Поиск

Багрицкий Э.Г. (1895–1934). Огонь его поэзии не угас

Творчество Эдуарда Багрицкого получило широкую популярность во второй половине двадцатых годов, когда его стихи начали появляться на страницах журналов. Но еще в годы Первой мировой войны они печатались в сборниках, выпускаемых группой поэтов-новичков Одессы.

Романтическая поэзия Багрицкого – это страстное утверждение идеалов, философии нового столетия, раздумье о трудных и тревожных путях. Поэт имел способность видеть жизнь, исполненную движения, силы, радости и в природе, и в человеческих душах.

Развитие и становление Эдуарда Багрицкого как поэта, журналиста, художника плаката проходило в сложной обстановке и совпало с военными событиями, внутренним кризисом декадентского искусства в литературе.

Эдуард Георгиевич Багрицкий (фактически фамилия – Дзюбин) родился в Одессе 3 ноября 1895 года в семье провизора и вырос в весьма прозаичной обстановке. Это были низы городского мещанства. Поэзия в них и не ночевала. Не возникало там и социального негодования. Это была бедность безропотная и завистливая. Отец и мать мечтали воспитать из мальчика коммерсанта, удачливого дельца. Но не вышло. Вкусы родителей были ему чужды. Большую роль в духовном формировании юноши сыграли книги Пушкина, Брема, Стивенсона, Жюля Верна.

Он поступает на обучение в реальное училище, потом переходит в землемерное. Печататься начал рано. Получая ничтожные гонорары, жил впроголодь, но он умел создавать стихи и ничто другое его не волновало.

В 1915 г. Багрицкий публикует свои наиболее зрелые, выразительные работы в одесских альманахах “Серебряные трубы”, “Авто в тучах”, “Седьмое покрывало”. Он увлеченно подражал акмеистам, символистам, футуристам. В его ранних произведениях ритмы и образы будто скопированы с “моделей” – произведений Гумилева, Брюсова, Северянина, раннего Маяковского. Это была своего рода “игра”, которая позволяла судить о таланте молодого Багрицкого. Таковы его стихи “Газели”, “Креолка”, “Полководец”.

Багрицкий вместе с В.Катаевым и Ю.Олешей сотрудничал в сатирическом журнале “Бомба”. Гонорары тогда не получали. Но однажды им заплатили по серебряному рублю. С дикой радостью они побежали в погребок “Гамбринус”, где их ожидало хорошое пиво завода Энни и знаменитая одесская таранька. Они сидели на пузатых бочках и Олеша, подняв бокал, провозгласил: “За Блока, за поэзию и музыку, за весенние карнавалы на земле!”...

В 1918 году в Украине кипела гражданская война. Одесса была ареной беспрерывных и отчаянных боев, одна власть сменялась другой. Молодежь пошла в милицию, среди юношей был и Э.Багрицкий. Служил на Преображенский улице, ездил на обыски, реквизировал самогонные аппараты, оружие. Однако работа в милиции была недолгой. Он находился также в войсках, которые действовали за Каспием, но вскоре возвратился в Одессу. От былой политической безпечности не осталось и следа, он стал другим человеком.

К литературной работе вернулся в 1920 году. Активный сотрудник ЮГРОСТА вместе с писателями В.Катаевым, Ю.Олешей, Л.Славиным, входил в “Коллектив поэтов”, дни и ночи просиживал над плакатами. Одесские поэты и художники делали ту же общественную работу, которую и Маяковский в “Окнах РОСТА”. Багрицкий писал воззвания, частушки, агитационные стихи, выезжал на фронт с агитпоездом. Об этом периоде жизни он вспоминал впоследствии.

Не я ль под Елисаветградом

Шел на верблюжские полки.

И гул, разбрызнанный снарядом

Мне кровью ударял в виски?

Эти строки предпосланы поэме “Сказание о море, матросах и о Летающем Голландце”, которую Э.Багрицкий прочитал в 1922 году на собрании молодых поэтов.

В лирических стихах и поэмах этих лет “Птицелов”, “Тиль Уленшпигель”, “Трактир”, “Голуби”, “Осень” поэтом созданы образы свободолюбивых, мужественных людей, картины природы.

Интересно, что Багрицкий на всю жизнь сохранил свои привычки и склонности: носил бекешу и сапоги, любил и хранил военное оружие, снаряжение. Во время обострения астмы ему нельзя было разговаривать, но он очень хотел читать стихи. И его никто не отговаривал. А воздух свистел, гремел и клокотал в его больных бронхах. Читал тяжело, хрипловато и все же прекрасным низким голосом, немного в нос. Болезнь исказила его лицо и тело: с годами он оплыл, потучнел, но оставался волевым человеком. Теперь все его страсти вылились в стихах.

Об Эдуарде Георгиевиче написано довольно много воспоминаний. В одних он мягок и уступчив, в других – скрытен, легкомыслен. Но скорее всего, Багрицкий был целомудренным и остроумным человеком, с ошеломляющей манерой высказывания.
В сущности, он был скромен и стыдлив, о чем догадывались немногие. Находясь в Одессе, Багрицкий целыми днями пропадал в степи за Сухим лиманом, ловил силками птиц, при этом писал стихи, стараясь избавиться от мучительной астмы – смесь степного и морского воздуха облегчали его страдания.

В его комнате на Молдаванке были десятки клеток с облезлыми птицами, которыми он очень гордился. На корм этих птиц Багрицкий тратил последние деньги. А за прекрасные строки одесские газеты платили ему копейки. Через несколько лет их знала и учила наизусть вся молодежь. Это “Стихи о соловье и поэте”, “Стихи о поэте и романтике”, “От черного хлеба и верной жены”.

Шло время. Поэты и прозаики потянулись в Москву. Уже давно стали москвичами Бабель, Катаев, Олеша, Ильф и Петров. Одесса пустела. Почему Багрицкий не спешил с отъездом в Москву? Наверное потому, что любил Одессу верной и трогательной любовью. Мысль о жизни в другом городе не радовала его. А более суровый климат, другой воздух даже пугали...

В конце концов в его жизни настал перелом: он приехал в августе 1925 года в Москву с женой и сыном. Началась трудная и интересная полоса новых поисков и открытий, раздумий об искусстве, творчестве. Сначала он поселился в Кунцево, потом в проезде МХАТа. Багрицкий начинает сотрудничать в центральной печати. “Дума про Опанаса” – одно из наиболее значительных его произведений. Он блестяще доказал, что романтика продолжает свой марш в будущее.

Гей, мать, подымайся!                         С карпатских нагорий

Скликай сыновей –                             До Чернова моря,
Из мертвых домов,                              От киевских рощ

От несжатых полей,                             До херсонских бахчей.

Эта поэма, воспевающая Украину, полностью появилась в журнале “Красная новь” за 1926 год. В скором времени выходит книга стихов “Юго-запад”. К тому времени он был уже известным поэтом.

Перед Багрицким открываются широкие перспективы, он как никогда много и увлеченно работает, В 1932 году были написаны поэмы: “Человек предместья”, “Последняя ночь”. С необыкновенной выразительностью поэт снова заговорил о том, что его волновало всегда.

В начале февраля 1934 года, заболев в четвертый раз пневмонией, т.е. воспалением легких, писатель находился в очень тяжелом состоянии. Измученное, воспаленное лицо умирающего напоминало маску Бетховена. Эдуард Георгиевич Багрицкий умер
16 февраля 1934 г. Похороны поэта состоялись в Москве, далеко от родной Одессы.

Жар поэзии Багрицкого не остывает. Сильно и страстно звучат его строки и сегодня, и так же они будут звучать для новых поколений, вступающих в жизнь.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Губернаторы столицы

«Протеже» князя Потемкина

После смерти Павла І, император Александр І устанавливает в стране строгую законность в государственном управлении, все более становясь сторонником абсолютизма и реакции. Он возвращает некоторые законы и порядки в России, принятые ранее его бабкой Екатериной ІІ. Вступив на престол, Александр І своим указом назначает на пост Киевского генерал-губернатора Александра Петровича Тормасова, правившего более трех лет в этой должности.

Читать полностью...