Поиск

Литература.

Важным явлением культурной жизни Древней Руси было появление литературы: исторической, философско-публицистической, юридической, художественной и церковной. Появление и развитие древнерусской литературы тесно связано с социально-экономическими, политическими и культурными успехами Руси, распространением письменности во всех сферах общественной жизни, влиянием устного народного творчества — фольклора.



Еще до возникновения письменности у восточных славян существовало богатое устное народное творчество: обрядовые песни, легенды, загадки, сказания, заклинания, эпические и лирические песни. Особое распространение получили в древности эпические песни-былины, исполнявшиеся под музыку в речетативно-декламационной форме. В былинах воспевались важные события из жизни народа и его героев, борьба с врагами, социально-бытовые явления. Известны былины киевского и новгородского циклов. Несмотря на то, что былины записаны в прошлом веке на русском севере, действие многих из них происходит в Киеве, при дворе князя Владимира «Красное солнышко».

Любимыми героями былин были воины-богатыри — бескорыстные защитники Русской земли — Илья Муромец, Добрыня Никитич, Алеша Попович, совершавшие героические подвиги в борьбе с врагами. Величие крестьянского труда воспевалось в образе популярного героя народного эпоса Микулы Селяниновича — крестьянина-хлебопашца. Отражая народную идеологию, авторы былин стремились воспеть труд и подвиги простого человека.

Устное народное творчество оказало влияние на появление древнерусской литературы, ее форму, язык, стиль. Особенно это заметно в исторических произведениях, наиболее ранней литературной форме на Руси. Возникновение исторической литературы тесно связано с развитием общественного сознания, интересом к прошлому Родины, стремлением установить место Руси среди других стран и народов. В дело развития древнерусской исторической литературы большой вклад внесли киевские книжники. Велика их заслуга и в появлении древнерусского летописания.

Первый зафиксированный в письменных источниках выход Руси на мировую историческую арену — уже упоминавшийся поход князя Аскольда на Царьград. Возможно, он послужил поводом к появлению на Руси в Киеве первых исторических записей.

Академик Б. А. Рыбаков считает, что это была так называемая «Летопись Осколда», небольшие фрагменты которой сохранились в позднейшей Никоновской летописи. Академик Д. С. Лихачев относит возникновение древнерусского летописания к значительно более позднему времени. Он полагает, что началу летописания предшествовало «Сказание о распространении христианства на Руси». Это произведение касалось исключительно церковной истории и не имело хронологической канвы. Возникло «Сказание» в 30— 40-х гг. XI в. при Софийском соборе в Киеве. В 1037—1039 гг. здесь же написан древнейший Киевский летописный свод. Вероятно, его автором был упоминавшийся выше писатель-публицист Иларион, лицо, близкое к князю. Свод заканчивался похвалой Ярославу Мудрому за строительство Киева, Софийского собора, Золотых ворот и монастырей Георгия и Ирины, обширную просветительскую деятельность.

«Велика бо бывает полза от ученья книжного...»,— такими словами летописец заключает похвалу просветительской деятельности Ярослава. Он перечисляет его заслуги: переписку книг, переводы от «грек на словенское письмо», поставленные на уровень важного государственного дела.

С 60-х гг. XI в. древнерусское летописание продолжалось в Киево-Печерском монастыре, где игумен Никон в 1072—1073 гг. составил свод, называемый условно Начальным. Он уделил много внимания уточнению хронологии, литературной обработке текста, привлечению новых материалов. Никон внес в летопись сообщения о походах на греков киевских князей Аскольда, Олега, Игоря и Святослава. Существует мнение, что именно Никон являлся основным автором текста сводов 1037-1073 гг.

В 1093—1095 гг. в Киево-Печерском монастыре игуменом Иоанном составлен так называемый «Второй Киево-Печерский летописный свод». В нем много места уделено борьбе Руси с половецкой угрозой и княжеским усобицам. Автор обличает современных ему князей в том, что они позволяют «поганым», т. е. половцам, безнаказанно разорять и расхищать Русскую землю. Он противопоставляет им прежних князей, которые «расплодили» Русь. Летописец, однако, не понимал главных причин ослабления военной мощи Руси, которые объяснялись развитием феодальных отношений и неизбежно вели к распаду единого государства.

В 1113 г. монахом Киево-Печерского монастыря Нестором была написана «Повесть временных лет» — наиболее выдающееся историческое произведение Киевской Руси. Текст «Повести», которым начинается большинство древнерусских летописей, не дошел до нашего времени в оригинале. Лучше и полнее он сохранился в двух списках летописи: Лаврентьевском, который входит в состав Владимиро-Суздальской летописи, переписанной монахом Лаврентием в 1377 г., и Ипатьевском, южнорусском своде начала XV в., названным так по монастырю в Костроме, где он обнаружен. В Ипатьевскую летопись, кроме «Повести временных лет», входят Киевская (XII в.) и Галицко-Волынская (XIII в.) летописи.

«Повесть временных лет» — сложное но содержанию произведение, включающее все предыдущие своды, различные дополнения и редакторские поправки, сделанные как самим Нестором, так и его продолжателями. Главная цель Нестора — выяснить происхождение Руси. Свою задачу он сформулировал в названии летописи: «Се повести времяньных летъ, откуду есть пошла Руская земля, кто въ Киеве нача первое княжити, и откуду Руская земля стала есть».

«Повесть временных лет» начинается с обстоятельного историко-этнографического обзора. Сведения по мировой истории в значительной степени заимствованы Нестором из византийской хроники Георгия Амартола и его продолжателя. Однако летописец, критически используя источник, дополнил его известными ему местными сведениями. Много внимания он уделил рассказу о расселении славянских племен, географическому описанию Руси. Летописец перечисляет славянские племена, указывает места их проживания, упоминает об их обычаях. Подробно описан торговый путь «от грек» по Волге в Каспийское море, перечислены реки и пути, связывавшие Русь с окружающими ее народами, упоминаются части света — Европа, Азия, Северная Африка и многие страны, реки, острова, о которых шла речь выше.

В «Повесть временных лет» вошли оригинальные литературные произведения: «Поучение детям» и письмо к Олегу Святославичу Владимира Мономаха; рассказ об ослеплении Василька Теребовльского; отрывки из произведений византийских авторов: «Хроники» Георгия Амартола, «Жития Василия Нового», «Летописца вскоре» Никифора; официальные государственные документы — договоры Руси с греками.

«Повесть временных лет» — общерусский летописный свод и литературно-энциклопедическое произведение, в котором нашла отражение идеология господствующего класса, княжеская и боярско-дружинная. В «Повести временных лет» сделана попытка определить место Руси в общеисторическом процессе, связать русскую историю с мировой. Нестор в «Повести» последовательно проводит идею общерусского единства, защиты Русской земли от врагов, он осуждает раздоры и сепаратизм князей.

«Повесть временных лет» оказала заметное влияние на дальнейшее развитие древнерусской литературы и летописания. В частности, оно прослеживается в «Слове о полку Игореве», где ряд выражений и мыслей автора совпадают с летописными.

«Повесть временных лет» доведена Нестором до 1110 г. В 1113 г. в Киеве вспыхнуло народное восстание, после которого великим киевским князем стал Владимир Всеволодович Мономах. По его приказу летописание изымается из Печерского монастыря и передается в Выдубецкий, киевский «вотчий» монастырь рода Мономаха и его отца Всеволода. Выдубецкий игумен Сильвестр в 1116 г. переработал «Повесть», а в 1118 г. ее подредактировал сын Мономаха Мстислав или какое-то близкое к нему лицо. Цель переделки летописи заключалась в том, чтобы оттеснить Святополка и выдвинуть на первый план Владимира Мономаха, показав его мудрым, заботливым князем, защитником Руси от половцев. Переработке была подвергнута главным образом та часть «Повести», которая касалась княжения Святополка и его совместных с Мономахом действий. Сильвестр сделал ряд вставок в летопись, воспроизвел речи Мономаха, внес повесть Василия об ослеплении Василька Теребовльского и др. Редакция Сильвестра сохранилась в Лаврентьевской летописи. В ее конце читается авторская приписка: «Игуменъ Сильвестръ святого Михаила написах книги си Ле тописець».

Таким образом, над «Повестью временных лет» трудились по крайней мере три киевских летописца.

В XII в. киевское летописание продолжалось в Выдубецком монастыре. В 1200 г. игумен Моисей составил Киевский летописный свод — историческое и литературное произведение периода феодальной раздробленности Руси. В него вошла семейная летопись Рюрика Ростиславича, жизнеописание киевского князя Изяслава Мстиславича, черниговская летопись Игоря Святославича и Святослава Ольговича, включавшая Переяславский летописец Владимира Глебовича, летопись Киево-Печерского монастыря. Свод оканчивался похвалой Рюрику Ростиславичу и описанием торжества по случаю завершения строительства подпорной стены церкви св. Михаила Выдубецкого монастыря. На празднике в честь этого события игумен Моисей произнес речь, прославлявшую князя и строителя стены. Речь Моисея является выдающимся образцом ораторского искусства Древней Руси.

Оригинальных художественных литературных произведений XI— XII вв. сохранилось мало. В большинстве случаев это чудом уцелевшие экземпляры. Некоторые из них в свое время имели большое распространение, а сохранились в единичных экземплярах в составе поздних много раз переписанных произведений. По мнению исследователей, рассмотренные выше летописные тексты дошли до наших дней по крайней мере в двадцатой переписке.

Одним из наиболее ранних, а возможно, и первым художественно-публицистическим произведением, созданным в киевской культурной среде, является «Слово о законе и благодати...» Илариона.

«Слово» Илариона не только памятник литературы, но и произведение ораторского искусства. Из его содержания следует, что оно было произнесено перед представителями высшей киевской знати во главе с Ярославом Мудрым. В 1037—1051 гг. «Слово» было произнесено, вероятно в Софийском соборе в связи с каким-то торжественным событием в присутствии княжеской семьи, бояр, «нарочитых мужей». Скорее всего, это был праздник, посвященный окончанию строительства Софийского собора, т. е. освящение храма.

«Слово о законе и благодати...» имеет трехчастное построение. Коснувшись вначале темы вселенского значения христианства, взаимоотношений Ветхого и Нового заветов, «закона» и «благодати», автор последовательно развивает основную идею о равноправии народов в духовной жизни. Он доказывает, что народу Руси не нужна опека Византии, это — новый народ, которому принадлежит будущее. Далее, постепенно сужая тему, автор переходит ко второй части «Слова» — русскому христианству. Он особо подчеркивает, что Русь получила христианство не из рук греков, якобы просветивших «варварский» народ, а по собственному, добровольному желанию своего выдающегося деятеля — «равноапостольного» князя Владимира. Так автор переходит к третьей части произведения — похвале Владимиру Святославичу и продолжателю его дел Ярославу Мудрому. Иларион сравнивает дела Владимира с делами византийского императора Константина и его матери Елены, при которых христианство стало государственной религией в Византии. Равные дела требуют равного почитания — такова мысль Илариона. Тем самым автор подготавливает почву и указывает на необходимость канонизации Владимира, с именем которого связано введение христианства на Руси. В этом он видит одно из условий независимости древнерусской церкви, которая в период средневековья во многом была равнозначна государственному суверенитету.

В похвале «великому кагану» Владимиру патриотический пафос Илариона достигает наивысшего напряжения. Его патриотизм проявляется не только в отношении к Русской земле, которая «вЪдома и слышима есть всЬми четырьми конци земли» и к «славному граду Кыеву ... величеством сияющему», но и к русским князьям — язычникам, предшественникам Владимира. Он называет Святослава и Игоря — князей, прославившихся в свое время храбростью и мужеством, которых помнят и чтят и поныне. Иларион совершенно игнорирует мысль о норманнском происхождении Руси и призвании варягов, ни одним словом не упоминая Рюрика.

Продолжателем «славных дел» Владимира автор считает Ярослава Мудрого и воздает ему хвалу за строительство и украшение Софийского собора, оборонительных сооружений вокруг Киева, возведение Золотых ворот с надвратной церковью Благовещения.

Иларион, произнося эмоциональную речь с амвона Софийского собора, видел перед собой на хорах не только Ярослава, его супругу княгиню Ирину и княжичей, а и ктиторский портрет, на котором, помимо князя и княжеской семьи, были изображены и другие лица, упомянутые им в «Слове»,— князь Владимир и княгиня Ольга.

«Слово о законе и благодати...» Илариона — выдающееся произведение древнерусской литературы первой половины XI в. В нем в художественной форме воплощена патриотическая идея независимости Руси во всех сферах общественной и культурной жизни, прославляются ее выдающиеся политические и культурные деятели Владимир, Ольга, Ярослав. «Слово» вышло из культурного окружения Ярослава Мудрого, поэтому влияние идей, господствовавших в то время в киевском обществе, проводимое автором с большой настойчивостью, заметно не только в литературе XI в. (в «Слове» и в древнейшей части «Повести временных лет»), айв светской монументальной живописи — ктиторской фреске Софийского собора и росписях башен.

В 1015 г. умер Владимир Святославич. Во время борьбы за киевский стол погибли его сыновья Борис и Глеб, не захотевшие поднять руку на своего старшего брата — Святополка. После долгой борьбы в Киеве утвердился Ярослав — сын Владимира от Рогнеды. Хлопоты Ярослава о канонизации русских политических деятелей, известные из «Слова» Илариона и других источников, завершились признанием Византией святости только Бориса и Глеба. Культ Бориса и Глеба имел важное государственное и политическое значение на Руси, так как в нем осуждались княжеские распри и проводился принцип строгого подчинения , младших князей старшим. Эти принципы стали главным содержанием написанного в 80-х гг. XI в. Нестором «Чтения о житии и погублении... Бориса и Глеба». В «Чтении» подробно рассказывается о жизни и гибели Бориса и Глеба.

Примерно к этому же времени относится и другое его произведение — «Житие Феодосия Печерского», написанное согласно требованиям агиографического жанра по определенным традиционным правилам. В нем содержится много красочных описаний быта Киевской Руси, эпизодов из монастырской жизни, взаимоотношений киевского князя с монастырскими властями и др.

Спустя сто лет после гибели Бориса и Глеба, в 1115 г. написано «Сказание о страсти и похвала святую мученику Бориса и Глеба». Автор произведения до сих пор не установлен. Это мог быть или киево-печерский монах Иаков Мних, или Лазорь из Вышгорода.

Оба произведения о Борисе и Глебе получили большое распространение на Руси. Впоследствии ими часто пользовались древнерусские писатели, особенно в произведениях на воинскую тематику на них ссылались как на пример почитания старших.

К литературе Киевской Руси относится «Поучение» Владимира Мономаха и его письмо к Олегу Святославичу. Произведения вставлены под 1096 г. в Лаврентьевский список летописи. Автор «Поучения» Владимир Мономах был очевидцем больших социальных потрясений в Киеве, таких, как народное восстание 1068 и 1113 гг., поэтому главным вопросом, который его волновал, являлся социальный мир на Руси. Основная мысль его произведения — тревога о дальнейшей судьбе Руси, призыв к бескорыстному служению родине. Героем Мономаха является идеальный княаь — защитник родной земли. Он противопоставляется князьям, заботящимся только о личном обогащении и стремящимся к власти. Автор, пытаясь затушевать классовые противоречия, настойчиво повторяет свою идею о необходимости внутреннего мира.

Литературная форма «Поучения» — обращение отца к еыну — не нова. Она была хорошо известна и широко распространена в средневековой литературе.

В 1096 г. на Руси вспыхнула борьба между Святополком Изяславичем, Владимиром Мономахом, с одной стороны, и Олегом Святославичем — с другой за Чернигов и муромо-рязанские земли. Во время битвы с Олегом Святославичем был убит сын Мономаха Мстислав, что послужило поводом для переписки между князьями. Письмо Владимира Мономаха к Олегу представляет собой важный образец древнерусского эпистолярного жанра конца XI в.

Шедевром древнерусской художественной литературы XII в. является «Слово о полку Игореве». Оригинал «Слова» не сохранился до, нашего времени, а единственный его список XVI в. сгорел во время пожара Москвы в 1812 г.

«Слово» написано на юге Руси. Кто был его автором и где именно оно написано — неизвестно. В последнее время наиболее убедительно высказался по этому вопросу академик Б. А. Рыбаков. Он связывает возникновение «Слова» с Киевом и считает автором поэмы киевского боярина Петра Бориславича, известного из летописи.

«Слово» написано в тяжелое для Руси время, ознаменовавшееся нападениями народов степи — половцев. В нем в художественной форме повествуется о трагическом эпизоде борьбы с кочевниками — неудачном походе на половцев новгород-северского князя Игоря Святославича в 1185 г. Цель похода — разгромить половцев и «поискати града Тьмутараканя либо испить шеломом Дону», т. е. попытаться отвоевать старинную вотчину Руси — Тмутараканское княжество или в крайнем случае пробиться к Дону. Этот смелый план с самого начала был обречен на неудачу из-за явного несоответствия сил и из-за того, что план похода стал известен половцам. Первый день принес победу русичам, но на другой день половцы, собравшись с силами, окружили войско Игоря. Три дня продолжалась кровавая битва. Русское войско потерпело поражение. Игорь, его брат Всеволод, сын Владимир и племянник Святослав Ольгович попали в плен к половцам. Разгром войска Игоря опечалил Русь. Его поражение автор «Слова» видит не в каре божьей за грехи князя, как летописец, а в отсутствии сплоченности и единства князей. Поэт хорошо понимает, что княжеские раздоры губят Русь. Обращаясь к далекому прошлому, он вспоминает княжеские междоусобицы при Олеге Святославиче: «Тогда по Русской земле редко пахари перекликались, но часто вороны каркали, трупы между собой деля». В его словах предостережение. Прошлые битвы принесли много бед и страданий, но такой кровопролитной поэт не может припомнить. Сравнивая современные события с прошлым, автор видит выход из создавшегося положения в единстве действий русских князей под руководством великого киевского князя Святослава Всеволодовича. Возвеличивая, он называет его «Святослав — грозный, великий, киевский», в его уста он вкладывает «золотое слово» — призыв к объединению всех сил Руси.

Литературные приемы «Слова» во многом восходят к народной поэзии; это — большая задушевность, лиризм, тесная связь человека с природой. Черты народной поэзии особенно ярко проявляются в знаменитом плаче Ярославны — супруги Игоря. Она обращается к ветру, солнцу, Днепру-Славутичу — просит помочь Игорю в беде. «Полечу, — рече, — зегзицею по Дунаеви, омочи» бебрянъ рукавъ въ Каяле реце, утру князю кровавыя его раны на жестоцеем его теле».

По определению К. Маркса, смысл «Слова» состоит в объединении русских князей. «Суть поэмы — призыв русских князей к единению как раз перед нашествием собственно монгольских полчищ».

Накануне монголо-татарского нашествия в Киеве составлен «Киево-Печерский патерик». Это сборник житий монахов Печорского монастыря, поучений, сказаний, рассказов о «чудесах». Главное место в «Патерике» занимают послания суздальского епископа Симона к печерскому монаху Поликарпу и Поликарпа к игумену Акиндину. Несмотря на наивный и во многом фантастический характер рассказов, они изобилуют интересными бытовыми зарисовками, показывающими жизнь монахов в XI—XII вв., взаимоотношения монастыря со светскими властями города и др.

Особый интерес представляют рассказы Симона о постройке большой печерской церкви, «О Шимоне, князе варяжском», «О зодчих», «О живописцах», «Рассказ об Иоанне и Сергии» и др. В рассказах Симона Киев предстает как общерусский политический и культурный центр, в который стремятся политические деятели, воины, зодчие, живописцы из разных стран, чтобы показать здесь свои знания и умение.

Перу Поликарпа принадлежат также рассказы, раскрывающие некоторые стороны культурной и художественной жизни древнего Киева. Среди них «О святом Агопите, безмездном враче», «О Спиридоне — просфорнике и Алимпии-живописце».

В «Патерик» вошли и произведения, написанные значительно раньше видными писателями Руси — Нестором и Феодосием Печерским.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить