Древний и средневековый Киев

Поиск

Киевский замок.

Жизнь в Киеве постепенно оживляется ко второй половине XIV в. Это связано с общим хозяйственным подъемом, наступившим тогда на восточнославянских землях, повышением товарности сельскохозяйственного и ремесленного производства, развитием торговли. Потребность в обороне стимулировала строительство городских укреплений. На горе, названной впоследствии Замковая, был сооружен замок, ставший местом пребывания литовских наместников и воевод. Одна из литовских летописей сообщает, что Витовт «нача созидати грады (замки) многи, заруби Киев» Дата события не установлена, но, исходя из общеполитической обстановки, его следует отнести к концу XIV в.

По всей вероятности, киевский замок с самого начала его существования был прочной твердыней. В 1416 г. большое золотоордынское войско во главе с ханом Эдигеем сожгло Печерский монастырь и разграбило город, «яко оттоле Киев погуби красоту свою и даже доселе уже не может быть таков; но единого замку не може взяти в Киеве Едика». Это сообщение Густинской летописи свидетельствует также о том, что Киев к началу XV в. в значительной мере залечил раны, нанесенные монголо-татарским завоеванием, и был большим и красивым городом.

Киевский замок впервые упомянут венецианским послом в Персии Амброджо Контарини в пространных записках, содержащих интересное описание и самого Киева. 1 мая 1474 г., отмечает Контарини, «приехали в город, именуемый Киевом». Правитель города предоставил венецианскому послу «жилище, которое находилось в городе; он же остался в замке, где была его резиденция. Замок построен целиком из дерева». Следует отметить, что сооружение долго оставалось деревянным. Написавший в начале XVI в. «Трактат о двух Сарматиях» профессор Краковского университета Матвей Меховский, широко пользовавшийся рассказами очевидцев, упоминал о замке: «В наше время на горе... у литовцев, владеющих той местностью, имеется большое укрепление, выстроенное из дубовых бревен». Таким же оставался замок и в последующие годы XVI в. Уже поэтому он время от времени нуждался в ремонте.

Около 1480 г. по велению великого литовского князя Казимира были посланы люди из Поднепровских волостей «оправлять» киевский замок. Укрепленная ими крепость была в 1482 г. разрушена ордой крымских татар во главе с Менгли-Гиреем. Между тем этот замок имел большое значение в деле обороны не только Киевской земли, но и всей юго-восточной окраины Великого княжества Литовского, о чем неоднократно свидетельствуют источники. Обращаясь в начале XVI в. к великому князю Сигизмунду I, рада княжества назвала замок Киева «воротами всего панства (государства) вашое милости».

Поэтому вскоре после нашествия орды Менгли-Гирея правительство Великого княжества Литовского предприняло активные меры к восстановлению киевского замка. В город был послан воевода Трок (древняя столица Литвы (Богдан Андрушкович с целой армией работных людей, собранных со всего княжества. Тогда в Киеве, как отмечается в документах тех лет, «скопилось 20 тыс. топоров» из Поднепровских и Задвинских волостей и около 40 тыс. войска для охраны работающих. Замок быстро восстановили, но он не был «добре зароблен и поставлен так, яко бы мело быть». В связи с этим во второй половине 80-х гг. XV в. власти вновь собрали огромное количество людей для укрепления замка в Киеве. По мнению современников, замок на этот раз был «добре зароблен и на месте поставлен». Тем не менее через 10 лет его вновь пришлось «оправлять» усилиями населения Киевской и некоторых других близлежащих земель.

Необходимость ремонта городского замка в среднем раз в десять лет проистекала прежде всего из недолговечности материала: сосновых бревен, брусьев и досок. К тому же строители часто работали в спешке и небрежно, отчего замок редко был «дбале роблен». Проводимые время от времени правительственные ревизии обнаруживали явные следы недосмотров и злоупотребления лиц, руководивших возведением или реставрацией крепости: в одном месте «ямы покопаны», вследствие чего шатаются стены, в другом — «каплет», потому что нет «покрытья», и пр.

По всей вероятности, замок со времени его сооружения в конце XIV в. имел традиционные план и архитектуру. В пользу подобного предположения свидетельствует история других оборонительных сооружений на восточнославянских землях, известных по документам своего времени. Поэтому общее представление о киевской крепости XIV — XV вв. можно составить по его описанию (люстрации) 1552 г. Киевский Замок занимал тогда плато на вершине горы. Его стены были срублены из толстых бревен. Они делились на 133 «городни» (срубы, забитые внутри землей). Крепость имела 16 шестиугольных трехэтажных башен, две из них были «воротными» (в них помещались ворота). Внутри замка сгрудились многочисленные постройки: прежде всего, дом воеводы, который жил там, по свидетельству Контарини, уже в 1474 г. В замке находились также дом ротмистра, командовавшего гарнизоном, и 30 домов солдат, 3 православные церкви и одна католическая. Кроме того, члены городского магистрата и знатные в целях безопасности также имели дома в замке. На крепостной площади располагались колодец глубиной в 30 сажен, арсенал, склады, кухня, баня и другие хозяйственные постройки. В специальном сооружении (шопе) содержалась крепостная артиллерия, состоявшая в 1545 г. пз 17 пушек и около 100 гаковниц. На одной из башеп находились городские часы — предмет гордости киевлян.

Киевские князья конца XIV— XV вв. не жили в городском замке. Они имели свой замок, расположенный на левом берегу Днепра, против Подола, ниже впадения Десны в Днепр. Там, в частности, обитал княживший в Киеве в 1455—1470 гг. Семен Олелькович. Этот замок был построен на месте упоминаемого в Галицко-Волыпской летописи «Песочного городка», из которого хан Менгу любовался Киевом. Киевский замок был местом пребывания воеводы.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить