Поиск

«Дряная личность»

После революции 1905 г. и русско-японской войны усилилось национальное угнетение народов Украины и России. Государственная Дума не оправдала надежд царского правительства. Премьер-министр П.Столыпин проводил аграрную реформу, а при Дворе сибирский мужик Г.Распутин вел свои интриги. Грянула Первая мировая война 1914–1918 гг. Царизм уже не мог управлять по-старому и прибегал к военной силе, полицейскому режиму, террору. Империя висела на волоске...

Одним из последних генерал-губернаторов Юго-Западного края был генерал от кавалерии Владимир Александрович Сухомлинов. Фактически этот военный деятель не сделал ничего существенного для вверенных ему губерний. Его наместничество, власть сводились к поверхностному надзору. Сухомлинов возможно сознательно шел на подрыв интересов и обороноспособности России. На посту военного министра заимел мрачную славу одного из главных виновников несчастий во время Первой мировой войны... Он получил военное образование в Николаевском кавалерийском училище и Академии Генерального штаба.

Шла русско-турецкая война 1877–1878 гг., в результате которой янычары были разбиты и освобождена Болгария. Сухомлинов участвовал в этой войне, закончившейся Сан-Стефанским миром. В ней отличились такие генералы, как М.Скобелев, Ф.Радецкий. За Сухомлиновым никаких подвигов не числилось, не было и наград. Но его считали талантливым генштабистом и просвещенным кавалерийским офицером. Смолоду отчаянный офицер кавалерии полюбил внешнюю оболочку жизни – веселые компании, комфорт, деньги и, конечно, красивых женщин. Еще в 1890-х годах он написал около 15 популярных брошюр на военную тему.

Сухомлинов был назначен Киевским, Подольским и Волынским генерал-губернатором и одновременно командующим военным округом (1905–1908). Он критиковал Генеральный штаб, на что обратил внимание царь, приняв Сухомлинова за человека, обладающего творческим умом, деловыми качествами. Киевляне умником его не считали. К тому же этот «дон-жуан» запутался в своих романах и браках.

Первая его жена, баронесса Корф, не оставила о себе памяти. Вторую он «похитил» у законного супруга Корейши, директора Института гражданских инженеров. Она председательствовала в Киевском Красном Кресте тогда, когда неизвестно куда испарились шестьдесят тысяч рублей казенных денег. Говорили, что Сухомлинов якобы принуждал ее к растратам. А когда хищение было обнаружено, он вложил в рот жене капсулу с ядом... Его романы продолжались. Появилась Екатерина Викторовна Бутович, статная женщина с пышной грудью. В молодые годы она служила машинисткой. Помещик взял ее в жены и «вскрыл» в ней захудалую красоту. Ее то и увидел однажды Сухомлинов в киевском театре Н.Соловцова. Екатерина сознавала, что власть генерал-губернатора почти такая же, как и у короля. Ею дома была разыграна сцена, душевная мелодрама, и спустя некоторое время она ушла к Сухомлинову. Бывшего мужа Бутовича уговорили и он уступил жену мирным путем, ибо дело могло завершиться убийством...

Вскоре в Киеве появилаь новинка – «беспроволочный телеграф» и состоялись первые опыты армейского радирования, на которых присутствовал сам губернатор. Вокруг В.Сухомлинова в Киеве австро-германская разведка раскинула шпионскую сеть. В частности, «Хаурт-Кундшафт-Стелле» активно действовала в Киеве в течение ряда лет. Ходили разговоры, что ближайшими друзьями Сухомлинова были маклеры Бродский, Марголин, Фурман. Деятельные друзья Сухомлинова из Киева почувствовали запах прибылей от поставок для армии.

Губернатор носил красные гусарские брюки, плотно облегающие его тело, уделял большое внимание туалету, напевая любимый романс «Отцвели уж давно хризантемы в саду...» (композитор Н.Харито). Он любовался собой, глядя в зеркало, петушился, за что его прозвали «Шантеклером». Красные лосины нужны были генералу ради своей внешности, чтобы выглядеть моложе перед дамами. Этот деятель любил париться. Он заказывал баню и выезжал в санях на лихаче в сопровождении двух агентов охранного отделения. В Киеве проходила джигитовка нижних чинов конных батарей. Все проделывали четко, лихо. Требовательный Сухомлинов поддерживал в войсках порядок.

В Думе подняли вопрос о Сухомлинове. Слухи о его «шашнях» дошли до депутатов. Потребовать у царя отставки либералы не могли. И они решили окольным путем убрать его с должности киевского генерал-губернатора, критикую в «нерентабельности». Император Николай ІІ признался жене, что если Сухомлинова сильно ругают в Думе, то в этом человеке есть нечто значительное... И все же настойчивые и ненавидившие думцы «нашли» его. Необычно торжественными были проводы генерал-губернатора, покидавшего город. В Петербурге его ожидал пост начальника Генштаба армии. Будучи уже военным министром, он присутствовал 1 сентября 1911 г. вместе с императором и его свитой на спектакле в Киевском оперном театре. Трагедия произошла в помпезной обстановке, при скоплении знати, в присутствии Николая ІІ и его дочерей. Столыпин был смертельно ранен двумя выстрелами в упор из револьвера провокатором Дмитрием Богровым, явно при содействии начальника местного охранного отделения полковника Кулябко...

А в свете и военных кругах проклинали военного министра Сухомлинова, приказавшего взорвать крепости, построенные на границах. Это было уже похоже на открытое вредительство. Германия готова была начать молниеносную войну хоть завтра. Россия тоже готовилась к ней. Киевский военный округ был нацелен против Австро-Венгрии.

В Петербурге мадам Сухомлинова становится частой гостьей Распутина, участницей вечеринок и попоек. По вполне достоверной версии она была завербована немецкой разведкой, и вовлекала в шпионскую работу высших военных чинов. Они выкрали и передали немцам документ исключительной важности, составленный Сухомлиновым: «Отчет о состоянии и мерах подготовки русской армии с 1909 по 1913 год». Это была крупная добыча для кайзеровской Германии. Существовали доказательства близости В.Сухомлинова с германскими шпионами и невысокое мнение о работе российской контрразведки. За «мобилизационный план германской армии» правительство России заплатило один миллион рублей. Сухомлинов убеждал Николая ІІ в подлинности подписи на этом документе самого Вильгельма. Но он был фальшивый – немецкие агенты сработали блестяще.

Наступило 1 августа 1914 г. Союзные армии зарылись глубоко в землю на западе, предоставив Германии разделаться с Россией, а сами наращивали военный потенциал. Кайзер запланировал выбить Россию из войны, а потом обрушиться на Запад. Было объявлено: «Война до победного конца!». Министр восклицал: «Побольше допинга! Германия – лишь мыльный пузырь, заключенный в оболочку крупповской брони!». Однако Государственная Дума пришла к выводу, что дальнейшее пребывание Сухомлинова на посту министра является гибельным для армии. Его предупредили, что если он не уйдет сам, то его предадут суду. Обвиняли в развале и хищениях и, главное, в неподготовленности армии к войне. Бывший премьер С.Ю. Витте сказал о нем, что это «дряная личность». Дело дошло до Николая ІІ, но тот ответил: «Оставьте в покое министра, не мешайте ему трудиться на благо отчизны...».

Но после разгрома русский армий в Галиции он был уволен с поста военного министра. Дума проголосовала за то, чтобы предать Сухомлинова суду. Благодаря действиям начальника личной секретной дворцовой полиции Николая ІІ, генерала Александра Спиридоновича, Сухомлинов был арестован за шпионаж в пользу Германии. Следствие подходило к концу. Супруга настаивала обратиться за помощью к Григорию Распутину. Муж этого не пожелал. Тогда к нему пошла она... Историкам известно признание Распутина: «Только две бабы в мире украли мое сердце – это Вырубова и Сухомлинова». Сухомлинова очаровала его и он хвастался всем: «Хороша бабенка у военного старикашки». Невероятно, но конец жизни Распутина прошел под знаком любви к Сухомлиновой...

29 апреля 1916 г. Сухомлинов был заключен в Петропавловскую крепость. После этого сама царица Алиса вместе с Распутиным вступилась за него, требуя его освобождения. Из камеры Петропавловской крепости царь перевел его в палату психиатрической больницы, откуда было легче отдать «под домашний арест».

После Февральской революции Сухомлинов был вновь арестован и приговорен военным судом в сентябре 1917 г. к пожизненной каторге. В Октябрьскую революцию он бежал за границу. Сначала в Финляндию, потом в Германию.

В 1920–1922 гг. Сухомлинов вместе с другими давал показания следователю Соколову, занимавшемуся расследованием по делу убийства царской семьи. Он успел послужить консультантом по восточно-европейским делам при главном штабе рейхсвера, помогал группе Браухича-Фрича отрабатывать агрессивные планы военщины. На вилле Ванзее (близ Берлина) Сухомлинов провел последние годы своей жизни.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить