Поиск

Некрасов В.П. (1911–1987). Ему не хватало Киева и друзей

Киевлянин, участник боев за Сталинград, Виктор Некрасов, сказав правду о войне, вступил в неравный поединок с властью предержащей и жестоко поплатился за это. Писателя обвинили в украинском национализме, «организации сионисткого сборища», антисоветских поступках. Лишив гражданства, изгнали из страны.

Почти через год после выезда из Киева, 1 июня 1975 года, в парижском госпитале умирал писатель Виктор Некрасов. Его оперировали, пытались спасти от перитонита, состояние было безнадежным. И вот тогда-то его друг А.Синявский попробовал испытать последнее средство – он зачитал вслух написанный им ранее некролог. То была попытка заговорить смерть в роковые часы. Произошло чудо – вопреки всем медицинским прогнозам, к утру Виктор Платонович очнулся и стал поправляться.Выбравшись из той могилы, он прожил еще 12 лет...

Родился Виктор Некрасов 17 июня 1911 г. в Киеве, на Владимирской улице, 4. Старожилов давно нет и никто не знал, что здесь жил такой человек.

Дом этот расположен в одном из заповедных мест Киева – там, где Андреевская церковь, спуск к Подолу. Отсюда хорошо виден Днепр и прибрежные дали. В начале ХХ века рядом еще были Десятинная (примыкала к родному дому) и Трехсвятительская церкви, Михайловский Златоверхий монастырь. Ну как было не любить всю эту красоту, что окружала Виктора от рождения! Кстати, при крещении батюшка из соседней Десятинной церкви был не совсем трезв и чуть не утопил младенца в купели.

Отец будущего писателя Платон Федосеевич Некрасов был банковским служащим. Мать, Зинаида Николаевна окончила медицинский факультет в Лозанне и работала врачом в киевской больнице железнодорожников. Его бабушка, Алина Антоновна, наполовину итальянка, наполовину шведка, – из дворян, воспитанница Смольного института благородных девиц.

Виктор рос веселым и общительным мальчиком, учился прилежно. К матери относился заботливо. Пришлось «осваивать» разные гимназии в городе. Сначала на Кузнечной улице, потом на Пушкинской, а в 1919 году продолжил обучение в гимназии Науменко на Большой Подвальной. Семья жила в доме, принадлежавшем домовладельцу Гугелю, на Кузнечной, 24, с 1915 по 1941 гг. Позднее перебралась в дом № 38 на этой же улице.

Кстати, сюда в 1944 г. Виктор Платонович вернулся из госпиталя инвалидом войны 2-й группы. В этом доме семья прожила до 1950 г., а потом, без сожаления, переехала на Крещатик, 15, что в Пассаже. Там теперь установлена мемориальная доска В.Некрасову, автором которой был его друг В. Селибер.

Во время сильного наводнения на Подоле в 1932 г. Некрасова вместе с другими студентами направили на спасательные работы. Они разъезжали по улицам на плоскодонках, как гондольеры, помогая пострадавшим.

В 1936 году Виктор закончил архитектурный факультет, а позже и театральную студию при Театре русской драмы. Увлекался в то время марками, собирал и рисовал их. Копировал так, что невозможно было отличить от настоящих, чему был очень рад. Они «проходили» все почтовые отделения. В дальнейшем стал писать о чем-то заграничном, о фантастических историях, финской кампании. Все написанное усердно посылалось в разные газеты и скоро возвращалось. Но Виктор пера не бросал.

К тому периоду относится начало его дружбы с Александром Галичем. Оба поступали в театральную студию К.Станиславского на актерское отделение. Галича приняли, а Некрасову не повезло. Экзаменовал его сам К.Станиславский и таланта в нем не увидел.

До войны Виктор Платонович некоторое время работал архитектором, потом актером и художником в театрах Киева, Вятки, Ростова-на-Дону. В августе 1941 г. был призван в армию. Воевал в Сталинграде, в Украине, Польше. Был дважды ранен, заслужил боевые награды, демобилизован в звании капитана. Последняя должность на войне – заместитель командира саперного батальона. После первого ранения лечился в госпитале Баку. Второе ранение, полученное в 1944 г. в Люблине, было более серьезным и его направили в Киевский окружной госпиталь.

С 1945 по 1947 гг. работал журналистом в киевской газете «Советское искусство». В 1946 году в московском журнале «Знамя» появилась повесть «В окопах Сталинграда», сразу сделавшая автора известным. Повесть понравилась И. Сталину и В. Некрасов стал лауреатом Сталинской премии. Премией делился с друзьями, приобрел инвалидные коляски для госпиталя. Это рассказ не наблюдателя, а человека, познавшего войну изнутри и описавшего все без прикрас. Произведение определило целое направление в военной литературе. Исключительное значение ему придавали
А. Твардовский, И. Эренбург, К. Симонов, В. Гросман.

В 1947 году Виктор Некрасов стал членом Союза писателей. Он пишет рассказы о войне «Вторая ночь», «Судак». В повести «Городские прогулки» рассказывает о родном Киеве, о Троицкой церкви, где причащался и откуда после молебна уносил домой горящую свечу. Он знал Киев, как никто другой. Любил водить своих гостей в Софию и Лавру, на Андреевский спуск, рассказывая о Михаиле Булгакове, его семье, о доме Турбиных. Кстати, не без его участия был открыт дом-музей М.Булгакова.

День Победы отмечали традиционно: посудой служили фляги, котелки, кружки, имеющиеся в корпункте «Литературной газеты», которую он представлял в Киеве. Выпивка и харч были теми же, что и в окопах: водка, черный хлеб, лук, соленые огурцы, тушенка... Это было время битв за правду, справедливость, время надежд и разочарований.

Писатель Л. Лазарев, хорошо знавший своего друга, вспоминал: «Некрасов был худощавым человеком, с тонкими чертами лица, усиками и падающим на лоб чубом густых черных волос. Ему бы играть в кино белогвардейских офицеров или мушкетеров». Действительно, Некрасов выглядел молодо, был по-спортивному подтянут и походил на итальянца. Ходил в джинсах, ковбойке, галстуков не любил. Так было и в Киеве, и в Париже.

Писатель обладал обостренным чувством независимости и собственного достоинства. Это был яркий, энергичный мужчина, сохранивший целомудрие старого солдата. В нем видели правозащитника, правдивого и справедливого общественного деятеля.

Некрасов стал одним из организаторов несанкционированного митинга в Киеве на Сырце в день 25-летия трагедии Бабьего Яра. Первых киевлян расстреляли здесь 29 сентября 1941 года. Он выступал среди плачущих и рыдающих людей. Предложив создать памятник жертвам геноцида, упрекнул местные власти, желавшие на этом месте построить стадион.

Блюстители порядка пытались прервать его речь. Партийные органы, конечно, не забыли этого. Писатель собирал необходимые документы, фотографии, свидетельства, работал над новой рукописью, которая навсегда исчезла после обыска. Он отказался осудить А. Солженицына, автора «Архипелаг ГУЛАГ», и сам попал в диссиденты, став одним из первых опальных писателей в Союзе.

В последующие годы, до отъезда за границу, Виктор Некрасов написал романы «В родном городе», «Кира Георгиевна», очерки «Первое знакомство», «Месяц во Франции», «По обе стороны океана». Их чтение друзьям проходило при свете торшера, отключенном телефоне, закрытых дверях.

Партийные функционеры и руководство Союза писателей не собирались поощрять мятежного писателя и его «сомнительные сочинения». После его статьи «Турист с тросточкой» в «Известиях» последовала расправа.

Хрущев на встрече с литераторами в 1963 году разнес непокорного Некрасова в свойственной ему манере. С тех пор писателю уже не давали покоя. Заговорили об «оргвыводах», появилось персональное дело, он превратился в «отщепенца и опасного человека». Виктор Платонович встретил все гонения мужественно, с достоинством. Его исключают из партии, в которую вступил на фронте, в Сталинграде. Им занялось КГБ: началась слежка, подслушивание телефонных разговоров, обыски с целью «обнаружить литературу антисоветского и клеветнического содержания».

После этих событий имя Некрасова стало запретным. Были изъяты его книги, прекращен выход сценария о Киеве, исключен выпуск его трудов. В течение двух суток велся обыск у него на квартире. Пришедшие были вежливы, предупредительны, но настойчивы. Увезли с собой семь мешков с книгами, журналами, газетами, рукописями. Протокол обыска занял 60 страниц со 100 пунктами изъятых материалов, в том числе изъяли и хирургический скальпель его матери. А потом отобрали и дорогую для него медаль «За оборону Сталинграда». Кисточка для бритья – это все, что сохранилось у него от войны.

Официальные Москва и Киев делали все для того, чтобы о нем забыли. Никто ему не отвечал, не доходили до него открытки, посылки. Лишь в 1987 году, перед самой кончиной в прессе появилось его имя как автора «В окопах Сталинграда». Затем были опубликованы его «Городские прогулки». К сожалению, писателя уже не было в живых. В 1988-м запрет на публикацию его произведений был снят.

Давление оказалось настолько сильным, что В. Некрасов вынужден был покинуть родину и выехать за границу 12 октября 1974 года вместе со своей женой Галиной Викторовной. Он улетел сначала в Швейцарию, в Цюрих, затем перебрался в Париж, где стал сотрудником корпункта радио «Свобода».

Как и Киев, Некрасов прекрасно знал французскую столицу. Приезжающим друзьям говорил: «Никаких завтраков и кортов. Париж лучше смотреть натощак!». И вел их на Елисейские поля, в Лувр, Версаль, Нотр-Дам де Пари и на Монмартр, а затем увлекал в малолюдные улочки в кафе или ресторанчики на берегу Сены, чтобы поговорить обо всем, вспомнить былые времена. Во Франции Некрасов написал «Записки зеваки», «По обе стороны стены», «Саперлипопет», «Маленькую печальную повесть». Все это вышло в эмигрантских издательствах.

В одной из последних статей Виктор Некрасов писал: «Бог ты мой, как трудно быть писателем. Как трудно жить по совести». Годы уже были не те, здоровье подорвано, хотя душой был еще молод, выглядел уставшим и постаревшим.

Виктор Платонович скончался 3 сентября 1987 года в Париже от рака легких и внутреннего кровоизлияния. Похоронен на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. На могиле Некрасова установлен надгробный памятник – плита с крестом темно-серого цвета, высечена дата Сталинградской битвы и укреплен осколок снаряда с Мамаева кургана.Могилу писателя посещают почитатели его таланта, оставляют на ней цветы, зажженные свечи и даже пачки папирос «Беломор-канал», которые он курил при жизни. Друзья привезли сюда горсть земли с Байкового кладбища, где покоятся его родные. Они же вернули часть его архива в Киев. Кто-то сказал о Некрасове: «Ему не хватало воздуха, друзей. И он не выдержал. Умер...»

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить