рукописные книги Киева XIII—XV вв. украшены мастерски исполненными заставками. концовками, заглавными буквами, растительными и тератологическими орнаментами. В Киеве в 1285—1299 гг. была переписана и украшена изысканными рисунками византийская «Хроника Георгия Амартола». Главный художник этой книги Прокопий показал себя блестящим рисовальщиком, уверенно компонующим миниатюры, легко справляющимся с ракурсами изображений и свободно передающим динамику сцен, в особенности батальных. Прекрасные образцы живописного книжного оформления видим в Киевском евангелии 1393 г., художник которого связывал орнаментику книги с образами устного народного творчества.

Бесспорной вершиной книжной миниатюры рассматриваемого периода являются иллюстрации уже упоминавшейся Киевской Псалтири 1397 г. В процессе создания этой книги вначале был написан текст, а затем уже исполнены миниатюры. Псалтирь иллюстрировали два мастера. Первый, которому принадлежит преобладающее большинство рисунков, был выдающимся художником своего времени. Второй, во многом уступавший первому, имел вполне добротную профессиональную подготовку, и выполненные им миниатюры не портят впечатления от основного массива иллюстраций, принадлежащих кисти главного мастера. Хотя при иллюстрировании книг религиозного содермного значила давняя традиция и художник должен был исполнять рисунки по каноническим образцам, миниатюристы Киевской Псалтири 1397 г., и прежде всего главный мастер, были ие копиистами, а творцами, умевшими выходить за рамки традиционных сюжетов и приемов. Они создали высокохудожественные миниатюры, отмеченные свободным владением кистью и утонченным вкусом. В иллюстрациях Псалтири с поражающей современного человека ясностью воплощено понимание этой философски сложной книги читателем, бывшим в данном случае и ее иллюстратором.

Иллюстраторы Псалтири 1397 г. с большим мастерством и любовью рисовали не только людей, но и животных: медведей, лошадей, быков, овец, коз, разных птиц. Они прекрасно передают движение, уверенно создают многофигурные композиции, в частности батальные сцены. Киевские художники не просто комментируют текст своими рисунками, а поэтизируют изображаемое, подымая его до символических, глубоко философских образов. Искусство миниатюристов Псалтири 1397 г. было оптимистическим, они любили жизнь И воспевали ее красоту.

Постепенно развивалась музыкальная культура Киева. В его церквах и монастырях продолжало звучать традиционное церковное пение, но народные массы уже не удовлетворялись им и создавали на основе творческого освоения наследия Древней Руси новые музыкальные жанры, исторические песни и думы. Авторами их мелодий, так же как и текстов, были народные певцы — кобзари. Трудящееся население города любило хоровое пение a capella (без музыкального сопровождения). В песенном жанре выделялись лирические, сатирические и шуточные песни. Их хоровое исполнение благотворно влияло на развитие народного многоголосного пения.

Культура Киева, как и других русских городов, после монголо-татарского нашествия развивалась на основе общего для русского, украинского и белорусского народов древнерусского культурного наследия. Недаром вторая половина XIV — первая половина XVI в., когда обозначился экономический и культурный подъем на восточнославянских землях, отмечены повышенным интересом к истории и культуре Древней Руси. Возрождение и дальнейшее развитие культуры Киева происходило в плодотворных взаимосвязях и взаимовлияниях с культурой Москвы, Новгорода, Владимира-на-Клязьме, Полоцка, Галича и других русских, украинских и белорусских городов. Это делало культурную жизнь Киева особепно стойкой и позволило ей успешно противостоять наступлению татарских, а затем и литовских феодалов. Киев стал одним из центров складывавшейся в XIV—XVI вв. культуры украинской народности.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить