Поиск

Борьба трудящихся против антинародной политики буржуазно-националистической Центральной рады.

Однако победой Октябрьского вооруженного восстания в Киеве вероломно воспользовалась буржуазно-националистическая Центральная рада. В то время, когда рабочие и революционные солдаты самоотверженно боролись с контрреволюционными частями штаба Киевского военного округа, руководители Центральной рады стянули в город воинские части, находившиеся под влиянием националистов, заняли телеграф, почтамт, комендатуру, казначейство.

Чтобы укрепить свои позиции, Центральная рада вызвала с фронта ряд украинизированных воинских частей. Опираясь на них, а также используя то, что массы еще не разобрались в сущности проводимой ею антинародной политики, Центральная рада объявила себя высшей краевой властью на Украине.

7 ноября рада издала 3-й универсал, в котором заявила о создании так называемой Украинской народной республики (УНР). Вся власть на Украине объявлялась принадлежащей Центральной раде и ее Генеральному секретариату, а на местах — буржуазным органам самоуправления: думам и земствам. Тем самым украинская буржуазно-националистическая контрреволюция окончательно выявила свое враждебное отношение к действительным выразителям интересов трудящихся масс — Советам рабочих, солдатских и крестьянских депутатов.

Пытаясь замаскировать буржуазный характер УНР и дезориентировать народные массы, 3-й универсал декларировал ликвидацию собственности на помещичьи и другие земли, обещал ввести 8-часовой рабочий день, установить государственный контроль над производством. Однако практическая деятельность Центральной рады резко расходилась с ее демагогическими обещаниями. Уже 8 ноября Генеральный секретариат освободил из-под ареста руководителей штаба КВО, разгромленного в ходе Октябрьского восстания киевского пролетариата. В Киев под защиту Центральной рады стали собираться наиболее оголтелые представители российской контрреволюции, бежавшие из Петрограда и Москвы, в том числе бывший председатель IV Государственной думы октябрист М. Родзянко, монархист В. Шульгин. На Украину была приглашена контрреволюционная Ставка верховного главнокомандования, отказавшаяся подчиниться Совету Народных Комиссаров. В Киев переехали военные миссии Англии, Франции, Италии, Японии, Румынии, Бельгии, Сербии. Верховоды националистической рады установили связи с контрреволюционными «правительствами» на Дону, Кубани, в Молдавии, Крыму, Сибири, начав с ними переговоры об объединении сил для борьбы против Советской России. Центральная рада превратилась в один из опасных очагов всероссийской контрреволюции.

Поскольку Центральная рада и поддерживавшие ее политические партии маскировали свою контрреволюционную деятельность псевдореволюционной фразеологией, широкие круги трудящихся не сразу разобрались в губительности проводимой ими политики. Это, в частности, отразилось на итогах выборов в Учредительное собрание, проходивших в городе в ноябре 1917 г. Большинство голосов (70,2 %) в губернии, включая Киев, получил блок мелкобуржуазных националистических партий.

Истинный смысл принятого Центральной радой 3-го универсала стал особенно ясен после того, как Генеральный секретариат 14 ноября издал к нему разъяснение и разослал на места директиву о запрещении под угрозой строгой ответственности раздела помещичьих и кулацких земель.

Враждебную политику буржуазные националисты проводили и по отношению к рабочему классу. Согласно инструкции Генерального секретариата фабричные инспектора должны были «защищать интересы в первую очередь всей промышленности в целом», т. е. интересы капитала. Центральная рада содействовала буржуазии в усилении экономического саботажа. В Киеве быстро росла безработица. Число безработных в ноябре 1917 г. сравнительно с январем увеличилось в 1,5 раза.

При поддержке националистической контрреволюции предприниматели активизировали наступление на права рабочих. 5 ноября Киевское общество заводчиков и фабрикантов разослало циркуляр, в котором высказалось против выплаты рабочим заработной платы за дни забастовки во время Октябрьского вооруженного восстания.

Перед большевиками Киева стояла сложная задача развернуть решительную борьбу против антинародной политики буржуазно-националистической Центральной рады, которая продолжала прикрываться революционной фразой, усилить агитационно-пропагандистскую деятельность, направленную на политическое воспитание масс. Осуществлять ее киевским большевикам приходилось в тяжелых условиях репрессий и преследований со стороны националистической контрреволюции.

Решающую роль в росте политического сознания трудящихся, в разоблачении демагогической сути обещаний Центральной рады и националистических партий сыграли ленинские декреты о мире и земле, «Декларация прав народов России» и другие декреты Советской власти.

Острым оружием в борьбе против украинских буржуазных националистов стали газета «Правда» и местные большевистские газеты. По инициативе большевиков 1 ноября 1917 г. в Киеве вышел первый номер газеты «Вестник областного и Киевского Советов рабочих и солдатских депутатов», в котором были напечатаны декреты Советской власти о земле и о печати. 5 ноября вышел первый номер большевистской газеты «Пролетарская мысль». Значительное место газета уделяла публикации статей, в которых разоблачались контрреволюционная политика и буржуазный характер Центральной рады.

Киевские большевики развернули также широкую устную пропаганду первых декретов Советской власти, опыта революционной борьбы братского русского народа. 7 ноября в коммерческом институте состоялся митинг на тему «Как совершилась рабоче-крестьянская революция в Петрограде». С речами на нем выступили делегаты II Всероссийского съезда Советов В. С. Цащенко и И. М. Фиалек.

Наряду с агитационно-пропагандистской деятельностью большевики Киева усилили работу по подготовке вооруженных сил для борьбы против буржуазно-националистической контрреволюции. Руководители Генерального секретариата оказывали всяческое сопротивление формированию Красной гвардии и призывали рабочих вступать в отряды «вольного казачества». На страницах «Пролетарской мысли» трудящимся четко разъяснялись задачи Красной гвардии, ее коренные отличия от «вольного казачества», разоблачались антинародные намерения украинских буржуазных националистов.

8 ноября 1917 г. Киевский ВРК издал приказ № 1. Войскам Киевского гарнизона предписывалось до 12 ноября избрать командиров воинских частей и установить теснейший контакт с ВРК. В противовес этому генеральный секретарь по военным делам Центральной рады С. Петлюра издал приказ о неподчинении воинских частей ВРК и о расформировании местных дружин. Руководимый украинскими эсерами президиум исполкома Совета солдатских депутатов также выступил против приказа ВРК. В результате не все воинские части выполнили приказ. Вопрос о вооружении рабочих становился все более острым. Штаб Красной гвардии обратился к рабочим города с призывом вступать в ее ряды. «Не медля ни дня, ни часу,— говорилось в обращении, опубликованном в «Пролетарской мысли» 10 ноября,— собирайте общие собрания у себя на фабриках, заводах и мастерских, обсуждайте создавшееся положение и открывайте запись в Красную гвардию. Каждый завод, фабрика и мастерская должны дать максимум верных и преданных революции товарищей под ружье».

Штаб Красной гвардии взял на учет все оружие, которое было в руках у рабочих, приобрел новые партии вооружения. В конце ноября на военных складах Киева красногвардейцы захватили свыше тысячи винтовок.

К концу ноября в распоряжении ревкома находилось 8400 бойцов. Наряду с революционными солдатами гарнизона Красная гвардия стала его вооруженной опорой. Красногвардейцы боролись со спекулянтами, реквизировали товары у капиталистов, разоружали и арестовывали юнкеров и офицеров.

Укреплению позиций революционных рабочих и солдат способствовала борьба за реализацию ленинского декрета о рабочем контроле. Осуществлять его приходилось в условиях упорного сопротивления буржуазии, меньшевиков, буржуазно-националистической Центральной рады. Однако все попытки задержать проведение в жизнь ленинского декрета оказались тщетными. Рабочие Киева с огромным энтузиазмом восприняли декрет. Большую роль в его популяризации сыграла газета «Пролетарская мысль». В ней была введена рубрика «Рабочий контроль», где постоянно печатались разнообразные материалы по этому вопросу.

11 ноября под председательством А. В. Иванова состоялось собрание Центрального совета фабзавкомов совместно с представителями фабзавкомов крупных предприятий города, на котором большевики отстаивали необходимость введения рабочего контроля на предприятиях города. В тот же день на собрании рабочих жестяных мастерских Всероссийского земского со!оза была принята резолюция, в которой отмечалось: «Общее собрание ... заявляет: 1) что единственным органом власти в г. Киеве признает Совет рабочих и солдатских депутатов; 2) что правительством действительно народным ... признает только правительство Советов, давшее землю крестьянам, устроившее рабочий контроль над производством и объявившее перемирие на фронте; 3) что оно горячо протестует против политики Украинской рады, которая в союзе с оборонцами переговаривается с Калединым и борется против власти рабочих, солдат и крестьян».

В ноябре рабочий контроль был введен на чугунолитейном и механическом заводе Веллера, в типографии Кульженко, в типографии штаба КВО, механической мастерской № 7. Энергично выступили против спекулятивных махинаций хозяев булочники и кондитеры, которые начали вводить рабочий контроль явочным порядком. В конфликт вмешалась Центральная рада, ставшая на защиту предпринимателей. Однако рабочие заявили, что не отступят. Борьба за рабочий контроль приобрела большое политическое значение, помогая разоблачать антинародную суть политики Центральной рады.

На лесопильном заводе Фридмана, находившемся на станции Киев-Товарный, заводской комитет взял все производство под свой контроль. По решению Совета рабочих депутатов был осуществлен секвестр аптек.

25 ноября 1917 г. под председательством большевика А. В. Иванова состоялась общегородская конференция фабрично-заводских комитетов Киева, обсудившая план практического проведения рабочего контроля.

В конце ноября Киевский центральный совет фабрично-заводских комитетов обратился к рабочим с призывом начать отчисление денежных средств на организацию рабочего контроля над производством. «Рабоче-крестьянское правительство Советов,— говорилось в нем,— предоставило фабрично-заводским комитетам широкую возможность рабочего контроля, а теперь только от сплоченности и организованности рабочего класса зависит осуществление контроля. Киевский центральный совет фабрично-заводских комитетов принялся за организацию рабочего контроля, но его работу тормозит отсутствие средств. ...Рабочие Петрограда дали Петроградскому центральному совету фабрично-заводских комитетов десятки тысяч рублей на дело организации рабочего контроля. Пролетариат Киева не должен отстать от своих столичных собратьев».

В этот период рабочим Киева удалось ввести рабочий контроль лишь на отдельных предприятиях. Полное же его осуществление стало возможным после разгрома буржуазно-националистической Центральной рады.

Борьба за воплощение в жизнь декрета о рабочем контроле убеждала рабочих, что, с одной стороны, эта мера являлась неотъемлемой частью борьбы за власть Советов, а с другой — что осуществление ее невозможно без перехода всей власти в руки Советов.

Борьба за укрепление власти трудящихся в Киеве усложнялась тем, что Совет рабочих и Совет солдатских депутатов существовали раздельно, причем большевистская фракция в солдатском Совете была малочисленной. Объединенное собрание Советов рабочих и Советов солдатских депутатов совместно с представителями воинских частей, фабзавкомов и профсоюзов 4 ноября 1917 г. постановило слить два Совета в единый орган — Совет рабочих и солдатских депутатов. В избранном 9—12 ноября объединенном исполкоме Совета большевики получили 23 места из 58, меньшевики и бундовцы — 7, эсеры — 10, украинские эсеры и социал-демократы — 18. И хотя влияние большевиков в исполкоме Совета возросло, в нем преобладал блок социал-оборонческих и националистических партий. На пост председателя исполкома им удалось протащить представителя украинских эсеров Григорьева. В этих условиях большевики опирались на рабочую секцию Совета, председателем которой был А. В. Иванов.

Укреплению районных Советов, повышению их роли и значения как органов власти большевики Киева уделяли особое внимание. Подольский райком РСДРП (б) взял на себя инициативу создания районного Совета рабочих и солдатских депутатов. В обращении к рабочим и солдатам он разъяснил значение для трудящихся революционных органов власти — Советов и назначил учредительное собрание районного Совета на 17 ноября. 21 ноября был образован временный президиум исполкома Совета рабочих и солдатских депутатов Городского района.

В полном соответствии с ленинской программой по национальному вопросу большевики Киева, как и всей Украины, выдвинули в качестве своей первоочередной задачи организацию Всеукраинского объединения Советов. 3 ноября большевистская фракция Советов рабочих и солдатских депутатов на объединенном заседании их исполкомов выступила с заявлением, в котором решительно отстаивала принцип Советской власти и созыва Всеукраинского съезда Советов. 4 ноября этот же вопрос большевики поставили на объединенном собрании Советов города при участии представителей от фабзавкомов, профсоюзов и воинских частей. Абсолютное большинство присутствовавших приветствовало победу социалистической революции в Советской России и высказалось за немедленный созыв Всеукраинского съезда Советов. По вопросу об организации власти в Киеве 438 человек высказались за власть Советов рабочих и солдатских депутатов, 10 — за власть городской думы и 14 человек проголосовало за власть смешанной комиссии из представителей Советов и думы.

Представители фабрик и заводов города 10 ноября на заседании Киевского Центрального совета профсоюзов подавляющим большинством голосов постановили считать «единственным источником власти в России Всероссийский съезд Советов рабочих и солдатских депутатов», выразили недоверие Центральной раде и заявили, что последняя «должна уступить свое место Всеукраинскому съезду Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, единственно имеющему право на признание его органом власти».

Подготовка к Всеукраинскому съезду Советов проходила в условиях возрастающего недовольства масс политикой Центральной рады. Киевские рабочие остро ощущали на себе ее последствия. Небывалых размеров достигла дороговизна. По сравнению с осенью в конце года хлеб повысился в цене на 61 %, мясо — на 41, сахар — на 246, сливочное масло — на 120%. Количество безработных в городе к концу года превысило 10 тыс. Начиная с октября рабочие «Арсенала», Демиевского снарядного завода, железной дороги и других государственных предприятий не получали заработной платы. Разуверившись в возможности получить помощь от Центральной рады, пролетариат Киева решил обратиться непосредственно к Советскому правительству.

Одним из первых связался с Петроградом представитель «Арсенала» А. В. Иванов. Вскоре арсенальцы выехали в столицу. Принял их непосредственно В. И. Ленин. Участник этой незабываемой встречи слесарь Ф. Ф. Гнеповский вспоминал: «В его словах, таких близких нам, ощущалась могучая сила большевизма, уверенность в окончательной победе пролетарской революции». Представители «Арсенала» получили для рабочих 3200 тыс. руб., которые и доставили в Киев.

С такой же просьбой обратились в Совнарком железнодорожники. По указанию В. И. Ленина железнодорожникам Украины было выделено 13 685 тыс. руб. В декабре 1917 г. с просьбой выдать 1,5 млн. руб. в Петроград выехала делегация от рабочих Демиевского снарядного завода. В письме к В. И. Ленину они писали, что «ждут как моральной, так и материальной поддержки от Совнаркома».

В это время Центральная рада активизировала свою контрреволюционную деятельность. В ночь на 30 ноября она разоружила революционно настроенные части гарнизона. Солдат погрузили в товарные вагоны и отправили за пределы Украины. Радовцы арестовали группу активистов большевистской организации, в том числе председателя ВРК Л. Л; Пятакова, секретаря исполкома рабочей секции Совета рабочих и солдатских депутатов Н. В. Голубенко, председателя профсоюза металлистов Е. Г. Горбачева и др.

Разнузданные действия националистической контрреволюции вызвали глубокое возмущение рабочих и солдат города. Они потребовали принять решительные меры против Центральной рады. 30 ноября вопрос о разоружении радой революционных войск обсудило общее собрание Совета рабочих и солдатских депутатов, на котором присутствовало около 700 депутатов. Выступая на нем, большевик З. Я. Литвин-Седой, служивший в 3-м авиапарке, заявил: «Я не призываю вас протестовать... пора протестов прошла... Надо начинать вычищать конюшни!».

Осудив антинародную политику Центральной рады, собрание приняло предложенную большевиками резолюцию, в которой отмечалось: «...всякие попытки контрреволюционных покушений, откуда бы они не исходили, встретят должный отпор со стороны киевского пролетариата и гарнизона вплоть до вооруженной силы и всеобщей стачки». Представители рабочих и солдат призвали трудящихся до последней капли крови защищать власть Советов. Собрание лишило полномочий прежний соглашательский состав исполкома и утвердило список нового состава. Собравшиеся избрали семь делегатов на Всеукраинский съезд Советов рабочих и солдатских и крестьянских депутатов.

Рабочая секция Совета рабочих и солдатских депутатов, заседание Совета профсоюзов с участием представителей фабзавкомов, а также газета «Пролетарская мысль» обратились к трудящимся города с призывом ответить на действия националистической контрреволюции всеобщей политической забастовкой протеста. 1 декабря свыше 20 тыс. рабочих, протестуя против действий Центральной рады, прекратили работу. На состоявшихся в этот день митингах и собраниях трудящиеся выражали протест против контрреволюционной политики Центральной рады, требовали передачи власти Советам и немедленного созыва Всеукраинского съезда Советов.

Решающую роль в мобилизации революционных сил украинского народа на борьбу с буржуазно-националистической контрреволюцией сыграл ленинский «Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской раде», принятый Совнаркомом и переданный в Киев по телеграфу 4 декабря 1917 г. «Все, что касается национальных прав и национальной независимости украинского народа,— говорилось в Манифесте,— признается нами, Советом Народных Комиссаров, тотчас же, без ограничений и безусловно». Разоблачив антинародную сущность Центральной рады, ее контрреволюционную политику, враждебные и вероломные действия по отношению к Советской власти, Совнарком обещал свою поддержку трудящимся массам Украины и их законным требованиям.

Убедившись в невозможности противодействия идее созыва Всеукраинского съезда Советов, украинские националисты предприняли коварный маневр: они решили сфальсифицировать его состав. Центральная рада дала указание кулацким «селянским спилкам» и сформированным ею украинизированным воинским частям послать на съезд своих сторонников по нормам представительства, в несколько раз превышающим принятые оргбюро. 4 декабря в Киев наряду с действительными делегатами на съезд прибыло свыше 2 тыс. этих «представителей». Заполнив зал Купеческого собрания, где должен был состояться Всеукраинский съезд Советов, они разогнали мандатную комиссию и завладели ее документами. В этих условиях большевистская фракция съезда огласила декларацию, разоблачающую контрреволюционную сущность Центральной рады и клеймящую позором ее действия. Законно избранные делегаты в количестве около 200 человек приняли решение перенести свою работу в Харьков, где утвердившаяся власть трудящихся обеспечивала беспрепятственное проведение съезда.

Выражая волю украинских трудящихся, I Всеукраинский съезд Советов, который состоялся в Харькове 11—12 (24—25) декабря 1917 г., провозгласил Украину Республикой Советов. Был избран высший орган государственной власти — Центральный Исполнительный Комитет Советов Украины, образовавший первое украинское советское правительство — Народный Секретариат. Ему поручалось немедленно распространить на всю территорию республики декреты Совнаркома. Приняв решение установить теснейшие связи между Советской Россией и Советской Украиной, съезд признал Украинскую Советскую Республику федеративной частью Советской России. Центральная рада объявлялась вне закона, а все ее постановления и распоряжения — недействительными.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить