Поиск

Архитектура.

Одним из главных условий существования средневекового города являлись оборонительные сооружения: стены, валы, рвы, башни, ворота и др. Традиционными оборонительными укреплениями восточных славян издавна были деревянно-земляные сооружения — вал и ров. Особое место среди подобных фортификационных построек занимают валы древнего Киева, включавшие каменные сооружения — воротные башни. Завершение киевские оборонительные укрепления получили при Ярославе Мудром.

Впервые они упоминаются в «Слове» Илариона, где говорится о строительстве церкви Благовещения на Великих, позже Золотых, воротах. О постройке новых оборонительных укреплений вокруг Киева летопись сообщает под 1037 г.: «Заложи Прославь городъ великый Кыевъ...». Валы протяженностью в 3,5 км, опоясавшие территорию верхнего города, летописец называет «город великий».

Представление об оборонительных укреплениях древнего Киева сложилось в ходе археологических исследований последних лет. В эти же годы уточнены и границы «города Ярослава». По последним данным, фортификационные укрепления верхнего города в середине XI в. проходили от Золотых ворот на северо-восток в направлении современной Малоподвальной улицы и площади Октябрьской революции, где располагались Лядские ворота. Далее вал шел по ул. Челюскинцев, огибал территорию Михайловского монастыря и в районе фуникулера смыкался с южным участком укреплений «города Владимира». Затем вал продолжался по Большой Житомирской улице и доходил до Львовской площади, там находились Жидовские ворота. К Золотым воротам от Жидовских укрепления проходили по современной улице Ярославов Вал.

В конструктивном отношении вал «города Ярослава» представлял собой грандиозное сооружение из земли и дерева, характерное для оборонительных построек Древней Руси, но отличавшееся от них огромными размерами. В высоту вал достигал 11 м, у основания (поперек вала) имел ширину 30 м. Внутри насыпи вала сооружались деревянные конструкции — срубы, или, как их называли в древности, городни, предназначавшиеся для того, чтобы создать необходимую крутизну склона и предотвратить вал от разрушения. В основе вала по его ширине находился сруб из девяти клетей, которые уступами поднимались до верха вала. На гребень выходили только три клети. Одна из них, обращенная в сторону поля, возвышалась над гребнем вала и образовывала стену, по верху которой проходила боевая галерея с бойницами. Подобное сооружение по летописной терминологии называлось заборолами. Вместе с заборолами полная высота вала достигала 16 м.

Из трех названных ворот до нашего времени дошли в руинах только одни — Золотые. Они представляли собой выдающееся сооружение каменной оборонительной архитектуры Киева XI в. Неповторимая особенность Золотых ворот заключалась в том, что в них удачно сочетались два наиболее распространенных на Руси типа монументальных сооружений: оборонительной и культовой архитектуры.

На протяжении веков Золотые ворота — главный торжественный въезд в Киев, функционировавший вплоть до XVIII в.,— привлекали внимание исследователей и культурной общественности. Сейчас, после почти 150-летнего тщательного архитектурно-археологического исследования памятника, можно с большой достоверностью говорить о первоначальном виде этого выдающегося сооружения древнего Киева.

Золотые ворота представляли собой прямоугольную в плане воротную башню размером 10,5 X 17,65 м и высотой около 15 м, стоявшую в черте вала. С напольной стороны к башне примыкала прямоугольная боевая площадка, имевшая несколько меньшую высоту. Уровень боевой площадки и высота основной башни соответствовали уровню вала и галереи заборол, что давало возможность воинам передвигаться вдоль вала во время военных действий. Внутри воротной башни находился проезд. Его стены расчленялись пилястрами, переходившими в арки, поддерживавшие свод. Верх воротной башни завершался надвратной церковью Благовещения. Согласно письменным источникам Золотые ворота первоначально не имели надвратного храма. Видимо, это было то время, когда они назывались Великими. Перед Золотыми воротами с напольной стороны проходил глубокий ров, через который перебрасывался подъемный мост.

Помимо «города Владимира» и «города Ярослава», остальные районы древнего Киева — Копырев конец и Подол — также были укреплены валами, рвами и стенами, называвшимися «столпием», значительно уступавшими укреплениям верхнего города.
Как и большинство древнерусских городов, Киев застраивался по радиально-кольцевой системе. Улицы со всех сторон сходились к кафедральному собору, торговой площади или городским воротам. Жилая застройка имела усадебный характер, но была не столь плотной, как в средневековых городах Западной Европы. Основными типами массовой застройки древнего Киева являлась срубная и столбовая конструкция жилищ. Срубные жилища рубились из сосновых бревен «в лапу». Они обычно состояли из двух помещений — сеней и клети. В большем из них находилась печь, которая часто уже снабжалась дымоходом. В таких срубных жилищах жил, как показали раскопки на киевском Подоле, торгово-ремесленный люд.

Другим типом массового жилища являлась столбовая конструкция. Жилище представляло собой каркас из бревен, обшитый досками или другими подручными материалами, снаружи оно иногда обмазывалось глиной и белилось. Крыша в большинстве случаев выполнялась из теса, реже из камыша и соломы.

Углубленные в землю жилища типа землянок носили в основном характер временных убежищ при стихийных бедствиях: наводнениях, пожарах или являлись пристанищем самых бедных слоев городского населения.

Имущие слои населения строили большие срубные жилища — «хоромы»,— нередко имевшие два и более этажей. Хоромы состояли из трех основных срубов: среднего — «сеней», с одной стороны — «клети» и с другой — «истбы». Сени довольно часто находились на втором этаже. Верхняя часть такого дома называлась «теремом». Крыша жилища покрывалась тесом, черепицей или свинцовыми листами. В окна вставлялись круглые стекла или слюда в деревянных рамах.

Наиболее впечатляющими образцами древнерусской строительной культуры являются монументальные архитектурные сооружения, среди уцелевших — выдающиеся памятники древнего зодчества — Софийский собор, Кирилловская и Выдубецкая св. Михаила церкви и сейчас поражающие воображение посетителей огромными размерами, богатым внутренним убранством, мастерством строителей. Сведения о некоторых сооружениях, таких, как Золотые ворота и Успенский собор, в последнее время значительно пополнились благодаря археологическим раскопкам.

Совсем недавно рассказ об архитектуре древнего Киева и Руси обычно начинался с Десятинной церкви — первого каменного христианского храма. Последние достижения в области археологии позволяют утверждать, что на Руси до введения христианства существовало каменное зодчество — культовое и светское, о чем свидетельствуют новые находки в Киеве. Что касается письменных источников, то пока говорить о том, какой была, каменной или деревянной, церковь св. Ильи на Подоле, упоминаемая в договоре Руси с греками 944 г., преждевременно.

Примерно в центре древнейшего киевского детинца известный украинский археолог В. Хвойка в 1908 г. обнаружил языческое капище, представлявшее собой элипс, сложенный из камня на глиняном растворе. С четырех сторон жертвенник имел выступы, ориентированные по сторонам света. Еще одно капище языческого времени открыто в 1975 г. во время археологических раскопок на месте дома № 3 по улице Владимирской. Сооружение представляло собой вытянутый по оси север — юг прямоугольник, к которому с севера, востока и запада примыкали шесть симметрично расположенных лепестков. В северной части сооружения сохранились фрагменты забутовки из камня и битой плинфы на глиняном растворе. С южной стороны от капища находилась яма, представлявшая собой зольник, заполненный слоями костей, золы и глины.

Находки языческих капищ IX— X вв., сложенных из камня, позволяют заключить, что восточные славяне, в том числе и киевляне, знали технику каменной кладки на глиняном растворе задолго до введения христианства и проникновения на Русь византийской строительной техники. Об этом свидетельствуют и наиболее ранние дворцовые постройки, обнаруженные на Старокиевской горе. Остатки одного из дворцов открыты в северо-западной части детинца в 1971 г. Сохранились фрагменты, сложенные из больших гранитных глыб и валунов, скрепленных глиняным раствором. Как полагают исследователи, дворец имел два этажа — каменный нижний и деревянный верхний. Во время раскопок найдено большое количество древнего кирпича — плинфы, фресковой штукатурки с остатками росписей, больших кованых гвоздей, кусков шифера и др.

В северо-восточной части Старокиевской горы В. Хвойка открыл остатки каменного дворца длиной в 21 м, имевшего три помещения. Местоположение здания с напольной стороны древнейших укреплений детинца позволяет связать его с упоминаемым в летописи под 945 г. «теремом каменным» княгини Ольги, из которого она наблюдала прибытие древлянских послов в Киев.

С введением христианства, когда Русь приобщилась к передовой византийской строительной культуре, развернулось большое строительство культовых и светских зданий. Для культового строительства за основу был взят так называемый крестовокупольный тип храмов, сложившийся в Византии задолго до проникновения христианства в Восточную Европу. Особенностью таких храмов являлось то, что их внутреннее пространство, перекрытое сводами, в плане имело форму креста, над средней частью которого располагался главный купол. С помощью подпружных арок и парусов (специальных строительных конструкций) купол с барабаном опирался на четыре столба. С восточной стороны находились алтарные полукружия — апсиды. Сложные варианты крестовокупольных храмов имели по шесть, восемь и даже двенадцать столбов, одну, три или пять апсид.

В X—XI вв. на Руси получила распространение техника смешаной кладки из плинфы и камня, так называемый opus mikxtum. При строительстве употреблялись кирпич — плинфа, камень-гранит, кварцит, шифер, мрамор. В качестве вяжущего раствора применялась цемянка — смесь извести с толченой керамикой. Примесь толченой керамики придавала древнерусским сооружениям характерный розовато-коричневый цвет. Крыша зданий покрывалась листовым свинцом, черепицей или тесом, в оконные проемы вставлялись рамы — оконницы с круглыми стеклами.

Первый каменный христианский храм — Десятинная церковь (церковь Богородицы) построена в 989— 996 г.

Десятинная церковь не сохранилась до нашего времени. Бе разрушили монголо-татары 6 декабря 1240 г. во время разгрома Киева. Под ее руинами погибли последние героические защитники города. Об архитектуре Десятинной церкви можно судить главным образом на основании археологических раскопок. Это был большой шестистолпный, трехнефный, миогокупольный храм, окруженный с трех сторон галереями. Внутри его украшали мозаики, фрески, архитектурные детали из ценных пород камня — мрамора, порфира, шифера и др. Во время археологических раскопок обнаружены мраморные резные капители колонн, карнизы, несколько княжеских саркофагов, фрагменты мозаичных полов, много обломков штукатурки с фресковой росписью, мозаичные кубики от настенных мозаик и др.

Десятинная церковь, имевшая большие размеры и значительную высоту, являлась композиционным центром архитектурного ансамбля «города Владимира». Вокруг нее располагались княжеские дворцы, дворы и хоромы киевской знати. Выше упоминался наиболее древний дворец Ольги и Святослава, находившийся на северо-восток от Десятинной церкви. Напротив главного западного входа обнаружен самый большой дворец длиной в 75 м и шириной в 12 м. Еще одна дворцовая постройка длиной в 45 м и шириной 11,5 м известна на юг от церкви. Всего в этой части древнего Киева обнаружены остатки пяти дворцовых построек X—XI вв. О том, что собой представляли эти сооружения в архитектурном отношении, сказать трудно. Исследователи считают, что это были трехкамерные двухэтажные здания, имевшие по три помещения и увенчанные двумя башнями по краям или одной в середине. Первый этаж представлял собой аркаду, второй в некоторых дворцах надстраивался из дерева. Дворцовые постройки, как и культовые, имели богатое внутреннее убранство. При их строительстве широко применялись гранит, шифер, кварцит, мрамор, стены зданий внутри украшались фресковой росписью.

Рядом с Десятинной церковью находилась торговая площадь — «Бабин торжок». На ней еще в XII в., по словам Нестора-летописца, стояли военные трофеи, вывезенные Владимиром Святославичем из Корсуня (Херсонеса), «двЪ капищи и 4 кони мЪдяны», т. е. две скульптуры античных богинь и квадрига (четверка) коней.

Аристократическая часть Киева — «город Владимира» — в X — начале XI в. имела площадь около 10 га. Главный торгово-ремесленный район города находился в то время на Подоле. Есть основания считать, что еще Владимир задумал значительно расширить и укрепить верхний город. Продолжателем всех его «добрых дел» летопись считает его сына Ярослава Мудрого.

Под 1037 г. в «Повести временных лет» сообщается о большом строительстве, развернувшемся в Киеве: «В лето 6545 (1037) Заложи Ярославъ городъ великый, у него же града суть Златая врата; заложи же и церковь святыя Софья, митрополью, и посемь церковь на Золотыхъ воротехъ святыя Богородица благовещенье, посемь святого Георгия монастырь и святыя Ирины».

В записи перечисляются постройки, сооруженные в Киеве во время двадцатилетнего княжения Ярослава Мудрого.

Выдающимся архитектурным сооружением древнего Киева является Софийский собор, построенный в 1037 г. как «Русская митрополия» — церковный центр Руси. Это замечательный памятник культуры и искусства, оказавший огромное влияние на дальнейшее развитие зодчества и монументальной живописи не только Киева, но и всей Древней Руси.

Софийский собор, сохранившийся сравнительно хорошо до наших дней, утратил снаружи черты первоначальной архитектуры XI в., что объясняется многочисленными достройками в XVIII и XIX вв. Многолетнее изучение архитектуры собора в дореволюционное время, и особенно с организацией в нем в 1934 г. заповедника «Софийский музей», дало возможность судить о его первоначальном виде.

Софийский собор в древности — огромный крестовокупольный, пятинефный храм шириной 55 и длиной 37 м, опоясанный с севера, юга и запада двумя рядами галерей. Внутренний ряд галерей имел два этажа. В северо-западном и юго-западном углах здания находятся две лестничные башни, служившие, как и сейчас, для подъема на второй этаж. Башни венчались шатровыми верхами. Первоначально собор имел 13 куполов.

Двенадцать крещатых в плане столбов членят внутреннее пространство собора на пять нефов-коридоров, завершающихся с восточной стороны алтарными апсидами. Главный и поперечный (трансепт) нефы, пересекаясь, образуют внутреннее пространство в виде равноконечного креста, над средней частью которого находится центральный купол. С юга, севера и запада внутреннее пространство замыкается трехпролетными двухъярусными аркадами. Одна из аркад — западная — не сохранилась до наших дней. На втором этаже с трех сторон вокруг центрального и поперечного нефов в виде буквы П расположены просторные хоры, или, как их называли в древности, «полати».

Помимо монументальной живописи — мозаик и фресок — собор внутри украшали многочисленные резные детали из мрамора и шифера. Кое-где до наших дней уцелели мраморные пороги, облицовочные мраморные плиты алтарной апсиды, плита престола, одиннадцать резных шиферных плит — парапетов хоров, представляющих интересные образцы декоративной резьбы по камню. В некоторых местах храма сохранились небольшие участки мозаичных полов. Они представляют собой шиферные плиты, инкрустированные разноцветными смальтами преимущественно желтого, зеленого, бордового и коричневого цветов.

В архитектуре Софийского собора обычно отмечается его многокупольность, пирамидальность композиции, сочетание мозаик и фресок в убранстве интерьера и др. Однако оригинальность архитектуры собора заключается не столько в применении каких-либо новых форм, сколько в необычном употреблении и сочетании старых, известных ранее. Так, отличительной чертой архитектуры здания является чрезвычайная развитость хоров собора, их просторность и освещенность, напоминающие дворцовые палаты. По мнению исследователей, эта особенность архитектуры Софийского собора в Киеве является результатом княжеского заказа, предусматривавшего в новом грандиозном храме торжественные и светлые хоры, необходимые для приемов и различных церемоний.

Софийский собор в Киеве по величию художественного образа, совершенству архитектуры и внутреннего убранства принадлежит к выдающимся памятникам мирового искусства. Слава о его красоте быстро распространилась по окружавшим Русь странам. Очевидцы с восхищением писали о соборе: «Церкви дивна и славна всемъ округъниимъ странамъ яко же ина не обрящется въ всемъ полунощи земнеемъ ото въстока до запада».

Софийский собор оказал исключительно большое влияние на дальнейшее развитие древнерусской архитектуры, монументальной живописи, скульптуры. В 50—60-е гг. XI в. одноименные соборы строятся в Новгороде и Полоцке.

После завершения строительства Софийского собора согласно сообщению летописи и «Слова» Илариона на главных городских воротах Киева, называвшихся тогда Великими, сооружается церковь Благовещения. Это небольшой одноглавый четырехстолпный крестовокупольный храм размером около 10,5 X 11,0 м.

Археологические исследования Золотых ворот в Киеве показали, что они по основным размерам (высоте арок, размерам плана надвратного храма и протяженности бокового фасада воротной башни) близки Золотым воротам во Владимире-на-Клязьме. В 1164 г. Андрей Боголюбский при строительстве во Владимире главных городских ворот за образец взял знаменитые в то время Золотые ворота в Киеве. При этом были учтены те упущения, которые допустили строители киевских Золотых ворот.

Софийский собор являлся композиционным центром, вокруг которого располагались постройки «города Ярослава», известные по летописям. На запад от него находились Георгиевский и Ирининский княжеские фамильные монастыри. Об архитектурных особенностях этих построек известно мало. Георгиевская церковь, сооруженная до 1051 г., по последним археологическим исследованиям, представляла собой трехнефный храм, окруженный с трех сторон открытыми галереями. Ирининская церковь, по-видимому, имела аналогичную архитектурно-художественную композицию.

Для архитектуры древнего Киева первой половины XI в. характерны, таким образом, следующие главные черты: смешанная кладка из камня и плинфы с так называемыми утопленными рядами, пятинефные и трех-нефные планы храмов, многокупольные завершения, лестничные башни, открытые галереи и исключительно богатое внутреннее убранство мозаиками, фресками, резным камнем — шифером, мрамором, мозаичными полами.

Во второй половине XI в. в Киеве развернулось интенсизное княжеско-монастырское строительство. Изяслав Ярославич сооружает собор Дмитриевского монастыря, известный по летописным упоминаниям и археологическим раскопкам.
В 1070—1088 гг. другой сын Ярослава Всеволод построил возле своей летней резиденции Красного двора на Выдубичах церковь св. Михаила, частично сохранившуюся в своей западной части до наших дней. Первоначально это был шестистолпныйу трехнефный одноглавый храм без галерей. В нем уже заметны новые тенденции, получившие широкое распространение в киевской архитектуре XII в.

Новые черты в архитектуре Киева XI в. нашли завершение в Успенском соборе Печерского монастыря, построенном в 1073—1089 гг. Это крестовокупольный, шестистолпный одноглавый храм без галерей, имевший три нефа, завершавшихся с востока тремя гранеными апсидами. В западной части над нартексом — притвором — находились небольшие хоры. Внутреннее убранство, сочетавшее мозаики, фрески и резной камень, следовало ранней традиции киевской архитектуры. Успенский собор в Киеве стал на протяжении многих лет образцом для строительства многих храмов на Руси в XII в. По его типу, например, построены церкви в Ростове, Суздале, в Новгороде он послужил образцом при строительстве Николо-Дворищенского собора в 1113 г. и главных церквей Антониевского (1117) и Юрьевского (1119) монастырей.

В 1108 г. в Киеве в районе современной Владимирской горки Святополк Изяславич построил собор Михайловского Златоверхого монастыря. Это — шестистолпный. трехнефный одноглавый храм, в архитектуре которого заметны черты нового. Его лестничная башня незначительно выступает за линию северного фасада здания. Фасады храма богато декорированы меандровыми фризами, выложенными из плинфы, тройными нишками, расчленены пилястрами. Внутреннее убранство собора выполнено по старой традиции, сочетавшей мозаики, фрески и резной камень. До наших дней сохранились некоторые мозаичные и фресковые композиции собора: «Евхаристия» (Причащение апостолов), «Дмитрий Со л у некий», фреска «Благовещение» и др.

В XII в. развитие культуры на Руси происходило в условиях феодальной раздробленности. Несмотря на это во всех областях древнерусской культуры были достигнуты новые значительные успехи. По сравнению с предыдущим периодом увеличивается количество построек, но их размеры уменьшаются, заметно упрощается внутреннее убранство храмов. Отличительной чертой архитектуры этого времени является возникновение местных архитектурных школ. Особое распространение получает тип шестистолпного, а несколько позже четырехстолпного одноглавого храма. Значительно уменьшается размер хоров, а лестница, ведущая на них, размещается не в башне, а в толще стены здания. Очень существенно изменяется техника кладки. С 20-х гг. XII в. в Поднепровье на смену смешанной кладке с утопленными рядами приходит порядовая из плинфы на растворе цемянки. Изменяется декорация фасадов: появляются пилястры с полуколонками, аркатурными поясами и так называемым поребриком. Все эти новые особенности древнерусского зодчества XII в. характерны и для киевской архитектуры. Наиболее известными постройками киевской архитектурной школы XII в. является церковь Богородицы Пирогощи, упоминаемая в «Слове о полку Игореве», построенная в 1132 г. на торговой площади па Подоле, а также Кирилловская (после 1146 г.) и Васильевская (1183 г.) церкви.

Кирилловская церковь, сохранившаяся до наших дней, построена в Кирилловском «вотчем» монастыре черниговских князей Ольговичей. В настоящее время храм снаружи имеет вид украинской барочной архитектуры XVIII в., что объясняется позднейшими достройками. Первоначально это был трехнефный, шестистолпный крестовокупольный храм с одной большой главой. Фасады его расчленены пилястрами с полуколонками, украшены аркатурными фризами. Внутри здание расписано фресковой живописью.

В конце XII в. в архитектуре Поднепровья появляются новые оригинальные черты, по-видимому, отражавшие вкусы демократических слоев населения — торгово-ремесленных посадов, имевших экономические связи со странами Запада. Постепенно сложился тип храма, центральная часть которого приобретает башнеобразную форму; много внимания уделяется и внешнему оформлению зданий. Новое направление в древнерусской архитектуре впервые нашло воплощение в постройках полоцкого мастера Ивана. Особенно ярко оно проявилось и в архитектуре Пятницкой церкви в Чернигове.

В это время в Киеве при дворе Рюрика Ростиславича творил выдающийся киевский зодчий Петр Милонег. К известным его постройкам относится подпорная стена церкви св. Михаила Выдубецкого монастыря, о сооружении которой красочно и с большим пафосом рассказал на страницах летописи игумен Моисей.

Очень вероятно, что Петр Милонег являлся строителем и церкви Двенадцати апостолов в Белгороде под Киевом, построенной в 1197 г. В этой постройке отчетливо видны новые тенденции архитектуры По-днепровья: башнеобразность, богатая декорация фасадов, тщательность отделки церкви. Недаром летописец записал о ней: «вся добра взлюбленная моя и порока несть в тебе».

Помимо храмов с башнеобразным завершением, накануне монголо-татарского нашествия на Русь, особенно в западных русских землях, получают распространение круглые в плане постройки — ротонды. Остатки подобных сооружений известны в Смоленске, Владимире-Волынском, Галиче, Гродно. В последние годы круглая постройка-ротонда обнаружена во время археологических исследований на территории «города Владимира» в Киеве. Остатки стен и фундаментов дают возможность представить здание круглой формы диаметром в 20 м. Стены постройки расчленены пилястрами. В центре обнаружено основание столба, на который опирались своды и арки. Ротонда относится исследователями к XII — первой половине XIII вв.

Киевская ротонда является важным звеном в изучении древнерусской архитектуры. Она открывает еще одну неизвестную ранее страницу в истории архитектуры древнего Киева накануне монголо-татарского нашествия.

За сравнительно короткое время древнерусское каменное зодчество, в том числе и архитектура древнего Киева, прошли большой и важный путь творчёского развития. На его первых этапах едва можно различить особенности, отвечавшие местным условиям и вкусам, но далее все более становится заметным влияние этих факторов. Развитие монументального искусства Киева от первых княжеских дворцов, Десятинной церкви, Софийского собора и до построек накануне монголо-татарского нашествия отличалось постоянными поисками новых архитектурных форм, внешнего оформления зданий и улучшения их внутреннего убранства.

Важный вклад в развитие древнерусского зодчества XII в. внесла киевская архитектурная школа, из которой вышли такие выдающиеся мастера, как Петр Милонег.

 

Комментарии   

 
0 #1 Pavel Tuchinsky 29.03.2012 13:31
Спасибо, познавательная статья.
Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить