Поиск

Надписи на ремесленных изделиях и стенах древних зданий.

Долгое время судить о письменности древнего Киева и Руси можно было только на основании рассмотренных выше и некоторых других книжных памятников. Ныне благодаря успехам археологической науки получены новые материалы, представляющие большую ценность для изучения письменности и распространения ее среди различных слоев древнерусского населения. Такими памятниками письменности являются обнаруженные в Новгороде и в некоторых других городах знаменитые грамоты на бересте. Они убедительно показали ту важную роль, которую играла письменность в экономической и культурной жизни феодального средневекового города и его окраин.

Многочисленные ценные эпиграфические находки обнаружены в Киеве. Среди них надписи на ремесленных изделиях: пряслицах, литейных формочках, хозяйственных сосудах— корчагах, древних кирпичах — плинфе и др. На пряслицах чаще всего писали имена владельцев: «Княжо есть», «Молодило», «Янка вдала пряслень Жирце» и др., на корчагах обозначали содержимое сосуда или указывали имя его владельца «Мстиславова корчага», реже помещали пожелания мастера: «Благодатнейша полна корчага сия» и др.

Важные сведения получены в результате изучения древнерусских граффити XI—XIV вв., открытых на стенах Софийского собора, церкви св. Михаила Выдубецкого монастыря, Кирилловской церкви и др. Граффити, выцарапанные людьми разных профессий и различного социального положения, представляют исключительный интерес для науки, так как позволяют судить не только о распространении письменности или грамотности киевлян, но и об их языке, интересах, а также исторических событиях, свидетелями которых они были. Так, в одной из многочисленных надписей, обнаруженных в Софийском соборе, сообщается о смерти князя Ярослава Мудрого — строителя Киева и основателя храма. Запись уточняет летописную дату события и указывает, что оно произошло 20 февраля 1054 г.

Другая надпись упоминает мир, заключенный возле Киева на Желяни между 1093 и 1113 гг. киевским князем Святополком Изяславичем, Владимиром Мономахом и Олегом Святославичем. В записи идет речь о мире, прекратившем княжеские усобицы, и, вероятно, по этой причине не получившем отражения на страницах летописи.

Большая надпись, состоящая из 14 строк, сообщает о покупке княгиней Всеволожей какой-то Бояновой земли, за которую она уплатила огромную сумму денег — семьсот гривен. Десятая часть этих денег — семьдесят гривен — была внесена в Софийский собор как церковная десятина, что, видимо, и послужило поводом записать на стене эту торговую сделку. Совершенно неизвестно, какая именно земля в древности называлась Бояновой. Возможно, она когда-то принадлежала знаменитому поэту древности — Бояну, упоминаемому в «Слове о полку Игореве». Из приписки на полях так называемого Брмолаевского списка летописи известно, что в XVII в. в Киеве на Копыревом конце находилась местность, называвшаяся Буянь. Не Боянова ли это земля надписи из Софийского собора?

Надпись о Бояновой земле представляет собой как бы юридический документ, купчий акт, подтверждающий правильность сделки, совершенной в присутствии «послухов» — свидетелей и «св. Софии».

В Софийском соборе обнаружена древнейшая датированная древнерусская запись, сделанная 3 марта 1052 г. В ней сообщается о громе, по-видимому, молнии, ударившей в Софийский собор. Надпись на целых 16 лет старше знаменитой надписи на Тмутараканском камне 1068 г., в которой рассказывается о том, как тмутараканский князь Глеб мерял зимой море по льду от Тмутаракани (современная Тамань) до Корчева (Керчи).

Среди авторов граффити собора — представители разных слоев населения древнего Киева. Тут и представители княжеской администрации: боярин Ставр Городятинич, воспетый в древнерусских былинах (Ставр Годинович), княжеский мечник Василий, отроки и писцы-профессионалы и др. Много надписей сделано монахами, попами, купцами. Среди них, несомненно, были и те, кто имел отношение к переписыванию книг и летописанию.

В соборе открыты фрагменты глаголической письменности, свидетельствующие о знакомстве Руси с этим славянским письмом и, наконец, открыта упоминавшаяся выше древняя азбука.

Большая двухметровая надпись XI в. сохранилась на северной стене церкви св. Михаила Выдубецкого монастыря в Киеве. В ней, согласно расшифровке академика Б. А. Рыбакова, говорится об исторической личности — игумене Киево-Печерском Стефане, изгнанном братией из монастыря.

Упоминавшиеся настенные надписи-граффити относятся к памятникам неофициальной письменности, сделанными по инициативе самих авторов. Официальных древнерусских надписей, как, например, на Тмутараканском камне, насчитываются единицы. В последнее время в ходе археологических исследований Ближних пещер Киево-Печерской лавры обнаружена большая надпись, которая была, несомненно, выполнена по указанию монастырских властей. Она гласит: «В лето 6 тысяч и 658 ископахом место се на положение тела...» («В 1150 году выкопали это место (т. е. пещеру) для положения тела»). Надпись с большим мастерством вырезана в лесе. Написана она очень хорошим крупным уставным письмом, близким по графике к книжным памятникам XI—XII вв. Рельеф надписи заполнен краской красного цвета.

По некоторым признакам можно заключить, что многие захоронения в пещерах первоначально были снабжены подобными пояснительными надписями с именами погребенных.

Быстрое распространение письменности на Руси тесно связано с социально-экономическим развитием страны и потребностями в ней древнерусского населения. Как свидетельствуют источники, в IX—XII вв. ведущая роль в этом принадлежала Киеву — столице Руси, где раньше других древнерусских городов сложились условия для появления письменности, в которой нуждался государственный аппарат и развивавшаяся экономика. В XI — первой половине XIII в. письменность уже обслуживала все сферы жизни феодального общества Киева и Руси. Торжественным уставом переписывались церковные книги и богословско-философские трактаты, писались договоры и княжеские грамоты. Купцы и ремесленники писали на бересте, на различных изделиях ремесленного производства и на стенах архитектурных построек. Все это свидетельствует о большом распространении письменности не только среди знати и церковников, аив других слоях населения Руси.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить