Поиск

В орбите международных связей.

С вступлением России в эпоху империализма в Киеве, как и в других городах и районах страны, активизировалось революционное движение, получавшее все больший резонанс не только в России, но и за рубежом. Когда в 1901 г. произошли известные студенческие волнения и царское самодержавие учинило над киевскими студентами жестокую расправу, гневный голос протеста против карательных мер царизма подняла передовая общественность многих стран Европы. Так, в Париже на собраниях профессоров и студентов после заслушанных информаций о событиях в Киеве единогласно были приняты резолюции, порицающие царское правительство и выражающие сочувствие студентам. Такие же собрания проходили в Австрии, Италии, Бельгии, Англии и Швейцарии. Римские и туринские студенты прислали телеграмму с выражением солидарности киевским студентам. В Праге готовилась большая демонстрация протеста, но местные власти запретили ее.

Группа парижских профессоров обратилась к профессорам российских университетов с гневным протестом против расправы над 183 киевскими студентами. В нем парижские ученые выражали возмущение теми профессорами университета, которые не только не протестовали против расправы, но и содействовали ей. «Нам кажется,— писали они,— что университеты всего мира обязаны громко заявить, что онп отказываются от всякой солидарности с теми из своих коллег», которые сочли возможным смириться с таким беспрецендентным актом насилия над студентами. С протестом парижских профессоров выразил солидарность профессор Брюссельского университета, член I Интернационала, участник боев на баррикадах Парижской коммуны Жак-Элизе Реклю п др.

Особая роль в международных связях Киева принадлежит великой дочери украинского народа Лесе Украинке. С сентября 1894 г., когда ее мать Ольга Петровна Косач переехала с детьми в Киев, Леся Украинка в той или иной мере причастна к развитию культурных и революционных связей города с народами зарубежных стран.

Тяжелая болезнь вынудила поэтессу выехать в январе 1899 г. на операцию в Берлин. Эта поездка принесла пользу делу революционной пропаганды. За границей Леся Украинка вела переговоры с зарубежными революционерами о пересылке в Россию запрещенных изданий, советовалась об этом с опытными пропагандистами, сама включалась в работу, когда возникала необходимость.

В мае 1899 г. Леся Украинка возвратилась из Берлина в Киев. Осенью она поселилась на Мариино-Благовещенской улице (ныне — ул. Саксаганского, 97) и с головой ушла в творческую литературную работу и не менее важную для нее общественно-политическую деятельность. В одной из своих статей Леся Украинка отмечала огромные заслуги в деле освобождения трудящихся К. Маркса и Ф. Энгельса, которые много сделали для того, чтобы в Германии, да и во всех других странах, возникли большие рабочие объединения для защиты от всякого насилия и рабства. «Поэтому,— писала она,— память о Марксе п Энгельсе в большом почете среди всех сознательных рабочих». Леся Украинка отмечала, что «сознательные рабочие не должны обращать внимание на то, кто из них какой веры или какой национальности (рабочий-немец, например, не должен считать, что он лучше поляка, поляк — русского, русский — украинца и т. д.), они должны единодушно держаться вместе, так как у них у всех один враг — класс богачей, капиталистов, который пользуется трудом рабочих. Вот потому-то для каждого должны быть святы слова: рабочие всех стран, соединяйтесь!»

В Киеве Леся Украинка занималась также изучением итальянской литературы. В 1899 г. она написала реферат «Два направления в новейшей итальянской литературе», в котором знакомила украинских читателей с современной литературой Италии. Но болезнь по-прежнему угрожала жизни. Это вынудило Лесю Украинку выехать весной 1901 г. на Буковину. Здесь поэтесса отдала в печать переведенный на украинский язык «Манифест Коммунистической партии» под зашифрованным названием «Ратклиф» и ряд других революционных произведений.

В декабре 1901 г. болезнь вынудила Лесю Украинку выехать на лечение за границу — в Италию.

В документах департамента полиции о тайном наблюдении за пересылкой ленинской «Искры» из Мюнхена через Болгарию в Киев имеются сведения, которые косвенно свидетельствуют о причастности к ней Леси Украинки. 19 марта 1902 г. департамент полиции отдал секретный циркуляр начальникам жандармских пограничных пунктов со списком лиц, подлежащих задержанию, в котором, в частности, говорилось, что по обыску в ночь на 9 февраля 1902 г. в Киеве у одного из видных представителей революционной организации «Искра» в числе прочих записей были найдены адреса Димки (Динки) Баниевой (она же Байнова и Банева), урожденной Кировой, родившейся 26 сентября 1875 г. в г. Шумле в Болгарии и находящейся в замужестве за Павлом Баниевым, и выбывшей за границу дворянки Ларисы Петровой Косач, 24 лет. Далее следовало распоряжение: «При возвращении названных Баниевой и Косач в пределы России надлежит подвергнуть самому тщательному обыску как их самих, так равно и багаж их, причем в случае обнаружения чего-либо предосудительного арестовать и препроводить в распоряжение начальника Киевского жандармского управления...».

23 июня 1902 г. Леся Украинка, благополучно переехав границу, возвратилась в Киев. В октябре она снова вынуждена покинуть Киев и выехать в Италию, где поэтесса находилась до мая 1903 г. Здесь она вела переписку, поддерживала контакты со многими культурными деятелями зарубежных стран, завязала переписку с профессором Флорентийского университета Анджело де Губернатисом, который многие годы проявлял интерес к украинской литературе. Из одного недавно найденного в архивах флорентийской библиотеки письма Леси Украинки к А. де Губернатису мы узнаем, что ее хорошо знали в литературных кругах Австрии, Германии и других стран. Она выражала желание выступить также и в итальянских журналах.

И действительно, творчество гениальной поэтессы знали и высоко ценили во многих странах. Известный болгарский ученый-литературовед И. Д. Шишманов, хорошо знавший Лесю Украинку, в письме к ее матери по случаю смерти поэтессы отмечал, что она была «не только славной писательницей, виртуозкой украинской речи, но и на редкость гуманным и идеальным человеком, беззаветно служившим идеалам социальной правды».

Одной из страниц истории международных связей Киева были события, связанные с желанием передовой общественности соорудить памятник Т. Г. Шевченко в Киеве. Созданный в 1908 г. по ее настоянию Объединенный комитет по сооружению памятника в 1909—1913 гг. провел четыре международных конкурса. В эти годы Киев превратился в центр притяжения многих художников и скульпторов мира. Так, еще в апреле 1907 г. скульптор Н. М. Сабо, проживавший в Риме, обратился с письмом в Киев, в котором просил сообщить «учрежден ли конкурс на проект памятника Т. Г. Шевченко? Если да, то благоволите выслать условия конкурса».

На заседании Объединенного комитета по сооружению памятника Т. Г. Шевченко, состоявшемся 7 сентября 1909 г., было принято решение опубликовать программу конкурса не только в газетах крупных городов славянских стран, но и таких европейских городов, как Лондон, Париж, Берлин, Рим.

В прессе было помещено объявление о международном конкурсе с подробными условиями его проведения. Кроме русских газет и журналов, объявления о конкурсе поместили «Der Architekt» (Вена), «L'architecte» (Париж), «Berliner Architekturwelt» (Берлин), «Akademy Architecture» (Лондон), «Zlata Praha» (Прага) и др. Кроме того, программа конкурса и план местности, где предполагалось соорудить памятник поэту, были посланы в академии художеств в Петербург, Краков, Лондон и Париж.

19 ноября 1909 г. в Объединенный комитет обратился с письмом итальянский скульптор Антонио Шиортино. Он выразил желание принять участие в международном конкурсе для сооружения памятника поэту Шевченко и просил сообщить подробную программу конкурса, а также план места, предназначенного для памятника.

Парижский издатель Г. Прюдан в письме Объединенному комитету в декабре 1909 г. сообщал, что он поместил в журнале «L'architecte» условия конкурса на проект памятника поэту Шевченко.

Многие зарубежные художники и скульпторы пожелали принять непосредственное участие в сооружении памятника поэту в Киеве. Так, в Киев прибыл известный итальянский скульптор Ребекки, предложивший комитету свои услуги по литью будущего памятника Т. Г. Шевченко.

К весне 1910 г. в комитет поступили просьбы прислать условия конкурса на проект памятника поэту в Киеве из 16 зарубежных городов (Лондона, Парижа, Берлина, Филадельфии и др.). Результаты первого конкурса, состоявшегося в мае 1910 г., на котором рассматривалось 60 проектов памятника поэту, оказались неутешительными — ни один из них не был принят и не отмечен премией. Сказывалось стремление властей затормозить постройку памятника. Но вопрос все больше приобретал широкое международное звучание, и с этим необходимо было считаться.

Письма из Мюнхена, Парижа, Питсбурга, Белграда и других зарубежных городов в адрес Объединенного комитета по сооружению памятника Т. Г. Шевченко в Киеве свидетельствовали о широкой популярности, приобретенной этим международным конкурсом. Поэтому в конце мая 1910 г. был объявлен второй конкурс на проект памятника поэту, условия которого несколько отличались от условий предыдущего. Срок конкурса закончился 1 февраля 1911 г. Всего на нем было представлено 45 зарубежных проектов, из которых снова ни один не удостоился первой премии.

18 апреля 1911 г. был объявлен третий конкурс на проект памятника. На него поступило 37 проектов. Один из авторов проекта — сербский скульптор Иван Пешич в письме Объединенному комитету сообщал 16 декабря 1912 г. из Белграда: «Модель для памятника Шевченко я уже сделал, но ввпду войны я не мог отлить ее из гипса для представления на конкурсе. Поэтому честь имею просить комитет разрешить мне послать мое произведение, которое я смогу прислать вам только после окончания войны».

И этот конкурс завершился также безрезультатно. Ни один из проектов памятника не получил премии, и Объединенный комитет объявил четвертый международный конкурс, но уже именной, т. е. обратился к определенным скульпторам с конкретными предложениями выполнить проект памятника Т. Г. Шевченко. В марте 1913 г. комитет вновь обратился к итальянскому скульптору А. Шиортино с письмом, в котором сообщал, что представленный им на второй конкурс проект памятника «по художественности и выполнению действительно заслуживает внимания», и поэтому просил его изготовить рисунки своего проекта п прислать для рассмотрения комитета не позже 12 апреля.

А. Шиортино не заставил себя долго ждать и сообщил, что принимает условия, предлагаемые комитетом.

Обращался комитет с предложением принять участие в создании проекта памятника Т. Г. Шевченко в Киеве и к знаменитому французскому скульптору Огюсту Родену. В письме от 2 августа 1913 г. Комитет просил его «не отказать принять участие в этом конкурсе и обратить Ваш великий талант на обессмертение национального поэта Украины, который всей своей жизнью и своим творчеством служил идее свободы и братского единения народов».

Проект, представленный на конкурс А. Шиортино, жюри отклонило как малохудожественный, но Объединенный комитет по сооружению памятника Т. Г. Шевченко, вопреки решению жюри, руководствуясь своими соображениями, отдал преимущество именно этому проекту, что вызвало протест прогрессивной общественности.

Узнав о решении Объединенного комитета, А. Шиортино писал 7 февраля 1914 г. в Киев: «С гордостью и душевным трепетом прочел я телеграмму, извещавшую меня о моей победе и выпавшей мне чести увековечить память великого поэта... Я нахожу необходимым приехать в Киев для того, чтобы приступить к работам для выполнения некоторых этюдов на месте, но я очень желал бы заранее узнать, каковы изменения в проекте желательны, так же как и подтверждения официального со стороны комитета».

Такое подтверждение от 16 марта 1914 г. А. Шиортино получил. В нем сообщалось, что Объединенный комитет по сооружению в г. Киеве памятника Т. Шевченко на своем заседании постановил: «Представленный Вами на именной конкурс проект памятника Шевченко принят к исполнению по сделании некоторых изменений».

Через неделю А. Шиортино сообщил комитету, что готов внести все необходимые изменения в проект и предполагает прибыть в Киев в середине апреля. По прибытии его в Киев Объединенный комитет обратился к таким известным деятелям украинского искусства, как художник А. А. Мурашко, актер и режиссер Н. К. Садовский с просьбой «оказать содействие скульптору Шиортино в смысле ознакомления его с украинскими типами». Шиортино побывал также в некоторых селах Черниговской губернии, посетил музей г. Чернигова, где сделал зарисовки, которые использовал при доработке своего проекта памятника.

В это время началась первая мировая война. Объединенный комитет фактически прекратил свою деятельность, и работа над памятником прекратилась. Ввиду сознательной затяжки властями решения этого вопроса памятник Т. Г. Шевченко тогда так и не установили, но интерес к нему мировой культурной общественности был исключительно велик.

Как крупный культурный центр Киев привлекал внимание зарубежных деятелей искусства, театральные труппы, отдельных артистов. Многие из них приезжали сюда на гастроли. Так, в 1901 г. в городе проходили концерты венгерской певицы Розиты Горват и тирольской певицы Цилли Ридель. В конце января 1902 г. в Киеве давал представления известный венский «Пестрый театр». В марте того же года в Киев на гастроли приехала итальянская опера, а в последующие годы здесь неоднократно выступал известный итальянский баритон Гнимм Руффо и другие певцы. Частыми гостями Киева были также эстрадные оркестры, отдельные музыканты, цирковые артисты из Бухареста, Праги, Берлина, Парижа, из Японии, Индии, США и других стран. 14 октября 1907 г. в городском театре состоялся первый симфонический концерт под управлением дирижера чешской филармонии в Праге О. Недбала.

Наряду с русской и украинской классикой в театрах Киева шли спектакли по произведениям зарубежных авторов. Так, в сезоне 1907/08 г. с большим успехом шла опера чешского композитора Б. Сметаны «Проданная невеста», а в 1909/10 г.— опера польского композитора С. Монюшко «Галька» и т. д.

Международные культурные связи Киева взаимообогащали и украинскую культуру, и культуру других народов. Они способствовали успешному противодействию националистическим и великодержавно-шовинистическим элементам, которые особенно оживились накануне и в период первой мировой войны.

Как один из крупных научных и экономических центров Российской империи Киев нередко бывал местом проведения различных международных конференций и съездов, встреч ученых, выставок. Летом 1904 г. в Киеве в течение двух недель находились известный чешский археолог Л. Гетч и продолжатель раскопок Шлимана в Трое и Микенах доктор Губерт Шмидт из Берлина. Они посетили Киевский музей древностей и искусств, изучали трипольскую и скифскую культуры, вместе с археологом Хвойкой выезжали в Триполье, где знакомились с археологическими раскопками.

В январе 1911 г. французское правительство командировало в Россию специального представителя медицинских кругов для ознакомления на местах с противохолерными мерами. В Киеве он посетил Александровскую больницу.

Ряд зарубежных ученых связывал свою судьбу с Киевом на длительный срок. Так, в октябре 1915 г. совет профессоров Киевского университета избрал доктором греческой словесности профессора Кембриджского университета Минза. В этом же университете работали и другие зарубежные ученые. Для отдельных из них Киев стал местом расцвета их научной деятельности. Сын чешского народа Викентий (Винцент) Хвойка, прибывший в Киев в 70-х годах XIX в., занялся здесь изысканиями в области археологии. В начале XX в. он сделал ряд открытий мирового значения. Им были впервые открыты в Киеве древнейшие поселения первобытных людей — так называемая Кирилловская стоянка, осуществлены раскопки остатков материальной культуры Киевской Руси VII—X вв. на горах Киселевке и Старокиевской, исследованы памятники трипольской культуры и др. С 1887 по 1914 г. приват-доцентом Киевского университета был чех Алоис (Алексей) Осипович Поспишил, а его соотечественник Е. А. Рыхлик, закончив в 1913 г. Киевский университет, стал здесь ученым-славистом, написал ряд работ по чешской литературе и связям ее с другими славянскими литературами.

В то же время воспитанники киевских учебных заведений братья А. Н. и М. Н. Ясинские стали видными учеными-славистами — первый работал в Чехии, второй — в Югославии.

В начале XX в. в киевских вузах обучалось значительное количество славянской молодежи, что играло существенную роль в духовном сближении народов. Вплоть до первой мировой войны Киев, как отмечал югославский исследователь У. Бабович, представлял собой «колыбель просвещения не только для украинцев, но и для значительной части славян».

Киев привлекал внимание зарубежных специалистов и как один из центров воздухоплавания и аэронавтики. В январе 1912 г. в Киев прибыли три члена Берлинского общества воздухоплавания, которые спустились на воздушном шаре в Киевской губернии. Уже в разгар первой мировой войны, 6 мая 1916 г., Киев посетила группа французских военных летчиков.

Существенное значение в развитии международных общественно-политических, культурных и иных связей Киева имело то обстоятельство, что здесь проживало значительное количество иностранных подданных. Так, по статистическим данным за 1914 г., в Киеве проживало 14 400 иностранцев. Они создавали различные землячества, общества и колонии. В Киеве, в частности, действовали греческое, итальянское, чешское, немецкое и другие землячества и общества. Здесь же находились греческое, болгарское, итальянское, персидское, австрийское, чешское и другие консульства.

По их инициативе и при их участии нередко устраивались различные культурные и общественно-политические мероприятия, способствовавшие развитию связей и контактов с зарубежными странами. Так, в январе 1909 г. Киевское итальянское благотворительное общество устроило концерт в пользу жертв землетрясения в Сицилии и Калабрии.

Иногда такие мероприятия проводились на иностранных языках. Так, в октябре 1915 г. сообщалось, что Чешскому благотворительному и просветительскому обществу им. Яна Амоса Коменского в Киеве разрешено устройство в течение зимнего сезона еженедельных концертов и спектаклей на чешском языке. А в марте 1916 г. правление киевского кружка польских литераторов обратилось к губернатору города за разрешением прочесть несколько публичных докладов на польском языке.

Киевские газеты неоднократно сообщали о различных мероприятиях Киевского греческого благотворительного общества, болгарского и сербского землячеств и др., действовавших в Киеве, а также Киевского славянского благотворительного общества, в состав которого входили видные представители культурной общественности города. Особенно активизировалась деятельность всех этих обществ и организаций во время Балканских войн и после них.

С первых дней объявления 1-й Балканской войны различными славянскими и греческими обществами начала вестись работа по формированию добровольцев и сбор средств среди населения Киева в помощь Болгарии, Сербии, Черногории и Греции. Это движение приняло довольно широкие размеры. Газеты сообщали о выезде из Киева отряда из 12 врачей-добровольцев, организованного болгарским консулом в Киеве, о спектакле, устроенном киевским отделом Русского военно-исторического общества, чистый сбор от которого поступил в пользу раненых солдат Болгарии, Сербии, Черногории и Греции, о проведении Киевским славянским благотворительным обществом «Славянского дня» по сбору средств для пострадавших на войне славян и греков, о выезде на фронт студентов киевских учебных заведений из числа болгар, сербов, черногорцев и греков, об отправке Киевским славянским благотворительным обществом в помощь южным славянам и грекам собранных среди киевлян 28 тыс. руб. и других материальных ценностей и т. д.

В этот период новую силу обрели идеи славянской солидарности. Уже в первые дни Балканских войн состоялось объединенное собрание болгарских, сербских и черногорских подданных, проживавших в Киеве, для обсуждения совместных действий в связи с начавшейся войной.

Как один из древнейших славянских городов и крупный культурный и научный центр Киев привлекал внимание многих зарубежных туристов, прежде всего из славянских стран — Болгарии, Чехии, Сербии и др. Ежедневно в Киев приезжали группы сербских, болгарских, чешских учителей, студентов и других экскурсантов, которые знакомились с достопримечательностями города, с его жизнью, бытом и культурой.

В то же время наблюдалось возрастание интереса к славянским странам среди киевлян, особенно учащейся молодежи, что нашло выражение в создании общества (комитета) «Поломничество в Болгарию» и других организаций. Комитет «Поломничество в Болгарию» был создан 1908 г. и действовал до первой мировой войны. В соответствии с уставом он ставил своей целью «способствовать организации ученических и учительских поездок в Болгарию, по желанию и в Сербию» и на практике содействовал молодежи, учащимся средних и высших учебных заведений в ознакомлении с памятниками-музеями освободительной войны 1877— 1878 гг. в Болгарии путем организации летних экскурсий в эту страну с попутным посещением Сербии и Черногории.

Несмотря на несомненно классовые и политические интересы устроителей всех этих мероприятий, объективно они способствовали взаимному ознакомлению народов с культурой, жизнью и бытом друг друга, укреплению дружбы и взаимопониманию.

Таким образом, и в начале XX в. международные связи Киева продолжали расширяться и углубляться.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить