Поиск

Казнен в Шлиссельбургской крепости

Среди государственных деятелей 18 века князь Дмитрий Михайлович Голицын занимал высокое положение. Выросший и воспитанный в условиях старой родовитой боярской среды, он до конца жизни оставался гордым защитником родословных традиций, с презрением относился к иноземцам и случайным людям во времена Петра І. Правда, ему приходилось участвовать в реформах царя, и он умело пользовался их плодами.

Голицыны – знаменитый, богатый и многочисленный род в Российской империи, происходивший от великого литовского князя Гедимина.

Одним из первых киевских генерал-губернаторов был государственный деятель, князь Дмитрий Михайлович Голицын (1665–1737). Он знаменитый “верховник” (член Верховного тайного совета). Состоял в должности до 1719 г., когда был назначен президентом камер-коллегии, а вместе с тем и сенатором. Старший сын боярина Дмитрий получил военное образование и вначале служил капитаном Преображенского полка.
В 1697 г. отправлен в числе других за границу “для науки воинских дел”.

В 1701 г. стал посланником в Константинополе, отстаивал интересы России по свободному плаванию русских судов в Черном море и проходу их через проливы Босфор и Дарданеллы. А через три года Д.Голицын направляется с отрядом к польскому королю в Польшу и Саксонию. Весной 1707 г. назначен управлять Белгородским разрядом, причем было приказано считать его и киевским воеводою.

Вступив в должность генерал-губернатора, князь Дмитрий Голицын усердно исполнял военные и финансовые обязанности. Он занимался государственными делами, вершил правосудие, ему подчинялась полиция. Дмитрий Михайлович имел полномочия для ведения дипломатических отношений с Польшей, Турцией, Крымом. Шла Северная война России со Швецией (1700–1721) и в связи с опасностью появления армии шведского короля Карла ХІІ у границ Украины, губернатор Голицын принимает командование над войсками.

Он переформировал квартировавшие тогда в Киеве стрелецкие полки в регулярные. Для жительства этих полков в Печерском форштадте отведена была новая солдатская слобода, а в старом Киеве – дома под казармы. Дмитрий Михайлович учредил пограничные форпосты по польскому рубежу. Воздвигалась грандиозная Киево-Печерская фортеция.
В последующие годы построен ряд новых укреплений в других частях города. Таким образом, устранялась всякая опасность, грозившая Киеву в течение всей войны со Швецией. В результате боевых действий русских войск и украинских казацких полков в Украине, шведы были настолько измотаны, что даже не имели возможности подготовиться к генеральному сражению, которое состоялось 27 июня 1709 г. под Полтавой и завершилось разгромом армии короля Карла Х ІІ.

Надо признать, что воеводство и губернаторство открыли в Дмитрии Голицыне административный талант. Он был окружен почетом, даже император относился к нему с большим уважением. Петр, приходя к нему за советом или потолковать о проектах, терпеливо ждал, пока он не закончит молиться. Кстати, согласно семейным традициям и обычаям, его младшие братья, фельдмаршал и сенатор, не имели право садиться в его присутствии, пока он не предложит им.

Голицын был одним из наиболее просвещенных деятелей своего времени. За границей князь познакомился с европейской наукой и довершил свое образование при содействии Киевской академии. По его поручению были переведены многие европейские писатели. В его личной библиотеке в Архангельском насчитывалось “на чужестранных диалектах и переведенных на русский язык около 6 тысяч книг”. При конфискации и описи этой библиотеки, кроме немецких книг, оказалось три сундука книг на голландском, испанском, английском и шведском языках. Были среди них и сочинения Макиавелли, Гроциуса, Локка, Пуффендорфа. Князь говорил на нескольких языках. Сам император обращался к нему с поручением перевести книги и высоко ценил мастерство киевских граверов.

При генерал-губернаторе Голицыне проводились мероприятия по улучшению улиц и дорог в городе. В частности, в целях сокращения пути была проложена кратчайшая дорога с Печерска на Подол, мимо Государева сада и Крещатика (ранее место было покрыто лесом). Затем она стала называться Александровской улицей (ныне Владимирский спуск). Голицын провел и теперешний Андреевский спуск со Старого города на Подол.

Дмитрий Михайлович уделял серьезное внимание духовенству, монастырям, строительству храмов. В окрестностях города, за Выдубицким монастырем, находилась так называемая Китаевская пустынь. В 18 веке здесь образовался отшельнический скит в виде пещер, и князь Голицын с согласия Печерского архимандрита Иоанникия Сенютова устроил деревянную церковь во имя преподобного Сергия Радонежского, а также кельи. Когда-то в районе Аскольдовой могилы существовал Николаевский пустынный монастырь. В этом районе наш герой построил каменную церковь на свои средства, получившая название Столбовой (Слупской).

Князь был благодетелем и жертвователем Златоверхого Михайловского монастыря и многое для него сделал. Дмитрий Михайлович оставался покровителем и «вкладчиком» Киево-Печерской лавры.

Голицын пребывал в Киеве вначале в губернаторском доме в Старом городе против Десятинной церкви, потом переехал в крепость. Широка была его деятельность. Он учредил для воинских команд казенные питейные дома («австерии»). При нем возведено каменное здание Киевского магистрата, возрожден виноградный сад, который был запущен впоследствии. Его современники писали, что князь был «немолод, сух телом, долгонос». Имел тихий голос, иногда громко прорывающийся, с нравоучениями. Крепко держался старины – в его доме никто без слова Божьего не смог зевнуть. Пока князь не сел за стол – все домочадцы стояли, потом разом «плюхались» на лавки.

Губернатор был поклонником русского духа, но в палатах его часто слышалась и иностранная речь – от лакеев. Некоторые из них были учеными людьми, по латыни изъяснялись и писали. Дмитрий Голицын высоко чтил в людях ученость, образованность, не любил иноземцев и рассуждал так: «Немцам на Руси делать нечего. Они у себя дома не способны навести порядок. И нам затей европейских не надобно...». Новому не противился, если оно хорошее и полезное...

Генерал-губернатор носил енотовую шубу и парик, присыпанный пудрой, шпагу на боку. Нательной его одеждой был камзол в брюссельских кружевах, с манжетами по краях и цветными каменьями. Этот генерал имел орден Андрея Первозванного с голубой лентой. Ездил в шлафвагене – объемной карете с кроватями, столом для дел, с печкой да запасом дров. Был «книгочей и любомудр». Любил повторять: «не только книгу читаю, но и мыслю!». Таков был князь Дмитрий Голицын: «мехи-то старые, но вино в них молодое».

После назначения Д.Голицына президентом камер-коллегии и сенатором, он прибыл в Петербург, но не прерывл своих связей с Киевом, сохранил и отношения с Академией. После смерти Петра І Голицын стал во главе старообрядцев, отстаивающих прежние порядки. В 1726 г. князь Дмитрий становится членом высшего правительственного органа – Верховного тайного совета. Это назначение не случайно: для многих Голицын был лидером оппозиции, выступающей против неугодных законов и стремящийся ограничить власть императрицы Анны Иоановны.

Для устранения олигархии был разработан проект государственного преобразования. Князь готов был пойти на компромисс и для удовлетворения дворянских требований выдвинул новый проект о том, как далее жить. «... Будут Сенат да палаты вроде парламента. Наказывать людей не по прихоти, а по справедливости. Армию царям в руки не давать, доходы их ограничить. Во главе всех дел стоять знатным, столбовым дворянам...». Он готовил на Руси «пир», большой и веселый.

Анна Иоановна не оставила его в покое. В 1736 г., совсем больной, он был привлечен к суду, как бы за незаконные действия; взят под стражу и наказан за антигосударственные настроения и поступки. А потом приговорен к смертной казни, но царица заменила ее заключеним в Шлиссельбургскую крепость с конфискацией всех имений. 9 января 1737 г. доставлен в крепость, где и умер 14 апреля того же года. Однако стало известно, что неугодного и опасного князя умертвили, т.е. казнили.

Он был мудр и решителен, и когда к нему в камеру явились палачи, он не дрогнул. Расстегнул ворот рубахи, чтобы освободить шею... Жестокий удар топора настиг его сверху. Голова сенатора упала на пол с широко раскрытыми глазами. Из обезглавленного тела долго текла кровь... Много знала эта голова, о многом грезила. Затем вошла старуха-немка и пришила голову князя к туловищу, туго перекрутив шею шарфом. Все было приготовлено к его погребению. Главный инквизитор Тайной канцелярии Ушаков доложил императрице, что «убрали» князя чисто и без всякого шума. Родным покойника сообщили, что Голицын скончался естественной смертью.

А в ограде Благовещенской церкви, посреди Шлиссельбургской крепости появилась могила с приличной надписью: «На сем месте погребено тело князя Дмитрия Михайловича Голицына, в лето от рождества христова 1737, месяца апрелиа 14 дня. В четверток светлыя недели, поживе от рождения своего 74 года, представился».

Так завершил свой жизненный путь один из князей знаменитого рода, бывший в прошлом генерал-губернатор Киева.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Губернаторы столицы

Стремился расправиться с революцией

В 1903–1904 гг. в Украине ширилось забастовочное движение. В Киеве, Харькове, Одессе и других городах возникли демонстрации, митинги. Надвигалась революция 1905 г. В Киев губернатором назначен Николай Васильевич Клейгельс. Он родился 25 ноября 1850 г. в дворянской семье. Окончил 2-ю военную гимназию, Павловский кадетский корпус, затем Николаевское кавалерийское училище, оттуда выпущен прапорщиком в лейб-гвардии драгунский полк. В 1869 г. экстерном направлен служить в Учебный кавалерийский эскадрон, в котором Н.Клейгельс проявил себя старательным и способным воином.

Читать полностью...