Поиск

«Шулявская республика».

Несмотря на усилившиеся репрессии, рабочие Киева не прекращали борьбы. Основным районом, где она развернулась, стала фабрично-заводская окраина Шулявка, охраняемая боевыми дружинами завода Гретера и Криванека, Главных железнодорожных мастерских и других предприятий. Здесь проводились заседания бюро Совета рабочих депутатов, организовывались собрания и митинги, был установлен строгий революционный порядок и успешно пресекались действия агентов охранки и полиции. Центром политической жизни этой рабочей «республики» стал политехнический институт, в аудиториях которого чаще всего и проводились массовые митинги и заседания бюро Совета рабочих депутатов.

На одном из заседаний бюро Совета, состоявшемся сразу же после выступления саперов, присутствовал представитель Петербургского Совета, который поделился опытом деятельности массовой организации питерских рабочих и их революционной борьбы. 27 ноября 1905 г. на заседании бюро были заслушаны сообщения об образовании Советов рабочих депутатов в ряде других городов и о развитии революции в стране. В единогласно принятой резолюции бюро Совета решило «употребить все силы, чтобы организовать широкие массы пролетариата и объединить их вокруг столичных Советов рабочих делегатов для общей борьбы».

На заседании бюро Совета 4 декабря обсуждался вопрос об организации отпора черносотенцам и о поддержке рабочих завода Южнорусского товарищества арматурно-бронзо-литейного производства, мельницы Бродского, выступивших против увольнения администрацией нескольких своих товарищей за участие в политической забастовке. Бюро решило направить от своего имени двух-трех делегатов на оба предприятия для переговоров с владельцами.

Новый подъем революционного движения в Киеве был вызван Декабрьским вооруженным восстанием рабочих Москвы, которое поддержали пролетарии Донбасса, Харькова, Ростова-на-Дону, Новороссийска, Сочи, Сормова, Мотовилихи, Красноярска, Читы и других городов и районов страны. Царские власти, желая предупредить выступление рабочих Киева, вновь прибегли к массовым арестам. В ночь на 9 декабря в городе арестовали около 60 человек. В полицейских застенках оказались многие большевики, в том числе Л. Н. Скорняков. Г. М. Кржижановский и А. Г. Шлихтер, за которыми особенно охотились «голубые мундиры», вынуждены были покинуть Киев.

Все это значительно подорвало силы большевиков в городе, хотя боевые дружины рабочих не допустили многих арестов революционеров. Когда, например, полиция явилась па квартиру депутата Совета рабочего В. П. Волошина (район Шулявки) и начала производить обыск, прибывшие дружинники освободили его. «Явившиеся в количестве около ста человек, вооруженные револьверами, рабочие с завода Гретера и Криванека освободили Волошина,— говорится в одном нз официальных документов,— отобрали от чинов полиции шашки и револьверы. Изгнанных полицейских дружинники предупредили, что они будут убиты, если еще раз попытаются арестовать кого-либо из рабочих». Так же закончилась попытка полиции арестовать Ф. П. Алексеева, рабочего Луку Будикова, на квартире которого в это время находился председатель Киевского Совета. «Об этом,— сообщала 10 декабря газета «Киевские отклики»,— узнали товарищи-рабочие и в количестве около 80 человек с завода «Граф и К°» потребовали от полиции освобождения товарищей. Околоточные надзиратели должны были подчиниться требованию рабочих. Будиков и Алексеев находятся ныне на свободе».

11 декабря на Шулявке под председательством Ф. П. Алексеева состоялось расширенное заседание бюро Совета рабочих депутатов совместно с представителями Киевской организации РСДРП, на котором было решено призвать рабочих к забастовке солидарности с московскими пролетариями. Власти пытались арестовать участников заседания, но рабочие-дружинники помешали этому. Двух агентов охранки, выслеживавших место проведения заседания, дружинники поймали и расстреляли.

Рабочие Киева дружно откликнулись на призыв Совета. С утра 12 декабря забастовали рабочие заводов Гретера и Криванека, Южнорусского, «Арсенала», Млошевского, Шиманского, Главных железнодорожных мастерских и других предприятий. Забастовка приняла ярко выраженный политический характер. Всего в городе забастовало около 6 тыс. рабочих. По решению Совета продолжалась работа только на водопроводной станции, в пекарнях, булочных и продовольственных магазинах. Действуя как орган революционной власти, Совет даже регламентировал время работы магазинов. Однако под давлением меньшевиков, имевших значительное влияние в Совете и преобладавших в комитете РСДРП, дальнейшее развертывание борьбы рабочих сдерживалось.

Оборонительная тактика Совета рабочих депутатов и оппортунистическая линия руководства Киевской организации РСДРП дали возможность местным властям собраться с силами и перейти в наступление против рабочих. Основной удар они наметили нанести по «Шулявской рабочей республике». В ночь на 16 декабря район Шулявки окружили около 2 тыс. казаков, солдат и полицейских, которые начали планомерное наступление, разоружая дружинников и арестовывая всех активных участников революционного движения. Стычки дружинников с солдатами заканчивались победой последних. Устоять перед регулярными войсками рабочие не смогли.

Разгром «рабочей республики» предопределил судьбу революционной борьбы трудящихся всего города. После 16 декабря начала спадать волна стачечного движения. 18 декабря бюро Киевского Совета, обсудив сложившееся положение, приняло решение продлить забастовку до 25 декабря, рассчитывая на благоприятное развитие революционных событий в других городах страны. Но оттуда приходили нерадостные вести. Получив известие о подавлении вооруженного восстания в Москве, киевские пролетарии прекратили забастовку.

22 декабря было проведено последнее заседание бюро Киевского Совета рабочих депутатов. Вскоре полиции удалось арестовать секретаря-казначея А. П. Тарасова вместе с печатью Совета, его денежными средствами и кассовыми записями. Председатель Совета Ф. П. Алексеев, скрываясь от преследований, вынужден был покинуть город и выехать в Саратов. Там его арестовали и доставили в Киев, где над ним учинил расправу царский суд. Даже после того, как Ф. П. Алексеев отбыл 4-летнее заключение, царские власти продолжали преследовать его, и в 1912 г. он вынужден был эмигрировать. В 1928 г. первый председатель Киевского Совета возвратился в Киев, опубликовал свои воспоминания о революционных событиях 1905 г., вступил в Коммунистическую партию.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить