Древний и средневековый Киев

Поиск

Обострение социальных противоречии в Киеве.

В период литовского господства Киев находился в фокусе событий освободительной борьбы украинского народа против власти литовских и польских феодалов, социального и национального гнета. Освободительное движение черпало силы в массах трудящихся, наиболее страдавших от иноземного гнета и притеснений господствовавших в Киеве торгово-ремесленной верхушки и местных феодалов.

Доведенные до отчаяния трудящиеся Киева неоднократно обращались к великому князю литовскому с жалобами, содержавшими пространные перечни «кривд и тяжкостей всяких и новин» и разнообразных «утисков» городского уряда, «драпежств» и «лупежств» воеводских «служебников» и господарских (великокняжеских) урядников. Сохранилась жалоба киевских мещан 1503 г. великому князю на воеводу Дмитрия Путятича, требовавшего от них выполнения разнообразных повинностей, в том числе и тех, от которых освобождали их великокняжеские привилеи. Киевляне жаловались на воеводу Андрея Немирича, который не только нарушал магдебургское право, но и поощрял прямой грабеж жителей воеводскими урядниками. В 1556 г. население обратилось к великому князю литовскому с жалобой на воеводу Ходкевича, который завышал размеры торговых налогов.

Однако ответные великокняжеские грамоты не разрешали конфликтов между горожанами и воеводами. Как правило, они подтверждали право последних на «воеводины доходы»и требовали от киевлян отчета перед воеводой о городских финансах. Столь же безрезультатны были и попытки мещан прекратить злоупотребления воевод в области суда. Воеводы продолжали привлекать киевлян к своему «присуду», несмотря на грозные напоминания в великокняжеских грамотах о том, что ни они, ни их урядники «не мають судити и рядити мещан, кроме войт, бурмистры и радцы». Более того, случалось, что воеводы самих членов киевского магистрата, бурмистров и радцев, «до везенья (в тюрьму) сажали».

Протест мещан против злоупотреблений воеводской власти в Киеве и засилья феодалов выражался не только в жалобах. Бедные ремесленники и городские низы часто отказывались выполнять повинности в пользу городских властей. В конце XV в. одной из наиболее распространенных форм классового протеста стали побеги, часто сопровождавшиеся переходом в казачество.

Летом киевские казаки направлялись в низовья Днепра, где занимались уходничеством, а зимой возвращались в Киев. Считая присутствие вольнолюбивого казачества нежелательным в городе, воевода и войт запрещали им жить в его пределах, «абы от оных казаков своволенства не становило». Поэтому казаки строили свои простейшие, как на Запорожье, жилища — курени за городом на свободных городских землях. Район этот и по сей день называется Куреневкой. Казаки активно поддерживали борьбу киевлян с местной администрацией, принимали участие в политической жизни города, пополняли ряды участников освободительного движения.

Источники сохранили скудные сведения о ходе классовой борьбы в Киеве в период литовского господства. Однако есть основания считать, что с течением времени она становилась все более целеустремленной. Примером тому может служить выступление трудящихся Киева против «темного закона» в конце XV в. В соответствии с этой «новиной», введенной в Киеве воеводской администрацией под предлогом защиты деревянных строений города от пожаров, с горожан, отваживавшихся освещать свои дома вечером, взимался в пользу воеводы огромный штраф — 12 коп грошей. Эта «новина» особенно чувствительно ударила по киевским ремесленникам, трудившимся значительно дольше светового дня. В результате организованного выступления горожане одержали победу в конфликте с воеводой. Великокняжеская уставная грамота 1494 г. упразднила «темный закон». Надзор за пожарной безопасностью был возложен на городского войта. Лишь «в корчомных домах не казали с огнем в ночи пити, и то лете, коли ночи малы».

Ф. Энгельс отмечал, что при феодализме социальные движения, как правило, принимали религиозный характер. Это подтверждается, писал Энгельс, «всей... историей средних веков, знавших только одну форму идеологии: религию и теологию». Это положение подтверждается, в частности, историей антифеодального и освободительного движения против господства литовских и польских феодалов на Украине. Одним из его лозунгов была свобода вероисповедания. Объясняется это тем, что национальный гнет на Украине осуществлялся прежде всего в форме религиозных притеснений. Важнейшим условием польско-литовской унии первоначально, по Кревскому акту, было повсеместное введение католической веры в качестве государственной и единственной на всей территории Великого княжества Литовского, включая и украинские земли. Мри этом допускалось насильственное обращение православных («схизматиков») в католичество. С течением времени религиозные притеснения становились все более ощутимыми и направлялись не только против широких масс трудящихся, но и имущих слоев украинского общества, даже феодалов и духовенства. Поэтому церковный вопрос на украинских землях, входивших в состав Великого княжества Литовского, имел общественно-политическое значение. Защита православной церкви от наступления католицизма была связана с борьбой украинского народа против власти литовских и польских феодалов, государственного поглощения украинских земель католической Польшей, за сохранение своей культуры.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить