Поиск

Основные тенденции политического развития Руси в ХII в.

30-ми гг. XII в. заканчивается раннефеодальный период истории Киевской Руси, начинается эпоха феодальной раздробленности. Исследования советских историков и археологов показали, что это время в истории Руси не было регрессивным, как считалось ранее, поступательное развитие страны продолжалось вплоть до монголо-татарского нашествия.

По мневию академика Б. А. Рыбакова, время с 1132 по 1240 г. правильнее называть не периодом феодальной раздробленности, а начальным этапом развитого феодализма, характеризующимся дальнейшим углублением и развитием процессов феодализации в стране. Быстрый экономический рост различных территорий Древнерусского государства вызвал и усиление процесса кристаллизации на Руси отдельных княжеств. Политический распад Киевского государства был прежде всего результатом быстрого роста отдельных его составных частей, каждая из которых стала проводить свою собственную политику, преследуя свои собственные интересы. Власть великого киевского князя, ставшего первым среди равных, стала практически номинальной, хотя он по традиции продолжал считаться главой Древнерусской державы.

Новейшие исследования советской исторической науки показали, что ранний период развития феодализма на Руси характеризовался не только укреплением иммунитетных прав, но и чрезвычайно развитой системой вассально-иерархических отношений, беспрерывными столкновениями центробежных и центростремительных сил, постоянной конфронтацией тенденций единства и политической раздробленности древнерусских земель. Сепаратистские тенденции объективно рождались дальнейшим развитием феодализма в стране. Объединительные тенденции базировались на таких мощных непреходящих факторах, как единство духовной и материальной культуры всех древнерусских земель, чувство общенародного единства, проявляющееся во всех памятниках общественно-политической мысли Руси того времени, наконец, понимание необходимости объединения перед лицом внешних врагов.

Русь, несмотря на феодальную раздробленность, продолжала быть единым государственным организмом, сохранялась единая русская государственность, принявшая лишь новые политические формы. И в этот период «Русская земля» продолжала оставаться ядром Древнерусского государства, а главной целью княжеских усобиц было обладание «Русской землей» и ее центром — Киевом, которое давало право на сюзеренитет на Руси.

Постоянная междоусобная борьба различных княжеских группировок происходила на почве защиты той или иной программы общерусского единства. Основным традиционным символом территориальной целостности Руси выступал Киев, но со временем наряду с Киевом выдвигались и новые объединительные центры, такие, как Владимир-на-Клязьме, Галич.

Политическое соперничество отдельных княжеских династий вызвало к жизни на Руси около середины XII в. систему дуумвирата — соправления на великокняжеском киевском столе князей из двух враждующих династий, которые не имели достаточно сил, чтобы побороть одна другую. Такое соправление играло определенную положительную роль в истории Южной Руси, поскольку оно несколько сглаживало остроту княжеских усобиц и содействовало единству сил в борьбе с кочевниками.

В целом к политической ситуации, сложившейся на Руси в XII — первой половине XIII в., в полной мере можно приложить следующее высказывание Ф. Энгельса: «В каждом из ... средневековых государств король представлял собой вершину всей феодальной иерархии, верховного главу, без которого вассалы не могли обойтись и по отношению к которому они одновременно находились в состоянии непрерывного мятежа».

Каждый удельный князь на Руси выступал сепаратистом по отношению к великому князю и одновременно сторонником центральной власти по отношению к собственным боярам. Каждый сепаратист, занимая великокняжеский престол в Киеве, немедленно становился ярым приверженцем единства Руси.

Однако развитие прогрессивных тенденций — преодоление замкнутости феодального натурального хозяйства, сложение больших экономических районов, установление тесных контактов великокняжеской власти с городами, которые наблюдаются в жизни Руси этого времени, не достигло еще того уровня, который преодолел бы развитие процесса феодальной раздробленности.

Объединительные тенденции, зарождавшиеся в крупнейших городских центрах Руси, и прежде всего в Киеве, были насильно прерваны монголо-татарским нашествием.

В период феодальной раздробленности Киев стал играть новую роль в политической жизни страны. Из реальной столицы могучего государства он превратился лишь в номинальный политический центр Древней Руси и находился примерно в равных условиях с другими центрами, такими, как Новгород, Владимир-Суздальский, Чернигов, Галич, Смоленск. Однако Киев отличался от них историческим прошлым, богатыми традициями, мощным накопленным экономическим и культурным потенциалом. Киев по традиции считался столицей Руси, столицей Руси называли его и иноземные правители даже после монголо-татарского нашествия, в глазах народных масс он был естественным символом единства Древнерусского государства. Киев продолжал оставаться резиденцией митрополита и церковным центром всех древнерусских земель, главным организатором русских сил по отражению половецкой угрозы. Киевская земля, бывшая древним политическим и территориальным ядром Древней Руси, в отличие от других земель не превратилась в наследственную вотчину какой-либо из княжеских династий, а на протяжении всего этого периода считалась великокняжеским доменом, т. е. была собственностью великокняжеского киевского стола и даже общединастическим наследством всего древнерусского княжеского рода Рюриковичей.

Политическая система дуумвирата также выделяла Киев из общего ряда древнерусских городов. Князья-соправители, за которыми, стояли обычно Смоленск или Волынь, чернигово-северские или владимиро-суздальские земли, связывали Киев с другими районами Руси. Их резиденция находилась в Киеве и в их совместном распоряжении находилась большая часть экономических и военных сил древнерусского государства.

Следует отметить, что длительное время экономическое и политическое развитие Киева в этот период оценивались не точно, а то и вовсе не верно. Считалось, что в это время происходил экономический, политический и культурный упадок Киева.

Современные советские историки, рассмотрев все имеющиеся письменные и археологические источники, доказали, что Киев на протяжении XII — первой половины XIII в. продолжал в области экономики и культуры развиваться по восходящей линии и накануне монголо-татарского нашествия был одним из крупнейших и богатейших городов не только Руси, но и Европы.

Для Киевской земли, которая выступала в качестве великокняжеского домена, после ряда неудачных попыток подчинить ее единоличной власти какого-либо из сильнейших князей выработался особый юридический статус, когда все князья, отвечающие за судьбы сохранившейся под властью Киева «Русской земли», требовали себе в ней своей доли земель и доходов, а свои права и обязанности определяли на общерусских снемах.

В судьбах великокняжеского стола и Киевской земли немалая роль принадлежала самому Киеву, боярство которого, опираясь на многочисленные владения и вассальный корпус черных клобуков, отстаивало свои права, вероятно, обеспечивая договором-рядом соблюдения сменяющимися князьями главного требования: все территории, приобретенные этими князьями или их вассалами в великокняжеском домене, полученные в кормление, захваченные или купленные, подлежали возврату после оставления князем киевского стола.

В борьбе за Киевскую землю наиболее влиятельными являлись коалиции Суздаль — Галич и Волынь — Смоленск. Очень важную роль играл в этой борьбе и Чернигов.

Итак, на основании глубокого и всестороннего анализа исторических источников советская историческая наука пришла к выводу, что и после княжений Владимира Мономаха и Мстислава Великого на Руси сохранялась общерусская форма правления, при которой великокняжеский киевский стол являлся объектом коллективного сюзеренитета наиболее сильных князей.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить