Поиск

Инбер В.М. (1890–1972). Путь ее был не бесплоден

Одесса имеет богатую историю, свой особый облик. В городе всегда издавалось множество журналов и газет, с которыми сотрудничали не только местные, но и столичные писатели и поэты. Одно время в Одессе работали Александр Куприн, Иван Бунин, Алексей Толстой, Константин Паустовский. В 20-х годах тут сформировалась значительная группа творчески одаренной молодежи: Валентин Катаев, Эдуард Багрицкий, Юрий Олеша, Семен Кирсанов, Лев Славин, Илья Ильф, Евгений Петров. Среди них были и представительницы прекрасного пола: Татьяна Тэсс, Анна Ахматова и Вера Инбер.

Вера Михайловна Инбер родилась 10 июля 1890 г. в Одессе. В молодые годы ее отец работал в Елисаветградском уезде статистом по переписи населения, мать училась в Петербурге на курсах и давала уроки. Позднее родители Веры занимались просветительской работой. Жили дружно.

Одесский период жизни Вера Инбер описала в своей автобиографической книге «Место под солнцем» (1928 г.). Училась на высших женских курсах, а в 1910 г. начала печататься в местных газетах. Потом она оказалась во Франции, в Париже, где вышли книги со стихами «Печальное вино» из цикла «Три снега».

Вере Инбер пришлось пройти через суровые испытания. Находясь с мужем и дочуркой Жанной за границей, она переживала горечь разлуки с отчизной, тоску по родному гнезду. Это нашло отражение в ее творчестве.

Поэтесса возвращается в Одессу. Без мужа. В 1916 г. она принимает участие в литературно-артистическом клубе, находившемся в доме банкира Анатра на Греческой улице, 48, делает доклады «О Париже», «О бельгийском искусстве». В следующем году выходит ее сборник «Горькая услада».

В то трудное время в Одессе при литературном клубе «Зеленая лампа» возник самодеятельный театр «Крот», руководителем которого был Виктор Типот. Спектакли ставились по субботам. За это, кстати, голодные артисты получали бутерброды. В пьесе «Месть Калиостро» В.Багрицкого В.Типот играл Калиостро, а В.Инбер – его даму. «Все были страшно молодыми».

Вера Инбер квартировала тогда в доме № 3, что в Стурдзовском переулке в районе Отрады. Жить было сложно: шла гражданская война, обстановка в городе, занятом белыми, была опасна и непредсказуема. Потом вместе с холодами в Одессу пришли красные. Топлива ни у кого не было. Было трудно с водой, за ней ходили в центр, на Успенскую улицу. Там в подвалах домов были водопроводные краны, у которых стояла длинная очередь. Электростанция не работала. Каждый выживал, как мог. Поэтесса научилась плести веревочные туфли: на них был большой спрос и клиентура росла. Кстати, была возможность читать лекции в Политпросвете у Сабанеева моста.

После окончания гражданской войны началось «великое переселение» писателей юга в Москву, в центр тогдашней литературной жизни. Подумывала о переезде и Вера Инбер. Отъезд ускорил пожар, случившийся в доме, где она жила в последнее время. Сгорело все имущество. Надо было все начинать сначала. Вера Инбер вспоминала впоследствии: «Москва – это была работа, полнота жизни... Это было кипение. Едущих можно было распознать по блеску глаз и по безграничному упорству надбровных дуг...» В 1922 г. поэтесса покидает родной город.

В Москве она не знала никого. Ночевала с дочерью в каких-то квартирах у людей, желавших добра, но бессильных помочь. Наконец поселилась у фельдшерицы, где и был написан первый рассказ о Москве. Редакция, куда она обратилась, его вернула. Совершенно случайно В.Инбер удалось устроиться на работу в ночной театр-кабаре «Каравай». За очень небольшие деньги она должна была сочинять маленькие веселые пьески и исполнять, развлекая публику, комедийные роли на сцене.

Перед ее выступлением директор «Каравая» просил посетителей – в основном нэпманов – не слишком громко стучать вилками и ножами.

Через какое-то время Вера Инбер снова заглянула в редакцию, в которой ей однажды отказали. У редактора был ларингит, потому он прошипел: «Я знал, что вы придете. Притащили что-нибудь?» Прочитав новый рассказ, сказал, что вещь пойдет и надо написать еще.

«Каравай» был оставлен навсегда, а потом началось сотрудничество и с другими редакциями.

Когда знакомишься с творчеством Веры Михайловны, замечаешь, как все в нем умно, полновесно, необычно, неповторимо, запоминаемо. Как-то по этому поводу Константин Паустовский сказал, что он знает многие ранние стихи В.Инбер наизусть и особенно ее «Печальное вино».

Частыми гостями у поэтессы были Катаев, Резник, Сельвинский. В 1947 г., говоря о писателях, родившихся в Одессе, в первую очередь вспоминала о Катаеве. «Редко кто с такой любовью и с такой прелестью писал о родном городе».

Многие годы она дружила с Осипом Резником, дарила ему свои книги с чудесными нежными посвящениями. Они ходили в театр, в кино на Страстной площади, которое называлось на иностранный лад «Ша нуар». Ему, больному, она приносила лекарства, читала стихи.

В Москве, в Коммерческом переулке был выстроен дом, где писатели получили квартиры. Новоселом оказалась и Вера Инбер. Вскоре из Парижа вернулась ее дочь Жанна. Она познакомилась с молодым писателем Г.Гаузнером и вышла за него замуж. К несчастью, он был болезненным человеком и скоропостижно умер. Да и Жанна не стала долгожительницей – ушла из жизни в канун своего пятидесятилетия, в 1962 г.

В 30-е годы одна за другой появляются ее книги стихов и прозы. Это были годы творческого подъема. Но в этот же период РАПП (Российская ассоциация пролетарских писателей) начинает разделять писателей на партийных и беспартийных, «своих» и «чужих». Вере Инбер пришлось испытать чувство падчерицы в литературе. Это ощущение передавалось на все области жизни. Было страшно «в семье своей родной» казаться «девочкой чужой...» Какой-то период ее не печатали, изолировали. Возможно, в таком отношении решающую роль сыграло обнаруженное родство с Л.Троцким. Как оказалось, поэтесса была двоюродной сестрой этого в прошлом крупного политического деятеля.

Во время войны В.Инбер вместе со своим вторым мужем, профессором Ильей Страшуном, приехала последним прорвавшимся в Ленинград поездом. Муж был назначен сюда директором Первого медицинского института. Поэтесса выступала перед воинами, защитниками города. На Балтике она вела себя как истинная морячка – сказывалась одесская юность, привязанность к морю.

Стихи об Одессе Вера Михайловна сочинила в блокадном Ленинграде. Она записала в дневнике: «Жестокие бои под Одессой. Я так давно оттуда! Чувствую, что она по-прежнему дорога и близка мне». Своему родному городу она посвятила «Обращение к Одессе».

В военные годы вышли сборник стихов «Душа Ленинграда» (1942), поэма «Пулковский меридиан» (1943), а позднее дневник «Почти три года». А.Фадеев, прочитав поэму «Пулковский меридиан», воскликнул: «Это на века!».

После войны она создает цикл стихов «Путь воды» (1946–1951), автобиографическую повесть для детей «Как я была маленькая» (1954). В книге «Вдохновение и мастерство» (1957) делилась опытом своего литературного труда. Занималась переводами на русский язык произведений Т.Шевченко и некоторых других украинских поэтов.Веру Инбер долгие годы сопровождали серьезные недуги, но она, мужественно преодолевая боль, продолжала работать. Изъездила всю страну, была за границей и до самой старости оставалась творчески активной. В 1965 г. болезнь обострилась, лишив возможности писать. После паралича еле говорила, но старалась быть спокойной и приветливой. Она нашла в себе силы преодолеть беду, отметила 80-летие.

Вера Михайловна скончалась 11 ноября 1972 г. Гроб с телом покойной был установлен в здании Центрального дома литераторов. Пришедших проститься с ней оказалось немного.

В городе, в котором родилась поэтесса, ее любят и помнят. Стурдзовский переулок назван ее именем, на парадной дома висит памятная доска в ее честь. Ей посвящен один из фрагментов экспозиции литературного музея в Одессе.

 

Губернаторы столицы

От автора

Длительное время богатое историческое наследие украинского народа было недоступным для простого человека. Лишь к концу 20 века и, особенно, после провозглашения в 1991 году независимости Украины, стали публиковаться материалы отечественной культуры. Переиздаются забытые неизвестные произведения историков, прозаиков, труды философов.

Читать полностью...