Поиск

Прикладное искусство и скульптура. В X—XIII вв.

Киев являлся крупнейшим центром древнерусского ремесла. Археологическими раскопками обнаружены многочисленные ремесленные мастерские по обработке кости, камня, стекла, изготовлению керамических и ювелирных изделий. Изделия киевской ювелирной продукции хорошо известны более чем из 60 кладов, обнаруженных на территории города. Изучение ювелирных вещей раннего времени свидетельствует, что их символическая орнаментация во многом отражала аграрное мировоззрение славянских племен, занимавшихся хлебопашеством. Часто это были не просто украшения, а амулеты-обереги с определенными охранительными функциями, «защищавшими» владельца от злых сил природы. Подобное значение имели орнаменты не только на художественных предметах из драгоценных металлов, а и на изделиях бытового назначения. Получили распространение стилизованные изображения солнца в виде круга с пересекающимися линиями, лунниц, древа жизни, птиц, воды волнообразной линией и др. Изображения птиц-сиринов, фантастических грифонов и других охранительных символов, переплетенные растительным орнаментом из стеблей, листьев и цветов, создавали сложные декоративные композиции.

С проникновением в повседневную жизнь Древней Руси христианства с его символикой все больше заметным становится появление наряду со старыми новых мотивов в орнаментации изделий прикладного искусства. Охранительные функции сиринов, древа жизни, грифонов начинают уступать место изображениям христианских святых. Это, видимо, можно объяснить стремлением представителей феодальной верхушки, являвшихся главными заказчиками дорогих ювелирных изделий, подражать законодательнице мод того времени — Византии. Но и в этот период развития древнерусского искусства близость его к народному творчеству проявлялась в жизнеутверждающем понимании красоты. По мнению исследователей, в прикладном искусстве это нашло отражение в увлечении растительной орнаментацией, обильно обрамлявшей сюжетные изображения на многих изделиях художественного ремесла.

О произведениях киевского прикладного искусства наиболее полное представление дают ювелирные изделия из драгоценных металлов. Киевские ювелиры знали многочисленные технические приемы обработки цветных металлов: зернь, скань, чернь, художественное литье и чеканку, инкрустацию и, наконец, перегородчатые эмали.

Большое распространение на Руси и в Киеве получили серебряные изделия, украшенные чернью, — черной пастой, напоминавшей эмаль. В этой технике изготовлялись многочисленные вещи: перстни, кресты-энколпионы, браслеты, чары, кубки, свадебные сережки — колты и др. Применение черни на Руси в разное время имело свои особенности. В изделиях раннего времени фон сплошь покрывался чернью, а изображение оставалось светлым. В XII в. получила распространение техника контурной черни, при которой рисунок наводился черной линией, а фон золотился или оставался открытым. Среди черненых серебряных произведений ювелирного искусства XII в. из Киева особо стоит отметить широкие пластинчатые браслеты, довольно часто украшавшиеся интересными сюжетными изображениями. Так, на одном из таких браслетов, состоящем из двух створок, изображены в арочках в центре — геральдический орел, справа — воин с мечем и щитом в руках, слева — дракон с птицеобразным туловищем, спрятавшим голову под крыло. На другой створке в средней арочке также изображен орел с нимбом вокруг головы, справа от него — гусляр в колпаке, перебирающий струны гуслей, слева — танцовщик, или танцовщица, танцующая с опущенными руками. Изображение находит прямую аналогию в известной миниатюре Радзивилловской летописи «Пляски восточнославянских племен». Сюжет, изображенный на браслете, относится к придворно-развлекательному жанру. На других подобных браслетах изображения относятся к обрядно-бытовому или же к обрядно-эпическому жанру. Функциональное назначение пластинчатых браслетов-наручей тесно связано с праздничной одеждой феодальной знати.

Чрезвычайно высокого мастерства достигли киевские ювелиры в изготовлении различных изделий, украшенных эмалями. Особой славой на Руси и за ее пределами пользовались перегородчатые эмали, которыми украшались золотые и серебряные изделия самого высокого класса. К таким вещам относятся: кол ты, княжеские диадемы, рясны (парные цепи), подвески, нашивные бляшки одежды, бармы, образки, кресты-энколпионы, медальоны, иконки (дробницы) и др.

Техника перегородчатой эмали очень сложна. Она заключалась в том, что изображение с помощью перегородок разделялось на ячейки, которые затем заполнялись разноцветными эмалями. Первичными элементами орнаментальных мотивов эмалей являлись крин (трилистник)
и фигура, называемая городком. Излюбленными цветами киевских эмальеров были: синий, красный, белый и — как дополнительный — зеленый, несколько позже появляются желтый и оттенки синего. В XI в. в Киеве уже существовали эмальерные мастерские, из которых выходили очень совершенные изделия, украшенные перегородчатыми эмалями. Недаром Теофил из Падеборна (Германия) особо отмечал успехи Руси в этой области художественного ремесла.

Эмальерные мастерские известны по археологическим раскопкам в Киеве. Две из них еще в 1913 г. обнаружил В. В. Хвойка неподалеку от Десятинной церкви.

В настоящее время из Киева и Киевщины известны свыше 100 предметов с перегородчатой эмалью, обнаруженных в кладах и во время археологических раскопок. Значительное место среди этих изделий занимают колты — части головного женского древнерусского убора. Они представляют собой два круглых соединенных между собой золотых щитка, украшенных эмалью. В верхней части имеется овальный вырез и дужка для прикрепления колта к цепи. В некоторых наиболее изысканных экземплярах колты по краю украшены рядом жемчужин. Наиболее частым мотивом орнаментации на колтах является изображение двух птиц-сиринов с женскими головками и крином в центре, древом жизни, погрудными изображениями святых.

К женскому головному убору относятся также и цепи-рясны, к которым подвешивались колты. Рясны довольно часто встречаются среди археологических находок. Они представляют собой золотые круглые бляшки, украшенные перегородчатой эмалью и соединенные между собой шарнирами. Иногда рясны имеют не круглую, а квадрифольную форму. Обычно на ряснах изображены птицы, миндалевидные небольшие фигуры, стилизованные деревья, орлы, крины, городки.

Уникальными изделиями ювелирного искусства XII в. являются княжеские диадемы, вышедшие из киевских эмальерных мастерских. Одна из них найдена в с. Сахновке Черкасской обл. Диадема состоит из семи золотых киотцев, украшенных эмалями и шарнирно соединенных друг с другом. Крайние киотцы завершаются трапециевидными пластинами с петлями для ремешка, которым диадема крепилась к голове или шапке. Верхняя часть киотцев увенчана пятью жемчужинами, а снизу предусмотрены петли для подвесок. На среднем киотце диадемы изображен распространенный в средние века сюжет — полет Александра Македонского, остальные киотцы украшены растительной орнаментацией. Сцена полета Александра Македонского на небо воплощала идею возвеличивания императорской власти, импонировавшую честолюбию князя и феодалов. Этот сюжет был хорошо известен благодаря рано появившемуся на Руси переводу романа «Александрия».

Вторая диадема из Киева также состоит из семи киотцев, украшенных изображениями из перегородчатой эмали. В среднем киотце изображен во весь рост Христос с евангелием в руке. На прочих киотцах — святые во главе с богоматерью и Иоанном Предтечей. Это так называемый «Деисус» (сцена моления). При изображениях наряду с греческими встречаются и древнерусские пояснительные надписи. Изготовление диадемы отличается исключительным мастерством.

Замечательным образцом ювелирного изделия с перегородчатой эмалью, происходящего из Киева, является золотая гривна (цята) XII в., найденная среди вещей клада из с. Каменный Брод на Житомирщине. Гривна, предназначавшаяся для ношения на шее, состоит из девяти медальонов, изображающих «Деисус» в более расширенной трактовке, включающий древнерусских святых Бориса и Глеба.

Единственным киевским изделием с перегородчатыми эмалями, сохранившим имя мастера, является напрестольный крест Ефросинии Полоцкой, выполненный Лазорем Богшей в 1161 г., о чем гласит сделанная на нем надпись. Большой шестиконечный крест изготовлен из дерева и оббит золотыми пластинами, украшенными перегородчатыми эмалями. В верхней части креста на пластинах изображен «Деисус», ниже, в средине, четыре евангелиста. На нижней части креста изображены патрональные святые Бфросинии Полоцкой. Пластины с лицевой стороны по краю креста обрамлены зернью, подражающей жемчужинам. Эмали креста выполнены с изумительным мастерством, над ними работал подлинный виртуоз своего дела.

Киевское эмальерное искусство тесно связано со стеклоделием. Из Киева происходит значительное количество стеклянных изделий. Среди них главное место занимают браслеты из цветного стекла и бусы, известные на территории всей Руси. Реже встречаются предметы быта — чарки, кубки. Известны и круглые оконные стекла. Умение варить стекло и изготовлять из него вещи, видимо, появилось на Руси вместе с технологией производства разноцветных смальт для мозаичных изображений в храмах.
Большого совершенства на Руси достигло искусство художественного литья. В Киеве обнаружены многочисленные литейные формочки, тигли и разнообразные изделия, свидетельствующие о распространении этого вида художественного ремесла. Киевские мастера хорошо владели техникой литья в каменных формах и по восковой модели. Колокола, кресты, подсвечники, части хоросов — паникадил и другие разнообразные предметы быта и украшения изготовлялись по восковым моделям. Особую сложность представляла отливка объемных вещей по восковой модели с утратой формы. Плоские изделия отливались в глиняных формах, изготовленных по восковой модели и состоявших из двух частей. Таким способом отливались, например, распространенные на Руси змеевики-амулеты. По восковой модели с утратой формы изготовлялись водолеи — кувшины для воды в виде львов. В XII в. особое распространение получило литье в каменных формочках. Этот прием, позволявший изготовлять украшения в больших количествах, был тесно связан с рыночным спросом на вещи, имитировавшие изделия из благородных металлов с зернью и перегородчатой эмалью.

Среди художественных изделий древнего Киева довольно видное место занимает резьба по камню, шиферу и мрамору. Резной камень, как мы видели, в X—XII вв. являлся наряду с мозаиками и фресками одной из составных частей убранства ранних киевских храмов. К сожалению, о каменной пластике, украшавшей интерьер Десятинной церкви, известно крайне мало. До наших дней сохранились большие капители колонн, украшенные равноконечными крестами с расширяющимися лучами. Известны также фрагменты крупной греческой надписи, искусно вырезанной на блоках известняка, и богатый шиферный саркофаг, в котором предположительно была погребена княгиня Ольга. Саркофаг имеет форму домика с двухскатной крышей, сложенного из семи резных шиферных плит. Дно саркофага не орнаментировано, тыльная сторона имеет более скромное оформление, чем лицевая. На ней размещено по три четырехконечных креста с расширяющимися лучами. Такими же крестами украшена и крышка с той же стороны. На торцах гробницы: четырехконечный крест в круге и с другой стороны — процветший крест.

Орнаментальная резьба крышки с лицевой стороны представляет собой четыре розетки в кругах различного рисунка, переплетенные между собой позументами (лентами), переходящими в прямоугольное обрамление. Нижняя лицевая сторона гробницы украшена распространенным в византийском искусстве аркатурным поясом с чередующимися в нем крестами и стилизованными кипарисами.

Мотивы орнаментации саркофага находят довольно близкие аналоги в резьбе алтарной преграды св. Софии в Охриде, в связи с чем резьба саркофага датируется X — началом XI в. и приписывается балканским мастерам, работавшим в это время в Киеве.

Саркофаг, как и другие рассматриваемые далее памятники каменной пластики, выполнен из местного материала — шифера, который в древности добывался на Волыни возле Овруча.

К наиболее известным произведениям киевской скульптуры относятся резные парапеты хоров Софийского собора, в котором вообще широко применен овручский шифер. Из него выполнялись инкрустированные смальтами полы, инкрустации в главном алтаре, карнизы и др. На хорах соСора сохранилось 11 орнаментированных шиферных плит, расположенных симметрично и обращенных орнаментированными сторонами в центральный неф и трансепт собора. Все плиты покрыты не очень глубокой орнаментацией, производящей впечатление плоскостной резьбы. По композиции орнаментов плиты можно разделить на несколько групп. Большая из них состоит из четырех плит, в основу орнаментации которых положены ромбы, вписанные в прямоугольные обрамления с розеткой в центре и в каждом углу. Орнамент еще двух плит состоит из лент позумента, образующих прямоугольники, в которые на одной плите вписаны звезды, розетки, чашечки цветов аканта, а на другой — рыбы и раки. Одна из плит, выходящая в центральный неф, состоит из изображения орла в центре одной розетки и еще двух розеток, перевитых позументом и переходящих в обрамление. Композиция здесь близка орнаментации на саркофаге княгини Ольги.

Другая плита, также выходящая в центральный неф, состоит из двух самостоятельных частей: слева изображен лавровый венок с монограммой Христа и крестами по обе стороны, а справа в центре — розетка, обрамленная плетениями из позумента. Две другие плиты, выходящие в трансепт, по мотивам резьбы очень сильно отличаются от прочих. Орнаментация одной из них геометрична и напоминает резьбу по дереву. В основу ее положен цветок из шести лепестков. Другая плита с северной стороны украшена орнаментом из позумента, образующего равноконечные кресты, соединенные между собой лучами, заполняющими все поле.

В орнаментах софийских плит сравнительно мало христианских средневековых мотивов. Это монограмма Христа и кресты. Также мало и мотивов терратологического (звериного) стиля, к которым относятся изображения орла, рыб и раков. Преобладающее место в орнаментах занимают такие первичные элементы, как позумент, розетка, звезда, цветы, вертушки, ромбы и прямоугольники.

По мнению исследователей, орнаментация софийских плит, да и большинства других памятников киевской скульптуры, пришла к нам через Болгарию «из греко-итальянского мира, занесена сюда, как и остальные художественно-декоративные идеи, из другого культурного мира — малоазийского».

В Софийском соборе известны еще изделия из мрамора, украшенные богатой орнаментацией. Сохранилось
их мало — это несколько капителей колонн, видимо, от предалтарной преграды, саркофаг Ярослава Мудрого и еще один саркофаг без крышки, возможно, Всеволода Ярославича или кого-то из его сыновей.

Саркофаг Ярослава Мудрого выполнен из белого проконесского мрамора. Его внешний вид напоминает античный домик с двухскатной крышей и выступами-акротериями по углам. Саркофаг состоит из двух частей — ящика и крышки, высеченных из цельных блоков мрамора. Размеры его в плане 1,22x2,36 м, высота 1,81 м. Плоскости гробницы (за исключением южной) украшены богатой древнехристианской символической резьбой. Здесь видим розетки в лавровых венках, стилизованные кипарисы, листья аканта, переплетения виноградных лоз с плодами, деревья с сидящими на них птицами, различных форм кресты, лавровый венок с монограммой Христа, начальные греческие буквы изречений, относящихся к Христу, и др.

Саркофаг Ярослава Мудрого в художественном отношении представляет собой исключительно ценный памятник каменной пластики VI — VII вв., выполненный где-то в пределах Византийской империи. В XI в. его привезли в Киев и использовали в качестве великокняжеской гробницы.

Самыми интересными памятниками киевской скульптуры XI в. являются четыре рельефа, сохранившиеся в соборе Михайловского Златоверхого монастыря в Киеве и в Киево-Печерской лавре. Предполагается, что два рассматриваемых рельефа попали в Михайловский монастырь из более раннего Дмитриевского, располагавшегося поблизости.

Рельефы из Дмитриевского монастыря представляют собой большие (около 1,2x2,3 м) шиферные плиты, изображающие святых всадников, едущих навстречу друг другу. Всадники одеты в панцыри, поверх которых накинуты развевающиеся плащи. В руках у них копья и щиты. На одной из плит левый всадник ударом копья пронзает поверженного на землю человека, облаченного в военные доспехи — панцырь и островерхий шлем. Правый всадник изображен в более спокойной, статичной позе. Он не скачет, как левый, а неторопливо едет навстречу, положив копье на плечо. Правая рука всадника, на которую одет щит, благословляет победителя. Вокруг голов всадников — нимбы — признаки святости. Вся композиция взята в прямоугольное обрамление. I Левый всадник, по мнению исследователей, изображает Дмитрия Солунского, поражающего копьем императора Максимилиана, а правый, видимо, св. Меркурий.

Второй рельеф (1,12x2,18 м) из Дмитриевского монастыря изображает святых всадников-змееборцев, едущих навстречу друг другу. Они одеты в панцыри и развевающиеся плащи. В руках копья, которыми всадники поражают извивающихся у ног коней змеев. По композиции и исполнению рельеф близок первому: те же позы коней и всадников, характерные изгибы развевающихся плащей, нимбы вокруг головы и др. Рельеф изображает св. Георгия-Змееборца и Федора Стратилата.

Рельефы из Киево-Печерской лавры выполнены из того же материала — овручского шифера. На первом из них изображен юноша атлетического телосложения, раздирающий пасть льву. На плечи юноши наброшен развевающийся плащ. За его спиной дерево. Лев изображен довольно неумело: его голова скорее напоминает вепря, а не льва. Рельеф взят в профилированное обрамление. Сюжет плиты — борьба античного героя Геракла с нимейским львом.

Второй рельеф изображает льва и львицу, запряженных в колесницу, на которой возлежит одетый в короткую одежду юноша с диадемой на голове Относительно персонификации человека, едущего на колеснице, высказывались различные мнения. Ввиду того что некоторые исследователи усматривали в нем женщину, долгое время считалось, что это Кибела — мать богов, ездившая на львах. В последнее время удалось уточнить содержание рельефа. На нем изображен триумф Диониса (Вакха) — античный мифологический сюжет, находящий убедительное подтверждение в резьбе византийских ларцев X— XII вв.

Рельефы первоначально, видимо, украшали стены дворца в княжеской загородной резиденции в с. Берестово или же были вмурованы у западного портала главной церкви Киево-Печерского монастыря.

Четыре киевских рельефа, выполненных из одинакового материала в технике плоского рельефа, будучи вмурованными в стены зданий, видимо, несли охранительные функции. Украшение подобными рельефами фасадов культовых построек известно в Армении, Грузии, Венеции и др.

Художественное творчество народа древней Руси, видимо, наиболее ярко проявлялось в резьбе по дереву ввиду того, что именно из этого материала изготовлялось большинство предметов хозяйства и быта. Имеются сведения, что даже фасады древнерусских срубных построек украшались богатой орнаментальной резьбой, ею покрывались лодки, сани, возы и др. Однако из-за нестойкости де рева изделия древнерусских маете ров из этого материала дошли до нашего времени в очень малом количестве. Изредка они встречаются при раскопках в Новгороде, Бресте, Старой Руссе и Киеве. Как и в резьбе на камне, в древнерусской орнаментации по дереву получили распространение плоский рельеф с преимущественно геометрическими фигурами.

В Киеве обнаружены древние косторезные мастерские и предметы, в них изготовлявшиеся: гребешки, пуговицы, резные шкатулки, образку ложки, ручки для ножей и др.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Календарь

<Февраль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
222324252627
28