Древний и средневековый Киев

Поиск

Городская администрация и магдебургское право.

Источники, отражающие историю Киева после Ватыева нашествия, из представителей городской администрации называют тысяцкого, который принимал в городе Плано Карпини и его спутников. Однако он уже не являлся военачальником, как тысяцкий Дмитрий, которого оставил в городе галицко-волынский князь Даниил Романович с поручением «объдержати против... татаров» город. По-видимому, Карпини назвал тысяцким Дмитрия Ейковича, наместника владимиро-суздальского князя, встречавшего Даниила Галицкого в Киеве в 1245 г. на его пути в Орду. Наместники управляли городом под контролем баскаков. С восстановлением княжеского ирав ления (не позже 1331 г.) эти функции перешли к князю.

После включения Киева в состав Великого княжества Литовского ио мере развития городской жизни управление Киевом усложняется. В Киеве при князе размещались вооруженные силы. Внешнеполитической их функцией была защита княжества от нападений ордынцев. Но главная их задача состояла в укреплении власти феодальной верхушки над трудящимся населением. Возглавлявший их воевода представлял князя в управлении городом. После ликвидации княжеств все нити городского управления сосредоточились в руках наместника великого князя, а с 1471 г.— в руках воеводы.

Городское управление Киева до конца XV в. не претерпело радикальных изменений в своем развитии. Уставная грамота киевским мещанам 1494 г. великого князя литовского Александра, например, подтверждает нормы городской жизни «как были за великого князя Витовта». Кроме воеводы, представлявшего в городе верховную великокняжескую власть, упомянутая грамота называет осмника: «мает осмник мыта своего на торгу смотрети». Есть основания полагать, что до введения самоуправления по магдебургскому праву осмник являлся помощником воеводы, осуществлявшим надзор за порядком в городе, а также правосудие. Тюрьма, согласно грамоте 1494 г., пребывала в распоряжении воеводы: «а нятцов (заключенных.— Авт.) ... сажати... воеводе в казнь нашу городскую».

Проводя меры по государственной централизации, великокняжеская власть стремилась опереться на города. С этой целью между 1494 и 1497 гг. Киеву, крупнейшему городу входившей в княжество части Украины, грамотой великого князя Александра было предоставлено самоуправление по магдебургскому праву. Привилей на магдебургское право одновременно освобождал горожан «от прав полских и литовских и руских», а также «от всякого права и моци и от насилья всих подданых наших великого князства Литовского, от воевод и от судей и от всих посполите врядников наших».

Члены органов городского самоуправления, войт, бурмистры и радцы, избирались из среды зажиточных киевлян. Войтом, главой городского «вряда», утверждался королем один из четырех предложенных горожанами кандидатов, «людей добрых, годных», то есть наиболее подходящий государственной власти. Главой городского суда грамота на магдебургское право провозглашала войта. Судебные его прерогативы определялись в этой грамоте достаточно широко: «о делех великих и о малых, и о злодейства, и о розлитя крови, и о мужабойство, и о пожоги, и о втятье члонков». В руках войта, по грамоте, сосредоточивалась и карающая власть: имел он «суполную моц судити и осудити, карати и стинати и на кол бити и топити». Несмотря на то что грамотой на магдебургское право в судебном отношении войт ставился в непосредственную зависимость от великого князя, в дела городского суда постоянно вмешивались представители воеводской администрации. На часть населения Киева, не относившуюся к сословию горожан, магдебургское право не распространялось вообще. «Господарских» мещан, пребывавших под юрисдикцией замка, судил замковый суд во главе с воеводой, а находившихся в зависимости от феодалов, в том числе и духовных, в частности монастырей,— их господа. Некоторые судебные функции (разбирательство по «татьбе» (воровству) и др.) и после дарования городу магдебургского права по-прежнему сохранял упоминавшийся уже осмник, который, как и раньше, оставался одним из ближайших помощников воеводы в городском управлении. «Осмник остается воеводиным», читаем в королевской грамоте 1499 г., и это означало, что воевода сохранял право «вряд» осмника «даивать слугам своим».

Судебной властью были облечены и тиуны, главной обязанностью которых являлся надзор за выполнением киевлянами повинностей, связанных с проездом через город великокняжеских, королевских и ханских послов: «Ста цее ю под и и мати и подводы под них давати, и коней и скарбов пословых стеречи, и в Орду с нашими послы ходити и коней своих под них давати и под воеводнны гонцы подводы давати» и т. п. Лишь в 1503 г. королевской грамотой киевляне освобождались от этих обременительных повинностей в связи с «великим впадом» города из-за набегов орд крымских феодалов. Одновременно грамота «с тивунских рук их выняла». По-видимому, это «вынятие» не всегда соблюдалось воеводами, так как в 1514 г. киевляне добивались от короля подтверждения привилея 1503 г. об освобождении «от судов и от всяких пошлин тивунов киевских».

Неоднократным подтверждением магдебургского права правительство рассчитывало не только привлечь на свою сторону бюргерство, но и усилить влияние великокняжеской власти на население города через ее ставленника — войта. В грамоте 1544 г., подтвердившей Киеву магдебургское право, более четко была определена компетенция власти войта в городе. По грамоте, в руках войта сосредоточивалась власть над городским ремесленным населением — «кравцами, ковалями, цирулниками, золотарями, лучниками, стрелниками, кушнерами, шевцами и ин ными всеми ремесленниками, в Киеве... живучими». Однако фактически литовское правительство продолжало через воевод активно вмешиваться в его жизнь.

Примечательно, что войты руководили городской общиной еще до дарования Киеву магдебургского права. Войт упоминается, например, в уставной грамоте киевским мещанам великого князя Александра 1494 г. Грамота же Александра повторяла содержание подобной грамоты Казимира, еще более ранней. Органы городского самоуправления являлись, по-видимому, продуктом естественного развития городской общины, и магдебургское право лишь узаконило их деятельность.

Грамоты на магдебургское право определяли круг главных обязанностей мещан. В их число входили следующие: «сторожю в поле мети от татар кождого часу подле давного обычая», «в погоню за татары... конне а збройне... как на войну» ходить, «на замку нашем кіевском мают они в ночи стеречи и кликати». Причем в борьбе против набегов кочевников принимали участие горожане, имевшие коней, пешие же служили в обороне города при замке.

Право на самоуправление, дарованное Киеву Александром в конце XV в., являлось ограниченным и не соответствовало нормам магдебургского в полном объеме. Об этом свидетельствует текст грамоты 1514 г. Сигизмунда. В ней сказано, что, представив текст грамоты Александра, киевляне заявили, что «его милость (Александр) ...в некоторых речах многих того права не хотел им держати». Лишь грамотой 1514 г. киевлянам было даровано более полное магдебургское право. Нет сомнений, однако, что даже и официально признанное, оно постоянно нарушалось. Свидетельством тому являются не только многочисленные жалобы киевлян, но и грамота киевского воеводы Андрея Немирича, которой лишь в 1518 г. официально признано за киевлянами право на самоуправление: «не мней, як у прывильях им выписано и как их право майдеборское несет».

Многократно подтверждавшееся право киевского мещанства на самоуправление попиралось государственной властью и прежде всего киевскими воеводами и в дальнейшем. В этом проявлялось внутреннее противоречие великокняжеской политики по отношению к Киеву. Стремясь опереться на город в борьбе с местными феодалами и освободительным движением, великий князь провозглашал готовность пойти горожанам на уступки. Подобные же уступки означали сужение компетенции воеводской власти, представлявшей в Киеве власть государственную. Поэтому самоуправление по магдебургскому праву носило в Киеве половинчатый характер, особенно в сфере политической.

Однако и в таком урезанном виде магдебургское право содействовало хозяйственному развитию города. От экономических привилегий, дарованных городу магдебургским правом, выиграла бюргерская часть его населения, ставшая союзницей великокняжеской власти. Таким образом, великокняжеская власть достигла своей политической цели. Получив самоуправление, бюргеры обрели более широкие возможности эксплуатации простого городского люда. Магдебургское право принесло трудящимся Киева усиление классового гнета.

Важным политическим последствием ордынского ига явилось замедление начавшегося накануне нашествия процесса консолидации русских земель и углубление их феодальной раздробленности. Новая эпоха в истории Юго-Западной Руси и, в частности, Киева наступила с распространением на эти земли власти литовских феодалов. После 120 лет безраздельного господства в Киеве ордынцев город в 1363 г. вошел в состав Великого княжества Литовского. В новом политическом положении возросла роль Киева как экономического, идеологического и культурного центра украинских земель. Это было связано и с общим хозяйственным подъемом, наступившим во второй половине XIV в. на восточно-славянских землях в условиях ослабления их зависимости от ордынских феодалов. Возвышение Киева в качестве центра обширного Киевского княжества, занимавшего важное внешнеполитическое положение, способствовало дальнейшей консолидации украинских земель, что имело особенное значение в условиях формирования украинской народности.

Главным направлением великокняжеской политики на украинских землях было укрепление власти литовских феодалов. Уже в конце XIV в. литовское правительство начало ликвидацию на Украине удельных княжеств. Киев был низведен им до положения воеводского центра. Оно предпринимало настойчивые меры к отделению киевской православной митрополии от московской и заключению унии православной церкви с католической, а также активно содействовало распространению влияния католической церкви. Это вызывало недовольство в широких слоях украинского общества, особенно в его угнетенных массах, страдавших от все усиливавшегося социального гнета. И несмотря на то что великокняжеское правительство стремилось превратить Киев в оплот своей власти на Украине, в городе из года в год обострялись социальные противоречия. Широкие слои населения Киева вовлекались в открытую борьбу против иноземного господства.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить