Поиск

Оккупационный режим.

При вступлении оккупантов в Киев генерал-лейтенант Клаузиус в воззвании к жителям города, маскируя захватнические планы оккупантов, утверждал, что германские войска пришли на Украину якобы для ее «освобождения». Одновременно он предупредил, что любое выступление в поддержку Советской власти, большевиков будет караться по законам военного времени.

В обозе немецких войск 7 марта в Киев возвратилась Центральная рада, пытавшаяся представить себя «законным и самостоятельным правительством». Но уже первые дни пребывания на украинской земле германских и австро-венгерских оккупантов раскрыли глаза народным массам на действительное положение дел. Оккупанты издали многочисленные приказы, угрожавшие виселицами и расстрелами за малейшее неповиновение и обязывавшие население обеспечивать оккупационную армию продовольствием. Начались реквизиции продовольственных и промышленных товаров и отправка их в Германию. На заседании рейхстага отмечалось: «На Украине имеются крупные запасы хлеба и промышленных товаров (льна, кожи, соли, мыла и товаров текстильной промышленности)», вопрос только в том, как «наладить организацию их вывоза».


Центральная рада была лишь марионеткой, послушно исполнявшей волю оккупантов. Ее «министерство внутренних дел» издало ряд распоряжений, в которых угрожало привлечением «к суду как государственных преступников всех, кто будет выступать против немецких войск, прибывших на помощь Центральной раде». Председатель «совета министров УНР» Голубович 2 марта из Брест-Литовска отправил германскому канцлеру верноподданническую телеграмму, в которой сообщал о вступлении в Киев германских и украинских (читай — националистических.— Авт.) войск и благодарил за «помощь и освобождение»

Националистическая контрреволюция в полном согласии с германским командованием восстанавливала буржуазно-помещичий строй, жестоко расправлялась с революционными рабочими и крестьянами, практиковала массовое выселение их за пределы Украины. Совместно с оккупантами Центральная рада разгоняла Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, профсоюзы, производила аресты и расстрелы большевиков и советских активистов. «Малая рада» 8 марта (23 февраля) приняла закон о наказании лиц, участвовавших в Январском восстании. Их лишали гражданских прав и выселяли с территории Украины. Министр труда украинский социал-демократ Порш издал распоряжение об отмене рабочего контроля и потребовал от рабочих и их организаций ограничиваться исключительно «профессиональными задачами». Издан был также приказ о возвращении владельцам всего реквизированного у них имущества.

Оккупационный режим принес рост безработицы, новые бедствия рабочему классу. В Киеве закрывались фабрики и заводы, рабочих выбрасывали на улицу. За две недели хозяйничания в городе оккупационных властей количество безработных увеличилось в 1,5 раза, достигнув 15 тыс. человек. Начальник Киевского почтово-телеграфного округа издал распоряжение об увольнении всех прикомандированных из других почтово-телеграфных округов (в основном из России). К 15 марта были уволены и оставлены без всяких средств около 700 служащих. Власти организовали комиссию по реквизиции хлеба, которой придавалась вооруженная сила. На нее возлагалась задача отбирать хлеб в «первую очередь у тех, кто громил помещичьи имения». «На голодную смерть осуждает Украину рука империалистического опустошителя, спешно увозящего хлеб и металл, угоняющего скот, отбирающего все, в чем есть хоть малейшая ценность»,— писала «Правда» 30 апреля 1918 г.

Реквизиционные поборы, наступление голода и жесточайший террор вызвали возмущение широких трудящихся масс Украины. В республике ширились революционные выступления, возглавляемые большевистскими организациями. В марте в Киеве в знак протеста против массового увольнения рабочих с фабрик и заводов, разгрома Центрального бюро профсоюзов, а также в связи с запрещением комендантом города демонстрации в ознаменование годовщины Февральской революции произошли крупные забастовки. В них принимали участие рабочие многих фабрично-заводских предприятий, железнодорожники, печатники, трамвайщики, торгово-промышленные служащие, мельники, пекари и др. По всей Украине велась повстанческо-партизанская война. Своей революционной борьбой трудящиеся срывали планы германского командования на вывоз с Украины продовольственных и промышленных ресурсов и прорыв тем самым голодной блокады, установленной Антантой.

Убедившись в неспособности Центральной рады подавить революционное движение рабочих и крестьян, германские империалисты решили избавиться от нее, заменив ее новым «правительством».

Проводимая Центральной радой политика лавирования, заигрывания с народными массами вызвала недовольство внутренних контрреволюционных сил. Выражая их волю, киевская буржуазная пресса уже в марте пыталась убедить общественность в необходимости установления на Украине военной диктатуры «с представлением ей самых широких полномочий» в борьбе против трудящихся и их организаций. О полном банкротстве политических акций Центральной рады свидетельствовали также переговоры ее председателя Грушевского с представителем германского верховного командования, хотя последний и заявил, что «его правительство абсолютно не имеет намерений влиять на социальную политику Украины». Судьба Центральной рады была решена.

Первоначально германские империалисты планировали превратить Украину в свое генерал-губернаторство, однако, опасаясь неблагоприятных международных откликов, «решили сохранить украинскую вывеску. Вместо мелкобуржуазной Центральной рады воссоздать на Украине гетманство — марионеточную монархию, целиком подвластную Германии». Организовав 29 апреля помещичье-кулацкий съезд «хлеборобов», на котором был избран «гетманом всея Украины» один из крупнейших помещиков, бывший царский генерал П. Скоропадский, связанный родственными узами с фельдмаршалом фон-Эйхгорном, они устранили раду, в которой больше не нуждались. В. П. Затонский в своих воспоминаниях писал: «Бутафорскую Центральную раду сменил еще более бутафорский гетман. Фактически Центральная рада погибла еще в январе 1918 г., ибо, возвратившись назад с немцами, уже не имела никакого влияния в стране». «Правительство» гетмана, по выражению самих оккупантов, превратилось «лишь в куклу» в их руках.

При гетмане были уничтожены все революционные завоевания рабочих и крестьян. Закрывались фабрики и заводы, проводились массовые увольнения рабочих, широко применялись локауты, расстреливались участники Январского восстания против Центральной рады. Киев превращался в один из центров всероссийской контрреволюции. В город под защиту германских и австро-венгерских оккупантов и гетманщины съезжались капиталисты и помещики, бывшие царские министры и генералы, жандармы и полицейские, лидеры белогвардейской контрреволюции. Здесь возникло множество контрреволюционных организаций типа «национального центра», «Союза освобождения России» и др., стремившихся к возрождению «единой, неделимой России». В Киев присылали делегации атаман Краснов с Дона, кубанское контрреволюционное «правительство». «...Реставрация буржуазно-помещичьего монархизма в Украине,— писал В. И. Ленин,— при поддержке кадетско-октябристских элементов всероссийской буржуазии и при помощи германских войск не могла не обострить борьбы против контрреволюции у нас, не могла не окрылить планов, не поднять духа у нашей контрреволюции».

К лету 1918 г. в Киеве остро ощущался недостаток продовольствия. Голод дополнялся эпидемиями тифа, испанки (гриппа), значительно возросла смертность среди трудящихся.

Гетманщина и оккупационные власти лишили трудящихся элементарных политических прав. В Киеве повсеместно висели приказы о запрещении съездов и собраний профессиональных союзов, общественных организаций, органов земского и городского самоуправления. В мае «министерство внутренних дел» разрешило губернским старостам арестовывать без всяких юридических санкций революционно настроенных рабочих и крестьян. В июне последовало распоряжение о запрете под угрозой применения военной силы забастовок. В мае германские военные власти своим распоряжением распустили собрание представителей правления профессиональных союзов и фабрично-заводских комитетов Киева, посвященное 100-летию со дня рождения Карла Маркса. При этом были арестованы председатель собрания и совета профсоюзов, секретарь совета профсоюзов и еще несколько товарищей. 2 июня в Киеве было назначено общее собрание членов профсоюза строительных рабочих. Однако в помещение, где намечалось провести его, явился отряд солдат под командой офицера, который объявил собрание распущенным. Таким же образом пресекли попытку созыва крестьянского съезда. Учредителей его посадили в Лукьяновскую тюрьму. В дальнейшем подобного рода съезды могли созываться только с разрешения военных властей.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Календарь

<Сентябрь 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26282930