Поиск

Морфесси Ю.С. (1882–1957). «Только раз судьбою рвется нить...»

Имя талантливого артиста, исполнителя русских и цыганских романсов, арий из оперетт Юрия Морфесси до недавнего времени находилось под официальным запретом. А когда-то он по праву считался звездой эстрады в России, выступал на лучших сценах Европы. Залы были полны зрительских восторгов и рукоплесканий. Слезы и ностальгию по прошлому вызывал у публики исполняемый им романс «Только раз».

«Только раз бывают в жизни встречи,

Только раз судьбою рвется нить,

Только раз в холодный серый вечер

Мне так хочется любить...»

И пресса не обходила вниманием Ю.Морфесси. В газетах часто появлялись отклики на выступления, проходили дискуссии о его творчестве. Бытовой романс, цыганский фольклор, которые виртуозно исполнял певец, оказались жизнеспособными и актуальными для зрителей и в наше время. К счастью, старые грамофонные пластинки сохранили голос Юрия Морфесси. Относительно недавно был выпущен его диск, составленный из редких записей различных коллекционеров...

Его предками были греки, а родители, покинув свои родные края, поселились в Одессе. В семье мелкого служащего Спиридона Морфесси и Марии Капар были два сына и дочь. Младший сын Юрий родился в 1882 г. Когда ему исполнилось шесть лет, в море погиб его отец. Детские годы прошли в нужде. Пению он нигде не учился и никакого музыкального образования не получил. Но имел красивый голос, любил петь, выступал в церковном хоре.

Учился в греческом училище, после окончания которого поступил в художественную школу. Однажды на Приморском бульваре Юрий посетил аттракцион, где предлагалось записать свои голоса на фонографе. Импрессарио городской оперы заинтересовался Юрием Морфесси, решившим для себя напеть несколько песен. Его пригласили в театр на пробы, – они удались. Молодого певца приняли в театр и доверили исполнение арии Валентина в опере «Фауст» Гуно. Так началась его сценическая карьера.

Итальянский оперный певец М.Баттистини обратил внимание на способности Юрия, его красивый голос и рекомендовал учиться в Италии. Но средств на поездку тот, естественно, не имел. Однако благодаря содействию того же Баттистини, Юрий продолжал петь в опере. В театре певец пробыл недолго, вскоре он перешел в театр миниатюр «Зеленый попугай», где исполнял русские, цыганские песни и романсы. Конферансье эстрады А.Алексеев, работавший с Ю. Морфесси, вспоминал: «Грек по происхождению, черноволосый и черноглазый красавец, он прекрасно знал свои достоинства и держал себя на сцене «кумиром». С томным видом он пел своим подкупающим бархатным баритоном... И дамы бальзаковского возраста млели, а гимназистки и старые девы визжали у рампы».

В 1905–1906 гг. Морфесси выступает в опереточной труппе Ростова-на-Дону. Слава о певце из Одессы докатилась до Петербурга и он был приглашен в северную столицу. Морфесси пел по контракту. Выпускаются ноты исполняемых им песен, грампластинки с его фотографиями. На одном из вечеров присутствовал сам Шаляпин, которому понравился голос певца. Тогда же Федор Иванович и назвал Ю.Морфесси «Баяном русской песни».

Огромным успехом у публики пользовались романсы «Налей бокал, в нем нет вина», «Не опускай стыдливо очи», «Отцвели хризантемы» и ряд других. Сохранилась фонотека тех времен с записями его голоса: «Сухой я корочкой питался», «Милая родная», «Кирпичики». Баритон Юрия Морфесси увековечен и на пленке, принадлежавшей умершему в Магадане знаменитому артисту эстрады Вадиму Козину. Некоторые композиторы писали специально для него, считая это большой честью. А стоило Юрию Морфесси появиться в московском ресторане «Яр», как все стоя начинали аплодировать, встречая его приветствием: «К нам приехал из Одессы наш Морфесси дорогой!»

Однажды Юрий Морфесси пел в присутствии императора Николая ІІ и его семьи, после чего был приглашен в гости на царскую яхту, но ... началась Первая мировая война.

Во время войны артист часто выступал с благотворительными концертами перед солдатами, а накануне революции работал в театре П.Струйского в Москве.

Вскоре прокатился первый вал эмиграции, унесший на юг России тысячи людей. Последним пристанищем певца была родная Одесса, ставшая перевалочной базой для всех. В родном городе состоялись его последние концерты на оперной сцене, в театре миниатюр, в филармонии, в Доме актера, где выступали и А.Вертинский, Л.Утесов. А между тем выезд за границу русской интеллигенции продолжался. Когда и на каком судне вышел в море Ю.Морфесси, с горечью простившись с милой Одессой, неизвестно. Однако, вскоре он появился в Париже, где вначале пел в маленьком кабаре, а затем в ресторанах «Кавказ» и «Эрмитаж». Здесь встречались и пели А.Вертинский, П.Лещенко, Н.Плевицкая.

С 1920 г. имя Морфесси уже нигде не упоминалось в России. Впоследствии из оборота были изъяты его пластинки, а все связанное с ним, предано забвению. Певец тяжело переживал разлуку с отчизной, тоска была сильна и безнадежна.

Своему другу Константину Сокальскому, известному певцу, с которым познакомился в Югославии, Морфесси писал: «Соколенок! Скучаю по России, только там меня бы поняли по-настоящему. Артист, оторванный от родной земли, – он как растение без корня, ему нечем питать свое творчество, и потому он душевно пуст, живет старым запасом. А насколько его хватит?..» Такими исповедями он облегчал свои страдания.

Любопытные объявления мелькали в то время на страницах французских столичных газет. Русская газета «Возрождение» писала в 1930 г.: «Ресторан Федора Корнилова (рю Клозель). Лучшая в Париже кухня под наблюдением хозяина. Изысканные русские блюда: «Царский студень», «Солдатские щи», «Глухари в красной капусте по-московски». Ежедневно блины со свежей паюсной икрой. Большая артистическая программа с участием несравненного Юрия Морфесси. С гитарой С.Масальский».

Жизнь продолжалась. Кто платил деньги, тот заказывал музыку. Юрий Спиридонович исполнял свой репертуар: «Только раз», «На последнюю пятерку», «Очи черные», «Две гитары». Он умел в трехминутной песне или романсе поведать вам судьбу человеческую. Драматически сложилась личная жизнь певца: его жена Ада Марлин покинула его и уехала в Америку. Стремясь залечить душевную рану, он совершает   гастрольные поездки по Европе. В годы Второй мировой войны певец жил в Великобритании, много выступал. В программы концертов включал и песни советских композиторов. Самыми любимыми были «Веселый ветер» И.Дунаевского и «Катюша» М.Блантера.

А вот еще одно воспоминание. В своем письме к друзьям композитор, дирижер и пианист Е.Комаров сообщал: «В последний раз я виделся с Юрием Морфесси у меня дома. Он, как никогда, был в ударе и пел с большим чувством. Пел и плакал, очень страдал на чужбине, но как-то не мог вернуться в Союз».

Юрий Спиридонович Морфесси спешил, чувствуя, что жизнь подходит к концу. Он успел написать воспоминания «Жизнь, любовь, сцена», разошедшиеся большим тиражом по Европе. Однако болезни уже беспокоили его, семейное счастье оказалось призрачным, пришлось расстаться и со второй женой. Последние годы жизни Ю.Морфесси прошли в Париже – в безвестности и нищете.

Знаменитый артист скончался 6 августа 1957 г. тихо, незаметно, в одиночестве, не испытав счастья вернуться на родину, в Одессу, которую любил всю свою жизнь. Погасла и канула в вечность крупная звезда отечественной эстрады. Ю.Морфесси, по неполным данным, оставил после себя около двухсот записей на пластинках. В России он записал более 50 произведений в фирмах «Лирофон», «Зонофон», «Поющий амур». Во Франции звукозаписью занимались «Пате» и «Одеон», есть пластинки, напетые и в других странах. В бывшем СССР, к сожалению, появилась только одна его пластинка, перепечатанная фирмой «Мелодия». Это танго О.Строка «Черные глаза».

В Одессе, по данным 1992 г., еще были живы его родные: племянница Зоя и ее брат Юрий, бывший артист драмы. С ними Юрий Морфесси связи не поддерживал, боясь их скомпроментировать. Единственный раз они увидели его на экране в американском фильме «Песнь о России», показанном в 1945 г. в Одессе, где он исполнил эпизодическую роль музыканта.