Поиск

Социальный состав населения. Княжеская власть и вече.

Киев был городом резких социальных контрастов. Огромной массе бесправного трудового люда — челяди, ремесленникам, мелким торговцам, проживавшим в бедности, противостояла городская аристократия, в руках которой сосредоточивались не только огромные богатства, но и вся полнота власти. Имущественное положение этих социальных групп городского населения прекрасно описано в литературном памятнике XII в. «Слове о богатом и убогом». Рисуя жизнь богатого горожанина, проводящего дни в роскоши, автор противопоставляет ей тяжелую долю бедняка. «Ты же яси гуси, ряби, кури, голуби и прочее брашьно различьно, а убогий хлеба не имать, чим чрево насытити; ты же облачишися и ходиши в паволоце и в кунах (мехах), а убогий руба не имать на телеси; ты же жи (живешь) в дому, повалуше исписав, а убогий не имать, къде главы подъклонити».

Верховным главой в Киеве являлся великий князь, осуществлявший управление городом и землей через посадников, тысяцких, тиунов, сотских, мечников, других представителей княжеской администрации. Одни из них были крупными феодалами, происходившими из родовитых боярских фамилий, другие олицетворяли рождавшуюся прослойку служилого мелкого дворянства.

В руках киевской феодальной знати сосредоточивались огромные богатства, о чем свидетельствуют клады драгоценных изделий из золота и серебра, обнаруженные в разных районах Верхнего города. Нет сомнения, что главным источником движимости киевской знати являлись их поместья, расположенные за пределами города. Исследуя источники экономического развития древнего Киева, мы уже отмечали большой удельный вес княжеско-боярско-церковного землевладения, способствовавшего концентрации прибавочного продукта в столице Руси.

Владение землей было главным, но, видимо, не единственным источником богатства киевской феодальной знати. Многие ее представители получали значительные доходы благодаря своей сопричастности к государственному управлению. Особенно это касается княжеской администрации и военной знати. Боярин Чудин, конечно же, не владел Вышгородом, но «держание» этого города давало ему право на какую-то часть централизованного дохода. О злоупотреблениях тиуна Всеволода Ольговича Ратши сохранились известия в летописи. «Ратша ны погуби Киевъ». Во время восстания 1113 г. разграблению подверглись дворы сотских, которые также, вероятно, наживались за счет эксплуатации торгово-ремесленного населения Киева.

Эти и другие аналогичные примеры убедительно свидетельствуют, что значительная часть господствующей верхушки древнего Киева умножала свои богатства не только посредством прав на землю, но и через государство, органы власти которого она олицетворяла. Содержание административного аппарата ложилось на плечи налогоплательщиков, которые, как видно из летописи, не всегда безропотно несли это бремя.

Составной частью класса феодалов являлось высшее духовенство: митрополит, епископы, настоятели монастырей, приходские священники. На содержание огромного аппарата служителей культа требовались значительные средства, которые церковь получала посредством отчуждения в свою пользу десятой части доходов с княжеских земель. Со временем в руках церкви сосредоточились и большие земельные угодья. Крупными феодальными землевладельцами были киевские монастыри: Печерский, Михайловский Златоверхий, Выдубецкий и др.

В XII — начале XIII в. в общественно-политической и социальной жизни Киева заметную роль играли купцы и ростовщики. В их руках сосредоточивались богатства, которые мало в чем уступали состоянию представителей феодальной знати. Неупорядоченная и бесконтрольная деятельность купцов и ростовщиков вызывала сопротивление киевских низов, а иногда и беспокойство представителей правящего класса.

Социальная структура киевского общества нашла отражение в социальной топографии города. Различные категории населения группировались в разных районах: Верхний город и околица являлись местом проживания знати и обслуживавшей ее челяди, Подол — свободного городского населения.

Одним из важнейших элементов общественной жизни Киева было вече. Лаконизм летописных известий, в которых, к тому же, заметно стремление к некоторой идеализации этого института власти, явился одной из основных причин неверного определения его социальной природы. Многие представители буржуазной историографии, выдвигавшие тезис о бесклассовом, общенародном характере Древнерусского государства, рассматривали киевское вече преимущественно как орган народовластия, отражавший суверенность общины, стоявшей над князем. Они полагали, что вече и князь — два одинаково существенных элемента древнерусского общественного быта, а право народа на выбор себе князя проходит через всю историю киевского веча.

Приписывание «широкой городской демократии» столь значительной роли в общественно-политической жизни Киева, характерное и для некоторых советских исследователей, обусловлено характером источников. Летописи, рассказывая о важнейших государственных делах, нередко указывают на участие в них «нищих и худых», «всех людей», «всех киян», то есть представителей угнетенного сословия. Но, как справедливо отметил В. Т. Пашуто, это лишь принятый в Древней Руси литературно-церковный оборот. «Смешно даже предположить, — пишет историк,— что в стране, где законом была Русская правда, нищие и убогие решали, кому занять княжий стол Осмомысла». В. Л. Янин, изучив историю новгородских государственных институтов в связи с историей классовой и внутриклассовой борьбы, пришел к обоснованному выводу, что общегородское вече было узкоклассовым органом, в котором нет места «всему Новгороду». Оно объединяло лишь крупнейших феодалов и было не народным собранием, а собранием класса, стоящего у власти.

Аналогичным было и киевское вече. Уходя своими корнями еще в догосударственный период, оно не стало органом народовластия, широкого участия демократических низов в государственном или городском управлении. Во всех летописных известиях о киевском вече (1068, 1069, 1113, 1146—1147, 1157, 1168—1169 и 1202) отчетливо видно, что руководящая роль и преимущественное право представительства в нем принадлежали верхам общества. При сильном киевском князе этот узкоклассовый орган был послушным придатком верховной власти, при слабом зависимость была обратной. Другими словами, в Киеве XI— XIII вв. сосуществовали, дополняя один другого, а нередко и вступая в противоречия, орган феодальной демократии (вече) и представитель верховной власти (великий князь).

Анализ событий, связанных с деятельностью киевского веча, свидетельствует о значительном усилении крупного боярства. Укрепление его экономических позиций сопровождалось постоянным стремлением к участию в управлении страной, городом или землей. В отдельные периоды бояре действительно были хозяевами Киева. Они провоцировали выступления народных масс против неугодных им князей, они же приглашали на киевский стол новых кандидатов. С боярской оппозицией вынуждены были считаться практически все князья, правившие в Киеве во второй половине XI — начале XIII в.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить