Поиск

Рост кадров киевской промышленности.

Успехи в индустриальном развитии города обусловили быстрый рост численности рабочих и служащих, что, в свою очередь, вело к снижению безработицы. Численность занятой в городском хозяйстве рабочей силы возросла с 96,6 тыс. человек в октябре 1926 г. до 173,4 тыс. в октябре 1930 г. Следовательно, всего за 4 года количество рабочих и служащих увеличилось в 1,8 раза. Число безработных за это же время сократилось с 29,9 тыс. до 14,4 тыс., т. е. более чем в 2 раза. По сути безработица как социальное явление к осени 1930 г. исчерпала себя в масштабах всей страны. Биржа труда зарегистрировала в это время в Киеве 11085 женщин и подростков, большинство которых предлагало свой труд впервые и не имело какой-либо квалификации, а также 3,3 тыс. взрослых мужчин, преимущественно неквалифицированных работников. Как источник снабжения рабочей силой биржи труда утратили значение. Уже в 1928/29 г. в Киеве на каждые 100 предложений труда насчитывалось 244 случая спроса на рабочую силу, а в 1929/30 г.—285 случаев. Чувствовался большой дефицит металлистов, строителей и даже разнорабочих.

Растущая потребность в рабочих кадрах удовлетворялась разными путями. Для обеспечения промышленности и транспорта Киева рабочей силой на 1931 г. требовалось привлечь примерно 17,4 тыс. человек, в том числе через ФЗУ — около 600, путем курсового обучения — 1000, переквалификацией малоквалифицированных — 900, перемещением с других предприятий — 1600 и вербовкой из других городов и сельской местности — 12,4 тыс. человек. Следовательно, преобладавшую часть нового пополнения составляли те, кто не проживал в Киеве. Как правило, выходцы из села не имели квалификации. Горком партии считал, что для решения проблемы кадров следует как можно больше вовлекать в общественное производство членов семей рабочих, эффективнее использовать имевшуюся рабочую силу, улучшать дело повышения квалификации рабочих непосредственно на производстве и лишь в последнюю очередь прибегать к набору рабочей силы через органы оргнабора за пределами города.

Вовлекая тысячи рабочих в свое хозяйство, Киев вместе с тем являлся подлинной кузницей кадров для многих новостроек страны. Лишь за последние 5 месяцев 1930 г. горпартком откомандировал на постоянную работу за пределы города 357 квалифицированных рабочих и 132 инженерно-технических работника, 1500 рабочих на руководящую работу, в Донбасс по мобилизации коммунистов направили 65 слесарей, токарей и монтеров.

На киевских заводах неуклонно росли кадры технической интеллигенции — преимущественно из числа выпускников многочисленных вузов города. В конце первой пятилетки на «Большевике» насчитывалось более 400 инженеров и техников, на «Ленинской кузнице» — 400, «Красном экскаваторе» — более 100.

Число работавших в крупной промышленности города из года в год возрастало. Особенно быстро увеличивалась численность рабочих и служащих в легкой индустрии (с 4,3 тыс. в 1929 г. до 12,7 тыс. в 1932 г.), химической промышленности (с 339 до 1183), машиностроении и металлообработке (с 8 тыс. до 19,3 тыс.). В конце первой пятилетки в Киеве сложилась значительная прослойка индустриальных рабочих.

Таким образом, в начале 30-х годов рабочие стали самой крупной социальной группой киевского населения, причем увеличивалась она исключительно благодаря росту числа индустриальных рабочих. Наиболее динамичной группой населения оказались студенты, удельный вес которых за 1917—1931 гг. увеличился в 6 раз. Сократилось число служащих — ранее наиболее многочисленной социальной группы. Значительно снизился удельный вес лиц свободных профессий и нетрудовых элементов (они показаны в таблице под рубрикой «другие»).

Чтобы успешно проводить генеральную линию Коммунистической партии на социалистическую индустриализацию, рабочий класс должен был овладевать новой дисциплиной труда. Следовало преодолеть традиции и привычки, которые десятилетиями пыталось утверждать в рабочем классе буржуазное общество, постоянно бороться с влиянием мелкобуржуазного окружения на отсталую часть рабочих. Утверждая новую, сознательную дисциплину труда, надо было повлиять на каждого рабочего, доказать, что именно он является хозяином производства. Выступая в газете «Киевский пролетарий», кадровый рабочий завода «Большевик» Т. Новиков отметил: «Некоторые рабочие еще не осознали своей роли в производстве, считая себя только наемной силой, а не хозяином производства. Они не задумываются над тем, что с улучшением материального положения предприятия улучшается и их жизнь. Они считают: если день-другой прогулял, то к этому никому нет никакого дела: «Прогулял — не заработал, и все тут». Перевоспитать таких, по мысли Новикова, было долгом кадровых рабочих. И действительно, как показал исторический опыт, основное содержание борьбы за социалистическую трудовую дисциплину составляла работа по перевоспитанию отсталой, малосознательной части рабочих. Эту задачу выполняли кадровые рабочие, партийные ячейки предприятий.

Кадровые рабочие были носителями славных революционных и трудовых традиций рабочего класса, пользовались в пролетарской среде огромным авторитетом, показывали образцы сознательного отношения к нуждам производства, трудовой дисциплины, проявляли инициативу в решении проблем повышения производительности труда. Осознавая свою ответственность за дела на производстве, а в конечном счете — за судьбу социалистического строительства в стране, они вступали в партию, и партийные ячейки предприятий неуклонно росли. Так, рабочие кабельного завода, как и другие трудовые коллективы киевских заводов и фабрик, отметили 7-ю годовщину со дня смерти В. И. Ленина массовым вступлением в партию. В заявлении в партбюро рабочий с 38-летним стажем А. Солдатов написал: «Партия Ленина ведет рабочий класс к лучшему будущему. Прошу принять меня в партию. Обещаю последние свои годы отдать строительству социализма».

Одной из форм морального воздействия кадровых рабочих на коллектив, ответственного подхода к интересам производства было участие их в кампании по борьбе с текучестью рабочей силы. Существенное увеличение текучести кадров на предприятиях в 1929—1930 гг. объяснялось главным образом значительным увеличением числа новых рабочих в составе рабочего класса. Эти люди, пришедшие в основном из деревни, слабо связанные с рабочими коллективами, часто меняли место работы, ставя под угрозу выполнение производственных планов.

Осенью 1930 г. практика борьбы с текучестью рабочей силы вызвала к жизни новую патриотическую инициативу кадровых рабочих — самозакрепление на предприятии до конца первой пятилетки. Добровольцы объявляли себя мобилизованными и давали торжественное обещание не оставлять предприятия. ЦК ВКП(б) высоко оценил это движение рабочего класса. В постановлении «О мерах по плановому обеспечению народного хозяйства рабочей силой и борьбе с текучестью» от 20 октября 1930 г. говорилось: «Отмечая массовые явления самозакрепления передовых групп рабочих-ударников на период до окончания пятилетки, всячески поощрять эту инициативу рабочих». ЦК подчеркивал далее, что хозяйственники и профсоюзные работники должны следить за тем, чтобы кампания развивалась «на основе добровольности, ни в коем случае не подменяя колдоговоров и не допуская административного воздействия».

В Киеве на 1 октября 1930 г. самозакрепилось, по данным индустриальных профсоюзов, 48,1 % состава рабочих. К началу февраля 1931 г. на 43 основных предприятиях города обязались не оставлять своего рабочего места уже 58 % рабочих. На предприятиях с большими революционными и трудовыми традициями число самозакрепившихся было значительно выше: на «Арсенале», например, они составляли 84 %. Движение за самозакрепление, развивавшееся в условиях трудового энтузиазма широких масс трудящихся, носило характер временной кампании, вызванной необходимостью решить конкретную народнохозяйственную задачу, и отнюдь не подрывало гарантированного Конституцией СССР права на свободный выбор места работы.

Меры морального влияния в отношении нарушителей трудовой дисциплины не всегда приводили к успеху. Их следовало сочетать с мерами административного воздействия, вплоть до увольнения. Обнаружилось, однако, что Кодекс законов о труде 1922 г. не в полной мере отвечает интересам производства и самого рабочего класса как хозяина социалистического производства: в нем не было определения коллективного договора как двустороннего обязательства, не существовало пунктов, фиксировавших юридическую ответственность за невыполнение обязательств по колдоговору со стороны отдельных рабочих. Администрация могла уволить работника только в случае неявки на работу без уважительных причин более трех дней подряд или шести дней в течение месяца. Тем самым «легализовалось» право на прогул в течение 72 дней в году (четверть рабочего времени).

С целью укрепления дисциплины труда партия и правительство приняли в первой пятилетке ряд законодательных мер. Самой радикальной из них явилось постановление ЦИК и СНК СССР от 15 ноября 1932 г., в соответствии с которым в случае хотя бы одного дня неявки на работу без уважительных причин работник мог быть уволен с предприятия или из учреждения. Рабочая общественность Киева одобрила это постановление, на фабриках и заводах состоялись митинги и собрания, где нарушители трудовой дисциплины строго предупреждались. Такой митинг состоялся и на «Транссигнале», где в октябре 1932 г. было зарегистрировано 1050 часов прогулов без уважительных причин. Рабочие завода отметили, что проведение в жизнь постановления ЦИК и СНК СССР по трудовой дисциплине имеет огромное значение в последнем году пятилетки, когда следует напрячь все силы на выполнение плановых заданий.

Борьба рабочих за повышение трудовой дисциплины происходила одновременно с развертыванием социалистического соревнования. Оно мобилизовало рабочий класс на досрочное выполнение пятилетки, сыграло решающую роль в формировании сознательной дисциплины хозяев обобществленного производства.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Календарь

<Октябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
252627282930
31