Поиск

Торговля.

Важной стороной экономической жизни древнего Киева являлась торговля. Широкому ее развитию в значительной степени содействовали успехи сельскохозяйственного и ремесленного производства, по отношению к которым торговля находилась в двойственном положении. С одной стороны, она полностью зависела от этих отраслей экономики, с другой — содействовала их развитию. «Определенное производство,— отмечал К. Маркс,— обусловливает, таким образом, определенное потребление, распределение, обмен и определенные отношения этих различных моментов друг к другу. Конечно, и производство в его односторонней форме определяется, со своей стороны, другими моментами. Например, когда расширяется рынок, т. е. сфера обмена, возрастают размеры производства и становится глубже его дифференциация».

Киев являлся одним из крупнейших центров внутренней торговли. Уже в начале XI в. в нем было несколько рыночных мест. Титмар Мерзебургский говорит о восьми торжищах, древнерусские летописи называют два — «Бабин Торжок» в «городе Владимира» и «Торговище» на Подоле. На этих рынках, по свидетельству Патерика, можно было купить различные продукты питания, вплоть до больших партий зерна. Торговля продукцией сельскохозяйственного производства, видимо, была сосредоточена в руках определенных лиц, известных в Киеве. Когда эконом Печерского монастыря сообщил игумену Феодосию об отсутствии денег на покупку еды для братии, то получил следующий совет: «Въ утренний день шедъ въ град и у продающихъ възмеши взаимъ, еже на потребу братии, и последи ... отдами и долгь». В «продающих» несомненно следует видеть не крестьян, торговавших продуктами сельского хозяйства на базарах, а крупных киевских купцов — лавочников. Только у них эконом Печерского монастыря мог купить продукты питания в долг. Большие партии хлеба закупались в Киеве купцами северных и северозападных земель Руси. Местом крупной хлебной торговли было подольское «Торговище».

Продукция сельскохозяйственного производства являлась одной из важных статей киевской торговли, но не единственной. Значительное место в ней занимали изделия ремесла. Из Киева в другие русские центры поступали кресты-энколпионы, эмали, стекло, поливная керамика, шиферные пряслица, янтарь. Проникали они в разные уголки Руси благодаря купцам-посредникам.

В Киев за товарами регулярно прибывали купцы из различных городов Древней Руси, некоторые проживали в нем длительное время, образуя торговые колонии. Известно, что на Подоле, в непосредственной близости от «Торговища», находился двор новгородских купцов, построивших около середины XII в. церковь св. Михаила, известную еще под названием Новгородской божницы. С деятельностью купцов Туровской земли, вероятно, следует связывать появление еще одной киевской церкви — Туровой божницы, находившейся также вблизи подольского торга. Расположенный на важной магистрали, связывавшей днепровский водный путь с бассейнами Западного Буга, Немана и Балтикой, Туров был одним из крупных торговых центров Древней Руси. Во время раскопок Турова, как и других городов бассейна Припяти, в большом количестве встречены предметы южного импорта: стеклянные браслеты и сосуды, византийские амфоры, шиферные пряслица, кресты-энколпионы. Несомненно, все эти товары попадали в Туровскую землю из Киева или через Киев.

Купцы и ростовщики были довольно значительной прослойкой в древнем Киеве. Об этом убедительно свидетельствуют летописи. Это подтверждают и археологические материалы.

Киев является одним из крупнейших центров средоточия монетных гривен. За время раскопок они были обнаружены в 41 пункте города. По сведениям, поступившим в литературу, общее их количество достигает 270 серебряных и золотых монетных гривен, или 45 кг. Это чуть больше одной трети общего числа найденных древнерусских слитков XII — XIII вв., весивших около 130 кг. В большинстве своем это гривны киевского типа, но встречались и новгородские, черниговские. Территория древнего Киева, отмеченная находками гривен, большая, но концентрация их не везде одинакова. Больше всего их найдено в Верхнем городе. На Подоле гривны встречались лишь в трех пунктах, к тому же в незначительном количестве.

Изучение материалов археологических исследований позволяет видеть в ряде жилищно-хозяйственных комплексов остатки усадеб киевских купцов. Они находились на Подоле, в пределах «города Ярослава», на территории усадьбы бывшего Михайловского Златоверхого монастыря. В хозяйственных подклетях обнаружены безмены, свинцовые гирьки, запасы янтаря, бусы из горного хрусталя и сердолика, византийские амфоры, деревянные сундуки и сосуды для хранения
зерна, гривны, изделия ювелирного ремесла.

В археологических и письменных источниках Киев выступает также и как крупный центр международной торговли. По сравнению с внутренней она являлась первичной, а следовательно, и более развитой. К. Маркс отмечал, что обмен товаров начинается там, где кончается община, в пунктах ее соприкосновения с чужими общинами. Еще более активными торговые связи были в пунктах соприкосновения межплеменных союзов, княжеств или государств. Одним из таких пунктов являлся Киев, внешние торговые связи которого уже на раннем этапе отличались необычайной широтой.

В X—XIII вв., как и ранее, важнейшим направлением международной торговли было южное. Богатые рынки Византии и ее колоний неизменно привлекали русских купцов. Древний торговый путь «изъ Грекъ», проложенный славянами еще на заре своей истории, в XI—XIII вв. назывался Греческим. Чтобы обезопасить плавание по нему древнерусских купцов, киевские князья неоднократно предпринимали крупные военные походы против половцев.

Важным опорным пунктом черноморской торговли Киева был город Олешье, находившийся в устье Днепра. От этого портового города, где происходила починка судов и пополнялись запасы продовольствия, торговые флотилии русских купцов выходили в море. Вдоль северо-западного побережья они плыли к устью Дуная и далее к Константинополю.

Одним из свидетельств русско-византийских торговых контактов XI— XIII вв. являются находки монет. По сравнению с предшествующим временем, монет, относящихся к этому периоду, найдено немного, но они все же встречаются и указывают на наличие постоянных торговых контактов Киева и Византии.

Больше, чем монеты, степень регулярности торговых отношений Киева с Византией и ее колониями отражают находки амфор. Они обнаружены в культурных слоях не только Верхнего города, но и Подола, Копыревого конца, окольных районов. Наблюдения, осуществленные во время раскопок Подола, показывают, что поступление византийских амфор в Киев происходило в течение X— XIII вв., причем с нарастающей интенсивностью. Особенно много их в слоях второй половины XI—XII вв. Только за последние годы найдено более 100 амфор.

Амфоры поступали в Киев как из Византии, так и из греческих городов Крыма, где, по сообщению арабского автора Ибн-аль-Асира, русские купцы проживали целыми колониями. Археологические раскопки Херсонеса обнаруживают амфоры двух типов — грушевидные круглодонные с широким желобчатым корпусом и остродонные с вытянутым горлом и круто поднимающимися ручками. Аналогичные амфоры поступали и в Киев. Свидетельством киево-корсунских торговых связей являются также вещи древнерусского производства, обнаруженные в самом Херсонесе. Это кресты-энколпионы и киотный крест, являющиеся изделиями киевских ремесленников, а также шиферные пряслица.

Вторым крупным центром Северного Причерноморья, поддерживавшим с Русью торговые связи, был Судак (Сурож русских летописей), который уже в середине XII в. становится важнейшим пунктом черноморской торговли. В нем, как и в Херсонесе, также обнаружены изделия киевского ремесла: медный киотный крест (конец XII — первая половина XIII в.) русской работы, а также пряслица из овручского шифера.

Источники указывают на участие в русско-причерноморской торговле также и крымских купцов. Особенно ценное известие содержится в сказании о житии Антония Римлянина под 1106 г.: «Сниде преподобнии с кымени и пойде во град и обрете человека греческиа земли гостбу деюща, купецкии чин имуща, иже умеяше римским и греческим и русским языком». По мнению исследователей, речь здесь идет о херсонесском купце. Не с этими ли купцами, знавшими русский язык, следует связывать поступление в Киев редких амфор с русскими надписями, нанесенными по сырой глине.

Со второй половины XII в. в черноморской торговле все большее значение приобретают итальянские купцы — венецианцы и генуэзцы. Не исключено, что их торговые интересы простирались и до Киева, косвенным свидетельством чего являются находки в нем венецианских монет XIII в.

Торговые связи Киева с Кавказом осуществлялись при помощи того же Греческого пути, нижний отрезок которого от устья Днепра проходил через Крым и Тамань на Северный Кавказ. Они засвидетельствованы находками медных и бронзовых крестов-энколпионов русского происхождения в Керчи, Тмутаракани, на Северном Кавказе, которые попали на северокавказские земли в результате торговых связей Северного Кавказа и Алании с Киевской Русью.

Киев поддерживал также торговые отношения со Средней Азией и Ираном.

Значительное место в международной торговле Руси занимали страны Центральной и Западной Европы: Польша, Чехия, Германия, Англия и др. Среди товаров, поступавших из Киева на европейские рынки, судя по археологическим находкам, были кресты-энколпионы, трубчатые замки, шиферные пряслица, поливные писанки, некоторые типы ювелирных украшений. Значительный удельный вес в международной торговле Киева занимали и традиционные древнерусские экспортные товары — пушнина, воск, шкуры, мед. Киев получал предметы роскоши а также серебро, шедшее на изготовление ремесленных изделий.

Наиболее налаженным и оживленным торговым путем, при помощи которого осуществлялась торговля Руси со странами Центральной и Западной Европы, был путь Киев — Галич — Прага — Регенсбург. Из Германии на Русь ввозилось серебро в слитках и, видимо, не случайно киевская гривна по весу практически соответствовала весу одной из наиболее распространенных денежных единиц Центральной Европы — кельнской (или силезской) марки.

Немецкие купцы (в русских летописях они называются «латина») постоянно находились в Киеве и даже, как свидетельствуют письменные источники, основали в начале XIII в. католический костел св. Марии. В хронике второй половины XII в. одного из регенсбургских монастырей имеется известие о том, что регенсбургский купец Гартвиг, проживавший в Киеве, пожертвовал монастырю св. Эммера 18 фунтов серебра, которые должны были внести его регенсбургские должники.

Аналогичными были торговые связи Руси с Англией. Начало этих контактов, вероятно, относится ко времени Ярослава Мудрого, при дворе которого некоторое время жил сын английского короля Эдмунда II Железнобокого Эдуард. Как свидетельствуют находки английских серебряных монет, Англия являлась одним из главных поставщиков западноевропейского серебра. Русь поставляла на английские рынки беличьи меха, соболя. Свидетельством этому является «Житие» Уильяма Фити-Стивена, в котором среди купцов многих стран мира, прибывающих на лондонский рынок, названы и руссы.

В сфере экономических интересов Киева XI — XIII вв. находился район Юго-восточной Прибалтики. Сюда по древнему Днепро-Припятско-Неманскому торговому пути поступали из Среднего Поднепровья шиферные пряслица, трубчатые замки, ювелирные украшения, предметы вооружения и, возможно, хлеб. О постоянных и прочных экономических связях двух регионов свидетельствуют многочисленные находки в юго-восточной Прибалтике киевских гривен.

Главным центром торговли Древней Руси со странами Скандинавии XI—XIII вв. был, безусловно, Новгород. Киев, вероятно, играл роль торгового посредника, пункта, через который многие товары шли с юга на север транзитом. Участие собственно киевских или скандинавских товаров в этой торговле было невелико. Среди древнерусских находок, обнаруженных в Скандинавии, с Киевом можно связать некоторые типы сережек, лунообразные подвески, нательные крестики, медальоны с изображением святых, писанки. В ряде мест — Несбое (Норвегия), Гретлингбо (Швеция), Уннасайва и Гротреск (Финляндия) встретились подражания серебряникам Ярослава.

Таким образом, археологические данные вместе с письменными свидетельствами позволяют заключить, что Киев X—XIII вв. являлся одним из крупнейших экономических центров не только Руси, но и всей средневековой Европы. Вплоть до монголо-татарского нашествия развитие важнейших отраслей его экономики имело поступательный характер.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить