Поиск

В борьбе против наступления контрреволюции.

После разгрома мирной демонстрации рабочих и солдат Петрограда 4 июля 1917 г. контрреволюционная буржуазия, сосредоточив в своих руках всю полноту власти в стране, перешла в открытое наступление на революционные завоевания масс. Последовали запрещение издания большевистской «Правды», приказ об аресте В. И. Ленина. Действия контрреволюции встретили резкое осуждение трудящихся. Под руководством большевистских организаций повсеместно проходили митинги и собрания рабочих и солдат, участники которых заявляли о солидарности с революционными массами Петрограда.

В Киеве на состоявшемся 4 июля заседании Совета рабочих депутатов блоку меньшевиков, эсеров, Бунда и примкнувших к ним украинских мелкобуржуазных националистических партий удалось протянуть резолюцию с одобрением действий Временного правительства. В связи с тем, что недалеко от Киева находился штаб Юго-Западного фронта с его контрреволюционным командованием, а в самом городе размещались центры ряда буржуазных и мелкобуржуазных националистических

партий и организаций, в борьбе против революции здесь единым фронтом выступали силы и великорусской, и украинской буржуазно-националистической контрреволюции.

Временное правительство еще в конце июня пошло на некоторые уступки украинской буржуазии, послав в Киев делегацию во главе с А. Керенским для заключения соглашения с Центральной радой. Признав созданный ею 15 июня Генеральный секретариат и пообещав наделить его в будущем некоторыми автономными правами, Временное правительство таким путем стремилось обеспечить себе поддержку Центральной рады в развертывании наступления на завоевания трудящихся. И его расчеты оправдались: после июльских событий Центральная рада отправила в Петроград телеграмму об одобрении политики Временного правительства.

Тем временем по городу прокатились открытые выступления контрреволюции. 5 июля по распоряжению местных властей Временного правительства отряд юнкеров захватил Мариинский дворец. Здесь юнкера разгромили помещение Киевского комитета РСДРП (б), а находившихся там большевиков — членов комитета и исполкома Совета рабочих депутатов — арестовали. Большевистская фракция исполкома Совета в обращении к населению отметила. что в эти дни в городе была предпринята попытка установить диктатуру контрреволюционной военщины. действующей в полном согласии с мелкобуржуазными партиями. п потребовала немедленно очистить дворец от юнкеров, арестовать и предать революционному суду всех виновных в происшедшем. Под нажимом большевистской фракции меньшевистско-эсеровское большинство исполкома вынуждено было принять решение об освобождении арестованных большевиков.

Но деятельность контрреволюционных элементов в Киеве продолжалась. Положение стало еще более напряженным после прибытия 8 июля в распоряжение командующего Киевским военным округом донского казачьего полка. 9 июля состоялось экстренное совещание Генерального секретариата Центральной рады, представителей исполкома Объединенных общественных организаций и военных властей при участии соглашательских исполкомов Советов рабочих и солдатских депутатов, на котором обсуждался вопрос о положении, сложившемся в связи с неудавшимся наступлением на фронте. Приняв обращение к солдатам и населению с призывом к «твердому до конца исполнению своего гражданского долга», которое было опубликовано в «Киевской мысли», это совещание продемонстрировало полное единство представителей буржуазного Временного правительства, соглашательских партий меньшевиков и эсеров и украинских националистов.

10 июля в киевских вечерних буржуазных газетах появился приказ А. Керенского о запрещении распространять в армии газеты «Правда», «Солдатская правда» и другие печатные органы большевиков и о привлечении к суду за большевистскую пропаганду. В тот же день контрреволюционные элементы разгромили киоск «Голоса социал-демократа» на Думской площади, а затем направились к зданию Дворянского собрания (теперь на этом месте сооружен Дом профсоюзов), где размещались Центральное бюро профсоюзов Киева, редакция «Голоса социал-демократа» и другие организации. Последовали новые аресты большевиков. Показательно, что эти акции не встретили противодействия со стороны меньшевистско-эсеровского большинства киевских Советов. Их объединенное экстренное заседание 11 июля приняло соглашательскую резолюцию о поддержке Временного правительства (807 депутатов голосовали за резолюцию, 52 — против, 22 — воздержались). Большевистская фракция потребовала мобилизовать все силы на защиту революции и передать власть Советам. Однако эта резолюция даже не была поставлена на голосование.

Украинская буржуазно-националистическая контрреволюция также активно включилась в развернувшееся по всей стране наступление буржуазии на завоевания трудящихся. Однако Центральная рада, стремясь использовать для достижения своих узкоклассовых целей подъем национально-освободительного движения, прибегала к различным уловкам, жонглировала «социалистической» фразеологией и лозунгами национального освобождения, всячески пыталась создать иллюзию, будто она выражает интересы не только буржуазии, но и трудящихся масс. 11 —14 июля Центральная рада созвала в Киеве так называемый «Всеукраинский рабочий съезд». На него прибыло около 400 делегатов, представлявших не более 40 тыс. (из общего числа в 3,5 млн.) пролетариев и полупролетариев Украины. Состав этого съезда продемонстрировал полный крах претензий националистов на руководство рабочим классом Украины.

Тем временем, несмотря на притеснения со стороны контрреволюции, ряды большевистских организаций росли и крепли. 10—12 июля в Киеве собралась областная конференция РСДРП (б) Юго-Западного края. Областная организация объединяла в своих рядах 10 тыс. членов партии, в том числе около 4 тыс.— в Киеве.

В новой обстановке после июльских событий точную ориентировку местным комитетам РСДРП (б), в том числе и Киевскому, дали работы В. И. Ленина «Политическое положение», «К лозунгам» и др. Истинное положение дел в Петрограде и во всей стране освещала большевистская пресса. Орган киевских большевиков «Голос социал-демократа» в статьях «Роль ЦК РСДРП (б) в петроградских событиях», «Кого винить?» и многих других разъяснял тактику партии и ее ЦК в июльские дни, разоблачал контрреволюционность политики Временного правительства и открытый переход мелкобуржуазных партий меньшевиков и эсеров в лагерь контрреволюции.

Киевский комитет РСДРП (б), высоко оценивая роль прессы в подготовке масс к социалистической революции, активизировал начатую еще весной 1917 г. кампанию по сбору средств на приобретение собственной типографии. Эта работа завершилась к началу сентября, и типография была куплена, что обеспечило регулярный выход «Голоса социал-демократа» в условиях растущего саботажа предпринимателей. В то же время орган меньшевиков-оборонцев «Знамя труда» из-за отсутствия средств 7 сентября прекратил существование.

Члены Киевского комитета большевиков продолжали уделять большое внимание разъяснению задач национально-освободительного движения. Они выступали на предприятиях и в воинских частях с лекциями на тему «Украинское движение и социал-демократия», «Национальный гнет и Украина» и др. Вопрос об интернациональном воспитании трудящихся оставался в центре внимания киевских большевиков и в ходе подготовки и проведения выборов в городскую думу. Для организации избирательной кампании еще в июне были созданы муниципальные комиссии — центральная при Киевском комитете большевиков, а также при райкомах, на всех заводах, в мастерских, воинских частях. Общегородской комитет партии выработал избирательную платформу.

Выступая инициаторами движения трудящихся за демократизацию органов местного самоуправления, большевики рассматривали работу в них как один из способов политического просвещения масс, их организации, освобождения из-под влияния буржуазии и соглашателей. Выборы в городскую думу использовались прежде всего для широкой пропаганды ленинского плана борьбы за победу социалистической революции.

Киевский комитет за период с 6 марта по 17 июля не менее 15 раз обсуждал на своих заседаниях вопрос об участии в выборах городской думы. 18 июля он был рассмотрен на ряде районных собраний большевиков, а в университете состоялся предвыборный митинг, созванный центральной муниципальной комиссией общегородского комитета РСДРП (б). В «Голосе социал-демократа» систематически печатались статьи и воззвания, призывавшие трудящихся отдать голоса за список большевиков. Подготовка к выборам в городскую думу проходила в условиях репрессий и злобной клеветы на РСДРП (б) и ее вождя, острой борьбы политических партий и организаций, выставивших 18 избирательных списков. По отношению к солдатам, расклеивавшим агитационные плакаты большевиков, офицеры применяли кулачную расправу, отправляли их на гауптвахту. По мере приближения дня выборов город был буквально наводнен избирательными бюллетенями различных партий и групп.

В воскресенье 23 июля начались выборы. Возле участковых избирательных комиссий, особенно в центре, представители различных партий вели усиленную агитацию. И все же в голосовании приняло участие лишь 174,5 тыс. человек, или 53 % внесенных в избирательные списки. Наибольшее количество мест в думе (44 из 125) получил блок меньшевиков, эсеров и Бунда, далее шел блок УСДРП — УПСР (24 места). 7 из 18 списков вообще не провели гласных в думу. Большевики получили 7 мест. За них проголосовало свыше 9,5 тыс. (5,4 %) избирателей. Им отдали голоса прежде всего сознательные рабочие, причем более половины среди них составляли трудящиеся Печерска и Подола. Подводя итоги выборов и признав победу на них «правительственных социалистов», т. е. мелкобуржуазных партий, «Голос социал-демократа» вместе с тем подчеркивал, что большевистская фракция в думе, несмотря на малочисленность, приложит все усилия для разоблачения их политики. Члены фракции М. С. Богданов, А. В. Иванов, М. А. Леонтьев, О. И. Маевская-Массальская, И. М. Фиалек и др. использовали трибуну думы для политического воспитания масс, разоблачения предательства меньшевиков и эсеров, которые при формировании исполнительных органов думы пошли на сговор с кадетами, представителями буржуазии.

В день выборов в думу в Киеве состоялось экстренное заседание общегородской конференции большевиков, созванной для обсуждения вопроса о предстоящем съезде партии. Важное значение в борьбе киевских большевиков за массы имело принятие на этом заседании ленинской резолюции VII (Апрельской) конференции РСДРП (б) по национальному вопросу.

Состоявшийся 26 июля — 3 августа 1917 г. в Петрограде VI Всероссийский съезд РСДРП (б) подвел итоги деятельности партии со времени Апрельской конференции, дал оценку положения в стране после июльских событий и определил задачи партии. В соответствии с указаниями В. И. Ленина временно был снят лозунг «Вся власть Советам!» и поставлен вопрос о полной ликвидации диктатуры контрреволюционной буржуазии. Все решения исторического VI съезда партии были подчинены главной цели — подготовке пролетариата и беднейшего крестьянства к вооруженному восстанию за победу социалистической революции.

О решениях VI съезда партии большевикам Киева доложили его делегаты А. В. Иванов (от городской организации) и Е. Б. Бош (от областной организации РСДРП (б) Юго-Западного края). 6 августа они выступили на очередном заседании открывшейся еще 30 июля общегородской партийной конференции. Киевские большевики одобрили курс, выработанный съездом, постановили приложить все силы для приведения в боевую готовность пролетариата и гарнизона города. Конференция приняла приветствие ЦК РСДРП (б), В. И. Ленину, пролетариям и революционным солдатам Петрограда.

В городе продолжала нарастать борьба масс против новых акций контрреволюции. Глубокое возмущение вызвало обнародование 25 июля приказа главнокомандующего Юго-Западным фронтом об учреждении военных судов и введении в армии смертной казни.

Широкий размах приобрели выступления против созыва в Москве 12 августа 1917 г. Государственного совещания, с которым контрреволюция связывала надежды на подготовку почвы для установления военной диктатуры. Киевский комитет РСДРП (б) специальной листовкой призвал массы к выступлению против него. 11 августа на совместном заседании Центрального бюро профсоюзов с представителями большевистской организации и делегатами заводов и фабрик по предложению большевиков было принято решение провести однодневную забастовку протеста против Государственного совещания. Вопрос об отношении к этому смотру сил контрреволюции в тот же день обсудило объединенное заседание исполкомов Советов рабочих и солдатских депутатов. Несмотря на возражения большевистской фракции, меныпевистско-эсеровское большинство исполкомов Советов одобрило участие в совещании лидеров своих партий. От Киева на это совещание были делегированы меньшевик, эсер, два украинских социал-демократа и бундовец.

Призыв большевиков к забастовке встретил одобрение рабочих и их организаций. В день открытия Государственного совещания 12 августа политическая забастовка охватила в Киеве до 22 тыс. человек.

Решимость революционных рабочих и солдат отстоять свои революционные завоевания ярко проявилась в ходе разгрома корниловского мятежа — этой попытки контрреволюции вооруженным путем установить в стране военную диктатуру. Расположенный в непосредственной близости от линии фронта Киев занимал в планах контрреволюции важное место. Начав 25 августа наступление на революционный Петроград, Корнилов одновременно подписал письмо-приказ своим сторонникам в Киеве, предусматривавший арест членов революционных организаций, захват важнейших объектов, закрытие революционных газет и журналов, назначение на ответственные посты в городе участников контрреволюционного заговора.

В Киеве также велась подготовка к вооруженному выступлению контрреволюции. Еще в начале августа в город прибыла группа гвардейских офицеров, которые, располагая значительными денежными средствами, развернули агитацию среди офицеров Киевского гарнизона и военных училищ. В середине августа в Киев приехали эмиссары монархической организации. К городу заблаговременно стягивались верные Корнилову части. В Бровары была переброшена часть бронедивизиона 7-й армии. Руководивший подготовкой вооруженного выступления контрреволюции в Киеве генерал А. Крымов создал тайные организации, которым вменялось в обязанность захватить город, как только начнется поход корниловцев на Петроград.

Однако эти планы были разоблачены. 25 августа представители революционных масс провели обыски у целого ряда деятелей черносотенного и монархического толка. В типографии «Обновление» (бывшая «Двуглавый орел») были обнаружены и изъяты готовые к набору прокламации погромного содержания.

Сразу же после получения известия о корниловском мятеже президиум городской организации РСДРП (б) собрался на экстренное заседание, выработавшее меры по борьбе с возможным выступлением контрреволюции в Киеве. Затем их обсудило экстренное заседание исполнительных комитетов Советов с участием представителей различных партий, которое приняло постановление о создании Особого комитета по охране революции. В его состав вошли: командующий КВО, комиссар Временного правительства по Киеву, руководители Совета рабочих депутатов, всех общественных организаций и «социалистических» партий. Послал в этот орган представителя и Киевский комитет РСДРП (б), совершив тем самым серьезную ошибку. В отчете областного комитета РСДРП (б) Юго-Западного края от 16 сентября 1917 г. отмечалось, что эти действия Киевского комитета встретили осуждение общегородской конференции большевиков и областного комитета. Я. М. Свердлов в письме Киевскому комитету назвал этот шаг «ложной коалицией».

В то же время большевики развернули массовую работу по мобилизации трудящихся для отпора контрреволюции. На предприятия и в воинские части направлялись агитаторы. Их призывы во всеоружии выступить на зашиту революции, требования ареста и предания суду главарей контрреволюционного мятежа, прекращения репрессий против левой печати, вооружения рабочих встретили единодушное одобрение на большинстве заводов и фабрик, в Центральном совете фабзавкомов города.

Провалились и расчеты контрреволюции на поддержку солдат Киевского гарнизона. Вместе с рабочими они выступили в защиту завоеваний революции и продемонстрировали в тревожные дни конца августа 1917 г. стойкость, выдержку, решимость во что бы то ни стало дать отпор контрреволюции. Совет солдатских депутатов принял решительные меры для предотвращения выступления контрреволюции: во время организованной им проверки гостиниц было выявлено и арестовано значительное количество офицеров без каких-либо документов, удалось наладить связь и заручиться поддержкой 8-го Донского козачьего полка и кирасиров, которые в июльские дни являлись основной опорой контрреволюции в Киеве.

28 августа по требованию рабочих и солдат исполком Совета рабочих депутатов постановил арестовать за связи с Корниловым начальника штаба Киевского округа и отстранить от исполнения обязанностей комиссара Временного правительства по г. Киеву. Был также арестован известный монархист В. Шульгин, а его черносотенная газета «Киевлянин» закрыта.

Во время обсуждения вопроса о борьбе с корниловщиной на заседании Совета рабочих депутатов совместно с представителями фабзавкомов и профсоюзов во многих выступлениях прозвучали предложения о немедленном вооружении рабочих, требования освободить из тюрем большевиков. В заключение была единогласно принята резолюция большевиков с призывом к революционному пролетариату и солдатам гарнизона сплотиться вокруг Советов и по первому их сигналу встать на защиту революции. В эти дни под председательством большевиков А. В. Иванова и А. Ф. Витковского непрерывно заседал исполком Совета рабочих депутатов. Семь его представителей были делегированы в комиссию для описи оружия в оружейных магазинах. Исполкомы Советов рабочих и солдатских депутатов поддержали предложение большевиков о разоружении находившихся в Киеве контрреволюционных частей. Отобранное у них оружие постановили передать рабочим дружинам.

31 августа «Известия Киевского Совета рабочих депутатов» опубликовали обращение проходившего в городе 28—30 августа областного съезда Советов Юго-Западного края ко всем местным Советам с призывом противопоставить контрреволюционному корниловскому мятежу организованный отпор рабочих, крестьян, солдат, всех революционных сил. Самоотверженные действия рабочих и солдат, руководимых большевиками, позволили быстро ликвидировать вооруженное выступление контрреволюции.

Все же обстановка в Киеве оставалась сложной. Контрреволюционеры продолжали попытки распространения от имени Корнилова провокационных прокламаций. Поэтому «Голос социал-демократа» 5 сентября в статье «Итоги ликвидации корниловского заговора» сделал вывод: «Заговор Корнилова ликвидирован, но контрреволюция по-прежнему сильна».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить