Древний и средневековый Киев

Поиск

Ущерб, нанесенный Киеву золотоордынским владычеством.

Разрушение производительных сил на Руси, уничтожение населения, установление изнурительного господства ордынцев оказали тормозящее влияние на экономическое, политическое и культурное развитие восточнославянских земель.

Тяжкие последствия вторжения кочевников для стран с оседлым населением во времена феодальной раздробленности отмечали К. Маркс и Ф. Энгельс: «...Достаточно простых случайностей, вроде вторжений варварских народов или даже обыкновенных войн, чтобы довести какую-нибудь страну с развитыми производительными силами и потребностями до необходимости начинать все сначала». Как нельзя точнее это относится и к Киевской Руси, подвергшейся разорению монголо-татарскими захватчиками.

Иностранное завоевание надолго искусственно задержало экономический прогресс русских земель, в том числе и южных. Господство монголо-татарских ханов законсервировало натуральный характер хозяйства, препятствовало становлению товарно-денежных отношений. Одним из наиболее отрицательных последствий вражеского вторжения и владычества было ослабление русских городов и среди них Киева. Ведь в эпоху феодализма одним из показателей общественного прогресса было развитие городов, поскольку, чем больше углублялось общественное разделение труда, тем явственнее отделялся город от деревни, а горожане все отчетливее делались «классом, который олицетворял собой дальнейшее развитие производства и торговых сношений, образования, социальных и политических учреждений». Почти все подвергшиеся нашествию кочевников русские городские центры были разрушены, а ремесленники захвачены в плен. Вследствие этого города лишились главного средства восстановления экономической жизни — ремесленного производства.

Господство ордынцев подорвало в своей основе товарное производство и товарное обращение, носителями которых были города. Процессы товарного обращения и накопления денег, под действием которых в ряде европейских стран в XIV—XV вв. начала разлагаться феодальная система, протекали на Гуси чрезвычайно замедленно. Надолго задержалось возобновление чеканки местной монеты, вследствие чего затянулся «безмонетный» период истории русского рынка, отрицательно сказавшийся на оживлении товарного и денежного обращения.

Установив режим массового террора, орудием которого были грабежи и систематические убийства, захватчики подрывали ту экономическую основу, на которой зиждилось развитие феодальных городов,— сельское хозяйство. Ведь основным и обязательным фактором рождения и подъема древнерусского средневекового города было развитое для своего времени сельское хозяйство, а сами города в абсолютном большинстве представляли центры тяготевшей к ним сельскохозяйственной округи. Поэтому, разоряя набегами и непосильными поборами деревню, ханы и их баскаки подрывали экономический фундамент развития русских городов, тормозили общественное разделение труда, пресекали связи города с деревней. Все это наглядно подтверждается примером Киева.

Особенно ощутимым был удар, нанесенный захватчиками киевскому ремеслу. К концу 30-х гг. XIII в. ремесленное производство Киева, как и других крупных древнерусских городов, достигло наиболее высокого технического и художественного уровня. Во многих художественных ремеслах, в технике зерни и скани, перегородчатых эмалей, изготовлении сложных ремесленных форм киевские мастера опередили западноевропейских. Но завоеватели растоптали эту цветущую культуру в момент ее наивысшего подъема.

Взяв штурмом Киев, захватчики уничтожили часть ремесленников, с оружием в руках защищавших родной город, а оставшихся в живых угнали с собой. Плано Карпшш с сочувствием описывает страдания ремесленников, вынужденных следовать за ордынскими полчищами: «Мы видели также, что иные от сильной стужи теряли пальцы на ногах и руках; слышали мы также, что другие умирали (от холода»). Большинство киевских ремесленников, таким образом, погибло. Были разрушены дома и мастерские, разграблены сырье и инструменты. Все это крайне отрицательно отразилось на киевском ремесленном производстве.

Снизилась или даже вовсе забылась техника сложных операций, ремесло огрубело и опростилось. Сузился ассортимент изделий. Так, на Руси совершенно прекратилось производство стеклянных браслетов, мастерские по выделыванию которых были сосредоточены в Киеве. Точно так же не встречаются более в археологических слоях послемонгольского времени сердоликовые, зернение и золото-стеклянные бусы, привески, амулеты и другие предметы киевского изготовления. После 1240 г. исчезают из употребления мелкие формы керамики (черпала, коргажцы, светильники), характерные для киевского гончарного дела древнерусского времени.

Особенно тяжело отразилось разорение Киева на развитии ювелирного дела. Ни одно из художественных ремесел Древнерусского государства не нуждалось в столь совершенном мастерстве, вкусе, передающемся из поколения в поколение опыте, как искусство знаменитых на весь мир киевских перегородчатых эмалей. Ни один из уцелевших от татарского разгрома русских городов, даже Новгород Великий, не владел, очевидно, секретом изготовления столь совершенных предметов с перегородчатой эмалью, поскольку после нашествия кочевников на Киев их производство совершенно прекратилось.

Произведенные в последние годы и месяцы перед кочевническим нападением на Киев ремесленные изделия уже после разорения врагом древнерусской столицы широко распространились как на русских землях, так и за их пределами. Речь идет о крестах-складнях киевской работы, обнаруженных археологами в Поволжье, междуречье Прута и Днестра, на Северном Кавказе, литых иконках и змеевиках, которые найдены на берегах Волги. Русские ремесленные изделия киевского происхождения не только XIII, но и предыдущего XII в. особенно часто встречаются в Поволжье. Часть их стала добычей грабителей, другая могла попасть в районы их главных кочевий с пленными русскими.

Даже после уропа, нанесенного монголо-татарским вторжением и владычеством, киевское ремесло продолжало оказывать влияние на ремесленное производство других русских городов и земель, а изделия киевских мастеров оставались высокими образцами для подражания. Так, в Северо-Восточной Руси второй половины XIII—XIV в. были распространены литые кресты-энколпионы, сделанные по образцу киевских, более того — энколпионы начала XIII в. из Киева использовались для изготовления форм, чтобы делать новые отливки. Эти изделия много утратили в сравнении с киевскими энколпионами домонгольского времени, в частности, тонко вырезанная киевскими мастерами легенда на северорусских крестах почти неразборчива. То же самое можно сказать о змеевиках-оберегах, изготавливавшихся во многих русских городах после монголо-татарского разорения. Они также отливались в формах, сделанных путем воспроизведения гораздо более художественных предметов из Киева XII — первой трети XIII в. Подобное «преклонение перед образцами, доставшимися в наследство от домонгольской Руси, и их механическое воспроизведение в XIII—XIV вв. может свидетельствовать о некотором упадке мастерства резьбы в первое время после нашествия монголов».

Конечно, русские ювелиры и масстера других специальностей не ограничивались одним лишь копированием старых форм. Но и в оригинальных изделиях послемонгольского времени, исполненных как в Киеве, так и в других русских городах, южных, западных и северных, ощущается влияние блестящего киевского художественного ремесла XI — первого 40-летия XIII в.

До нашего времени дошло немного памятников киевского ювелирного искусства второй половины XIII — начала XIV в., и все же можно отметить, что культурные и экономические связи между южными и северными русскими землями не были нарушены «батыевым погромом»: однотипные изделия встречаются и в Киеве, и в городах Северо-Восточной Руси. Это еще раз свидетельствует о прочности контактов между вступившими в эпоху формирования русской и украинской народностями, о крепости их общей этнической основы, преемственности их развития от древнерусской народности Киевской Руси.

Киевское ремесленное производство, понеся тяжелый урон от монголо-татарского нашествия, сумело выжить. В возрождавшемся Киеве работали ремесленники все тех же основных специальностей, которые существовали до 1240 г. Они производили орудия труда, домашнюю утварь, посуду, оружие, одежду, обувь, строили дома, возводили оборонительные сооружения. Население города медленно, но неуклонно возрастало за счет беглых крестьян и ремесленников, приходивших из других русских земель и городов.

Вторжение кочевников крайне отрицательно сказалось на общественно-политическом статусе русских городов. Оно надолго задержало развитие общественно-политических отношений в Киеве и было одной из главнейших причин, обусловивших длительную консервацию наиболее отсталых форм феодального строя. Золотоордынские ханы и их наместники препятствовали фортификации городов, столь необходимой для обеспечения нормальной городской жизни и защиты ремесленно-торгового населения. Они нанесли непоправимый удар древнему вечевому строю. Киевское вече вообще прекратило свое существование. Ослабленные таким образом города не могли оказывать должного сопротивления крупным феодалам и составить опору центральной власти в борьбе за преодоление раздробленности.

Нашествие тяжелейшим образом отразилось на архитектуре, станковой и монументальной живописи, миниатюре, художественных ремеслах, литературе. Киев, один из древнейших очагов русской культуры, пострадал не только от нашествия полчищ кочевников, но и во времена последующих частых набегов татарских феодалов, стиравших с лица земли дворцы и храмы, дома киевлян, уничтожавших памятники живописи и скульптуры, ценнейшие книжные собрания. Губительные последствия вражеского вторжения и установления затем иноземного господства отрицательно сказались на развитии образования. Беднеет летописное дело, уменьшается количество образованных писателей, создается меньше литературных произведений.

Однако русский народ не только выстоял, но и приумножил свою культуру. Он восстановил старые и построил новые города, развивал производительные силы. Постепенно набирали силу ремесла и торговля, прогрессировали этнические процессы.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить