Поиск

Холостяк и серцеед

В начале 19 века., чтобы предотвратить крушение имперской России, после крупных исторических событий царское правительство укрепляет военно-административный аппарат. Один за другим в Украину назначались военные и гражданские губернаторы. Непродолжительным, но и знаменательным было правление Киевского губернатора Михаила Андреевича Милорадовича – отважного полководца, достойного отпрыска знаменитой дворянской фамилии.

Милорадовичи происходили из старинного украинского помещичьего рода, который имел корни в Сербии. Во время русско-турецкой войны (1710–1713) многие его представители поступили на службу в армию российского царя, отличались героизмом и бесстрашием.

Будущий Киевский военный губернатор Михаил Андреевич Милорадович родился в октябре 1771 г. в семье черниговского наместника. Мать его – родовитая украинка. Он получил блестящее гражданское образование и воспитание, обучаясь в университетах Геттингена и Кенигсберга, но тяга к военной службе была у него в крови. В 1797 г. ему присвоили звание полковника. Участвуя в баталиях, уже в следующем году молодой офицер дослужился до генерала. Способствовала этому громкая слава бесстрашного офицера, проявлявшего чудеса героизма и отваги. В итальянскую кампанию при переходе через Сен-Готард он, пренебрегая опасностью, “схватил знамя, ринулся вперед, а с ним богатыри”, увлеченные примером старшего товариша. В результате одержана блестящая победа над французами. Милорадович умел сохранять спокойствие и решительность даже в такие минуты, когда под ним убивали лошадь, а вражеские пули пробивали головной убор. Суворов, будучи отважным до безрассудства, ценил это качество у других, в том числе и у Милорадовича.

За мужество и героизм в сражении при Аустерлице Милорадович был представлен к производству в генерал-лейтенанты с вручением ордена св. Георгия ІІІ степени. После сражения с турками на Дунае, получил золотую шпагу и орден св. Владимира ІІ степени.Уже будучи генералом от инфантерии, по повелению императора Александра І, Михаил Андреевич становится Киевским военным губернатором. На посту практичного хозяина важнейшего стратегического узла он проявил себя весьма положительно – грамотным, справедливым и честным администратором. Управлять делами губернии было тогда сложно. Было восстановлено самоуправление по Магдебургскому праву. Магистрат находился в руках богатых, но его члены мало заботились об интересах города и М.Милорадовичу приходилось нередко отстаивать их.

Надвигалась Отечественная война 1812 года. Особенно тяжелым стал для России 1811 год. А в самом Киеве летом 1811 г. случилась страшная беда: загорелся огромный жилой и ремесленный район города – Подол, где сгорело 1240 зданий, 3 монастыря, 20 церквей, погибло много людей. Удивительно, не пострадал только Екатерининский (бывший Греческий) монастырь. Быть может потому, что монахи при его строительстве не скупились на камень и железо. Сгорело и здание магистрата. Это был красивый и многолюдный район Киева. Еще дымились руины, как снова возникло несколько пожаров в городе. Созданная комиссия пришла к выводу, что это не был умышленный поджог, хотя и были вначале подозрения.

О том зловещем пожаре сказано много, поэтому стоит лишь упомянуть, что деятельный Милорадович, пользуясь полномочиями, сделал все возможное и невозможное, чтобы не оставить город наедине со своей бедой. Хотя и не в полном объеме, но были изысканы средства, благодаря которым Киев получил от правительства долгосрочную ссуду, позволившую восстановить древний район. Был утвержден план “регулярной застройки”, практически сохранившийся в исторической части Подола и по сей день.

При Милорадовиче в 1809 г. была основана Первая Киевская дворянская мужская гимназия с правами высшего учебного заведения. На плац-парадной площади и в саду Мариинского дворца на Липках, где была резиденция губернатора, в правление Милорадовича часто устраивались изысканные фейерверки (иллюминации), которые сам граф очень любил. Кстати, в этом дворце в 1812 г. размещался лазарет для пленных французов. Еще одним увлечением Милорадовича были роскошные балы, в которых губернатор, холостяк и серцеед принимал деятельное участие. Балы проходили в генерал-губернаторском доме. Получив приглашение, великосветские дамы первым делом бросались за новыми корсетами. Шнуровались самозабвенно, до обмороков... Старались “не выпасть из тона”, понравиться начальнику края. “Вечный холостяк” легко очаровывал их в танцах, пользовался успехом. Рассказывали, что этот темноволосый гигант был влюблен в графиню Марию Нарышкину – фаворитку императора Александра І. Тем не менее Мария Антоновна не отвечала взаимностью, поскольку тайно была влюблена в губернатора Новороссийского края – графа Еммануила де Ришелье. Ходили слухи, будто Милорадович был и любовником вдовы – императрицы Марии Федоровны, бывшей жены покойного царя Павла І.

Личным адъютантом Милорадовича был знаменитый корнет Александров, а на самом деле – девушка-кавалерист Надежда Андреевна Дурова, которая, кстати, была и ординарцем Михаила Илларионовича Кутузова. В 1810 г. Надежда Дурова была направлена в Киев к генерал-губернатору как адъютант. На своем коне Бриллианте она сопровождала Михаила Андреевича на маневрах, выполняла его разные поручения. В своих дневниках Дурова упоминала об открытии в Киеве инвалидного дома и о вечере, посвященном этому событию.

Генерал М.Милорадович отличался своим гостеприимством. И когда в Киеве появилась французская писательница, баронесса Жермен де Сталь (1766–1817), он окружил ее любезными заботами. В своих мемуарах она писала, что это был пылкий, храбрый, доверчивый мужчина, который рассказывал ей о Суворове, о гарнизоне Киева, в котором находился и полк калмыков. Кстати, командир полка калмыцкий князь на балах дарил алмазы дамам, которые ему особенно нравились...

С началом Отечественной войны Милорадович отбыл на театр военных действий, где занимался формированием резерва. На Полтавщине, Черниговщине и Киевщине было создано несколько казачьих полков. Позже боевой генерал стал начальником авангарда главной армии. В Бородинском сражении действовал на правом фланге “с необыкновенным духом и отличной храбростью”. После сражения под Бородино, при отступлении к Москве, Милорадович командовал арьергардом. Перед сдачей столицы добился перемирия с французами для вывоза раненых из госпиталей, где находились 25 тысяч воинов, из которых многие погибли и пострадали в огне пожара. Позднее он прославился в битвах под Тарутино, Малоярославцем и Красным. Генерал находился в самых опасных местах.

За военные подвиги, в том числе в сражениях против грозных маршалов Нея и Даву, за успехи под Ульмом и Лейпцигом был награжден орденами св. Владимира І степени и св. Георгия ІІ степени, золотой шпагой и Андреевской лентой. За его плечами к тому времени было несколько войн и 52 сражения!

В 1818 г. граф Милорадович становится военным губернатором Северной Пальмиры. И здесь он отличился благородством, спасая население города на Неве от разрушительного наводнения. Он принял деятельное участие и меры, направив на это войска и местную полицию. Мобилизовал более 160 судов, баркасов и галиотов. А потом вершил судьбу царского трона. Известно, что великий князь Константин отрекся от престола в пользу Николая. Генерал-губернатор Петербурга не очень симпатизировал Николаю, пользовавшегося в гвардейских кругах скверной репутацией. Он принял решение присягать ему после того, как правительство поддержало престолонаследника.

О событиях, происшедших на Сенатской площади Петербурга, когда часть войск отказалась принять присягу императору Николаю І, рассказывает в своих мемуарах декабрист Иван Якушкин. Тогда в колоннах Московского полка под влиянием декабристов возникли беспорядки. Увидев скачущего Милорадовича, затянутого в шитый золотой мундир с голубой Андреевской лентой, декабрист князь Евгений Оболенский крикнул ему, чтобы не подъезжал к солдатам. Но губернатор оказался рядом с ними и обратился с речью. Петр Каховский, стоявший тут же с двумя заряженными пистолетами и кинжалом на поясе, выстрелил в Милорадовича. Пуля попала ему в живот, нанеся смертельную рану, и он схватился рукой за нее. Лошадь бросилась на Оболенского, который ткнул ее штыком. Она рванула и понесла вскачь раненого всадника, исчезнув в толпе.

Врач Петрашевский вынул пулю. Граф обрадовался, что она оказалась не солдатской. Когда императору доложили о смертельном ранении Милорадовича, он подумал: “... допрыгался хвастунишка” и велел послать к нему своего личного доктора Арендта. Увидев кровавую рану, врач безнадежно махнул рукой. Милорадович жил недолго. Император навестил его перед самой кончиной и, выходя от него, сказал своим приближенным: “Он сам во всем виноват!”. Это случилось 27 декабря 1825 г. в день его смерти. Перед тем, как быть повешенным, на суде Петр Каховский глубоко сожалел о содеянном убийстве генерала.

Россия потеряла этого человека, но сохранила память о нем, устроив как и подобает боевому генералу, грандиозные похороны в Александро-Невской лавре, где бывший военный губернатор Киева обрел вечный покой.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить