Поиск

Шмидт П.П. (1867-1906). Борец за волю

В октябре 1905 г. Украина, как и вся Россия, была охвачена революционным движением, общеполитической забастовкой. На борьбу с произволом самодержавия поднялись миллионы людей. Царский трон дрогнул, был издан манифест 17 октября, но революция продолжалась. Она развернулась с новой силой, приняла политический и вооруженный характер. В Кронштадте, Севастополе также вспыхнули восстания матросов. Состоялось оно и на крейсере Черноморского флота „Очаков“, которое возглавил лейтенант П. П. Шмидт.

Петр Петрович Шмидт родился в Одессе 17 февраля 1867 г., в дворянской семье. Его отец П. Шмидт, офицер, старший морской начальник г. Бердянска. Мать Екатерина Яковлевна (девичья фамилия - баронесса фон Вагнер), происходила из князей Сквирских, гедиминовского рода. Петр рос в женском окружении: матери и старших сестер. Отец всегда находился в плавании или на службе.

Юноша окончил Петербургское морское училище и получил звание мичмана, служил в 8-м Петербургском экипаже. Основой мировоззрения молодого Шмидта, его философской религией была борьба за счастье всего народа. Но его окружение в этом не нуждалось. Осталась единственная возможность - принести счастье хотя бы одному человеку. Совершенно неожиданно появилась привлекательная Доминикия Павлова, мадемуазель легкого поведения с Выборской стороны Петербурга. Ему стало невыносимо жаль ее и он решил спасти эту женщину.

В банке взял 12 тыс. рублей и все отдал ей. Но увидев как много душевной грубости в ней, понял, что отдать надо не только деньги, а всего себя. Чтобы вытащить ее из трясины, решил жениться. Думал, что создав все условия и оказав внимание, он спасет ее. Но этого не случилось, это была ошибка молодости, отсутствие опыта в личной жизни. Своим поступком Шмидт бросил вызов обществу, корпусу морских офицеров и всей семье. О дальнейшей карьере не могло быть и речи. Друзья-офицеры вычеркнули его из своей жизни, отец и дядя не признавали его. И снова Шмидт остался один на один с собой и своими идеями. Получив нервный срыв, вышел в отставку по болезни. Со временем все обошлось, здоровье нормализовалось. Он поселился в Таганроге, где работал в Азово-Донском коммерческом банке.

В 1892 г. возобновилась его военная служба, он получил звание лейтенанта. Служил в 18-м Балтийском и Сибирском флотских экипажах. После конфликта с руководством Владивостокского порта перевелся на торговый флот, где работал ревизором, старшим помощником, капитаном судна „Игорь“. Команда полюбила своего справедливого командира, безупречно подчиняясь его приказам. Шмидт относился к матросам с глубоким уважением. Он свято исполнял свои обязанности. Это был моряк до мозга костей влюбленный в море, знающий себе цену, отлично понимающий морскую службу.

Когда в 1889 г. адмирал С. Макаров задумал пробиться на „Ермаке“ к Северному полюсу, то пригласил с собой лейтенанта Шмидта. Взаимное уважение и дружба объединили этих разных людей. Они совершили плавание к берегам Шпицбергена и Земли Франца Иосифа. В том же году в Киле был спущен на воду пароход „Диана“. Капитаном был назначен Шмидт, вернувшийся из полярного плавания.

В конце ноября 1903 года „Диана“ шла из Риги в Одессу. Поднялся шторм и капитан не покидал мостика. Лишь когда стало спокойнее, Шмидт ушел к себе отдохнуть. Помощник, стоявший на вахте, по небрежности не сообщил о том, что погода изменилась. Появился туман и „Диана“ налетела на подводную гряду камней у острова Мэн. Страшный удар о камни, заставил выбежать на палубу весь экипаж. Это вызвало панику, команда шумела, начался беспорядок. И тут раздался твердый, спокойный голос П. Шмидта. Все почувствовали, что у них есть капитан, которому они вручили свою жизнь. Командуя аварийными работами, он спас корабль от быстрого затопления, и приказал команде высаживаться на берег о.Мэн.

Когда все сели в шлюпки, матросы обратились к нему, чтобы садился, но он грустно посмотрел на всех и сказал: „Я останусь до конца“. Несколько суток он был на погибающем судне, пока его не сняли с камней.

С началом русско-японской войны 1904-1905 гг Шмидт обратился в Морское ведомство с просьбой о направлении его на театр военных действий. Он был назначен капитаном угольного транспорта „Иртыш“, и сопровождал эскадру адмирала Рождественского. При переходе из Либавы на Дальний Восток у Шмидта обострилась болезнь почек, вследствие чего был вынужден вернуться назад из Порт-Саида в Россию.

В 1905 г. он командир миноносца № 253 Черноморского флота в г.Севастополе. Революционное брожение в армии и на флоте нарастало. В среде морских офицеров Шмидт пользовался репутацией вольнодумца.

Шмидт организовал „Союз офицеров друзей народа“, от имени которого разослал воззвание, призывавщее командиров кораблей поддержать революцию. В Севастополе начал активную агитаторскую деятельность, участвовал в митингах и манифестациях. Во время похорон в Севастополе мирных граждан, убитых на демонстрации, произнес политическую речь, давшую ему широкую известность.

20.10.1905 г. его арестовали, но затем отпустили под давлением общественности. Он был избран „пожизненным депутатом“ Севастопольского совета рабочих, матросских, солдатских депутатов.

Началось сильное недовольство на крейсере „Очаков“. Матросы крейсера вели переговоры со Шмидтом и когда 13 ноября 1905 г. на нем вспыхнул бунт, то он оказался во главе его. Была отправлена в Петербург телеграмма царю с заявлением, что флот не будет подчиняться властям и министрам, с подписью: „Командующий Черноморским флотом Шмидт“.

На „Очакове“ был поднят сигнал: „Командую флотом. Шмидт“. Он ждал, что вся эскадра выбросит красные стяги, арестуют офицеров во голове с адмиралом Чухниным и присоединится к „Очакову“. Но эскадра зловеще молчала. К крейсеру присоединились броненосец „Пантелеймон“ и несколько других судов. В ответ на телеграмму из Петербурга пришел приказ подавить восстание.

Севастополь и крепость объявили в осадном положении, улицы заняли войска. Началось подавление, а затем расстрел восставших. Вечером 29.11.1905 г. „Очаков“ был подвергнут жестокому обстрелу. Последние „бунтари“ спешно выбросили белые флаги. Восстание было подавлено.

П. Шмидт до последнего времени оставался на „Очакове“. Его раненого подобрали в море и доставили на броненосец „Ростислав“, где и был арестован. Заточили в Очаковскую крепость, в полутемном сыром каземате. Он провел здесь несколько месяцев в ожидании суда. И все это время не прекращались издевательства офицеров над ним. Солдаты крепости предложили ему бежать и приняли всю ответственность на себя, но он, верный своим принципам и идеалам, отказался от этого предложения.

Начался суд. Выступая в суде, Шмидт обличал царских сатрапов, а в конце своей речи заявил: „Лучше погибнуть, чем изменить долгу!“. Его и ближайших трех помощников приговорили к смерти, других к каторге на разные сроки. 19 марта 1906 г. осужденные были доставлены на остров Березань, к месту казни. Команда расстрельщиков состояла из матросов канонерской лодки „Терець“ в числе 60 человек. Позади стояли три взвода солдат - на всякий случай.

Шмидт подбадривал товарищей. По его просьбе им не завязывали глаза и не привязывали к столбам. Четыре гроба были наготове. Он трогательно попрощался с моряками и обратился ко всем: „Помните Шмидта, умершего за русский народ, за родину, за вас мои братья. Таких как я много, но будет еще больше!“. Потом вернулся к знакомому офицеру, который командовал отрядом, сказал: „Миша, прикажете своим солдатам стрелять прямо в сердце“. Он был в одном нижнем белье, стоял с открытым лицом и высоко поднятой головой. Послышалась барабанная дробь. Матросы взяли винтовки на прицел, прозвучали десять залпов... По приговору суда были казнены: лейтенант Петр Шмидт, кондуктор Сергей Частник, комендор Николай Антоненко и машинист Александр Гладков. Все они погибли героями. Удивительно, но позже по иронии судьбы почти на том же месте через 17 лет ВЧК расстреляла капитана 2 ранга Михаила Ставраки, руководившего казнью очаковцев. Позднее прах П. Шмидта был перезахоронен в Покровский монастырь г. Севастополя, а 13.11.1923 г. перенесен на городское кладбище.

Его сестры вышли замуж, сменили фамилии и не афишировали свое родство с „мятежным лейтенантом“. Законная супруга после казни Шмидта отказалась от него, но сын не вернулся к распутной матери. Только гражданская жена Зинаида Ризберг сохранила в сердце память о дорогом „романтике“ и идеалисте. А потом пришла слава. Шмидт стал не только героем, но и идолом революции, культовой фигурой, символом самоотверженности и стремлению к свободе, частью национальной памяти. Он вошел в историю нашей родины как непокорный и бессмертный революционер.

В его родной Одессе, в центре города (район площади Куликово поле), одна из улиц названа его именем.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Губернаторы столицы

Вполне лояльный деятель

Во второй половине 19 века продолжались изменения в правительственных органах России. Реформе подверглись армия, суд, просвещение, цензура. Были введены “Положение о губерниях и уездных земских учреждениях”, “Городское положение”. В такой обстановке опытный к тому времени князь Александр Дондуков-Корсаков был направлен на службу в Украину. Его отец, Михаил Александрович Корсаков был попечителем Санкт-Петербургского учебного округа, председателем Цензурного комитета и вице-президентом Академии наук России.

Читать полностью...