Поиск

Наступление реакции.

Как и в других крупных городах, в первые же дни после реакционного третьеиюньского переворота в Киеве начались повальные аресты. В ночь на 4 июня 1907 г. полиция произвела здесь 130 обысков и бросила за решетку около 100 человек. Новая волна репрессий прокатилась по городу в связи с восстанием солдат 21-го саперного батальона и 41-го Селенгинского пехотного полка, которое началось в ночь на 5 июня по призыву эсеров. Военная организация РСДРП, руководимая Д. 3. Мануильским, А. А. Трояновским и другими большевиками, была против этого преждевременного выступ тения, но, видя, что предупредить его уже нельзя, приняла решение участвовать в восстании. Выступление саперов и селенгинцев было подавлено, едва вспыхнув. Более 100 человек предстали перед военным окружным судом. Приговором последнего 6 человек были осуждены к расстрелу, более 30 — к бессрочной каторге, остальные отправлены в арестантские роты. Авантюризм эсеров привел к разгрому киевской военной организации РСДРП.

Значительные удары по Киевской организации РСДРП были нанесены 6 августа арестом части делегатов общегородской партийной конференции, 25 октября, когда были арестованы участники большевистской конференции Г. С. Михайлов, Е. Ф. Розмирович, А. И. Свидерский, А. А. Трояновский, и последующими арестами.

Удары реакции вызвали поспешное бегство из рядов РСДРП временных попутчиков. Численность киевской партийной организации резко сократилась. Если весной 1907 г. в ней насчитывалось более 1200 членов, то к концу 1908 г. осталось только 80.

С ожесточением набросились царские власти на созданные во время революции массовые пролетарские организации.

Преследованиям и гонениям подвергались профессиональные союзы. 28 июня были арестованы активисты Союза торговых служащих, 20 июля закрыт за политическую деятельность насчитывавший более тысячи членов профсоюз печатников, 20 августа охранка арестовала весь состав руководимого большевиками нелегального штаба киевских профсоюзов — Центрального бюро. Это нанесло профсоюзному движению особенно сильный удар. Затем последовала волна закрытия профсоюзов властями. Вскоре из 15 союзов, насчитывавших к середине 1907 г. более 6 тыс. членов, осталось лишь несколько нелегальных групп активистов. Одновременно власти громили и другие очаги работы пролетарской партии в массах: рабочие кооперативы, культурно-просветительные общества. Реакция все усиливалась.

Киев и вся губерния управлялись на основании «Положения об усиленной охране», предоставлявшего властям чрезвычайные полномочия для подавления любых проявлений недовольства политикой самодержавия. Уже к осени 1907 г. Киевская губернская тюрьма на Лукьяновке переполнилась заключенными. Для новых и новых партий арестованных наспех устраивали временные тюрьмы в подвалах полицейских участков. А «тюремное население» все росло. К апрелю 1909 г. в губернской тюрьме и исправительном отделении на Бибиковском бульваре, рассчитанных на 1200 человек, томилось около 2600 заключенных.

В годы реакции за стенами царских тюрем повсеместно разыгрывались страшные трагедии. Казни и кровавые расправы над заключенными следовали одна за другой. Узники гибли от пуль тюремщиков, инфекционных болезней и т. п. Так, в конце 1907—1908 г. в Лукьяновской тюрьме охрана застрелила — просто так — «за разговоры через окно» восемь арестантов. Там же весной—летом 1908 г. от сыпного тифа и холеры ежедневно умирало три-четыре человека.

Зловещую славу стяжала военная тюрьма «Косой капонир». Большинство киевлян и не подозревало, что в ее казематах помимо ожидающих расстрела и виселицы революционеров постоянно содержались и «особо опасные» политические заключенные. На них также распространялся режим смертников: кандалы, пятнадцатиминутные прогулки в сопровождении четырех часовых, запрещение иметь в камерах свечи. За необычайно жестокий режим «Косой капонир» был прозван революционерами, немногим из которых посчастливилось выйти из его застенков живыми, «киевским Шлиссельбургом».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить