Поиск

Начало революции в России. Отклики в Киеве на события 9 января.

Началом революции явились события 9 января 1905 г. в Петербурге. В этот воскресный день по приказу царя Николая II была расстреляна мирная демонстрация рабочих. В ответ на злодеяние властей по призыву большевиков рабочие столицы взялись за оружие. Весть о кровавой расправе царизма с быстротой молнии разнеслась по стране, вызвав возмущение и негодование трудящихся, всех честных людей. Решительно становились они под красное знамя первой российской революции. Вслед за рабочими Питера выступили пролетарии Москвы, Украины, Белоруссии, Закавказья. Лозунг «Долой самодержавие!» стал в те дни главным политическим требованием поднявшихся на борьбу масс.

Поднялись на борьбу и рабочие Киева. Первыми в городе забастовали 12 января рабочие Южнорусского машиностроительного завода, предъявив, как и петербургские пролетарии, прежде всего требования общеполитического характера. Вслед за ними оставили работу рабочие машиностроительных и чугунолитейных заводов Гретера и Криванека, Унгермана и Неедлы, Млошевского, фабрики металлических изделий, каретной мастерской, кондитерских изделий, ряда булочных. Правда, из-за многочисленных арестов передовых рабочих и дезорганизаторских действий меньшевиков, окопавшихся б Киевском комитете РСДРП, стачка в Киеве не стала всеобщей. К 19 января она прекратилась.

Однако в феврале стачечное движение в городе возобновилось. На этот раз инициаторами его выступили железнодорожники. Большую подготовительную работу среди рабочих Главных железнодорожных мастерских и служащих Управления Юго-Западных железных дорог провели А. Г. Шлихтер, Г. М. Кржижановский, Л. Н. Скорняков, Г. С. Михайлов и другие большевики. Накануне стачки большевики выпустили листовку с требованиями, адресованными к руководству управления.

Для того чтобы вовлечь в забастовку максимальное число служащих, среди которых было немало неустойчивых людей, составители листовки решили не выставлять резких политических требований, сделав упор на экономические. Благодаря такой тактике большевики Киева сумели добиться того, что 7 февраля прекратили работу все 2600 служащих управления. Для переговоров с администрацией забастовавшие избрали 80 депутатов во главе с А. Г. Шлихтером. Еще раз обсудив требования бастующих, депутаты предъявили их (40 пунктов) начальнику управления. Добившись удовлетворения большинства из них, служащие 15 февраля возобновили работу. Этот успех оказал огромное революционизирующее влияние на работников управления. В частности, к концу забастовки они встречали с одобрением выступления большевиков на политические темы. Последнее собрание бастовавших служащих, по сообщению корреспондента руководимой В. И. Лениным газеты «Вперед», закончилось «речью о необходимости политической свободы и Учредительного собрания. Трудно передать, с каким энтузиазмом была встречена эта речь».

11 февраля уполномоченные Главных железнодорожных мастерских тоже предъявили администрации требования. Во избежание забастовки та поспешила пойти на уступки. Но стачки вспыхнули на некоторых других предприятиях города — Южно-русском заводе, заводе сельскохозяйственных машин акционерного общества «Фильверт и Дедина», Демиевском сахарорафинадном заводе, фабриках Льва, Быховского и в ряде типографий. По данным фабричной инспекции, в феврале бастовало 2700 киевских рабочих 16 предприятий. Особенно организованной была стачка на Южнорусском заводе. Предъявив через своих делегатов ряд требований администрации, среди которых было требование о сокращении рабочего дня с 10 до 9 часов, рабочие держались дружно, на уступки не шли. 1 марта администрация прибегла к локауту, а с 8 марта начала прием рабочих на прежних условиях.

В целом после январских и февральских забастовок рабочие некоторых предприятий добились частичного удовлетворения своих требований. Так, на заводе Гретера и Криванека рабочий день был сокращен с 11 до 10 часов. В Главных железнодорожных мастерских был введен 9-часовой рабочий день. Но главное значение январско-февральских стачек заключалось в том, что они стали серьезной школой политического воспитания масс, показали рабочим необходимость единства, сплоченности и организованности в революционных действиях.

Начавшаяся революция втягивала в свой водоворот демократические слои интеллигенции, студентов и учащихся Киева. В политехническом институте и университете студенты проводили сходки и собрания, на которых клеймили позором политику и действия царского правительства. Для подавления студенческих выступлений власти направили в политехнический институт войска и полицию, а университет поспешили временно закрыть. Тогда студенты начали устраивать сходкп на улице, в столовых.

21 февраля в студенческой столовой на Гимназической улице состоялось собрание около 700 студентов университета и политехнического института, на котором обсуждался вопрос об отношении к царскому манифесту, призывавшему население страны к содействию правительству в одолении внешних и внутренних врагов, и рескрипту, поручавшему министру внутренних дел Булыгину разработать проект закона о созыве совещательной Государственной думы. Резко осудив этот маневр самодержавия как попытку сохранить в России прогнивший строй, участники собрания приняли большевистскую по своему содержанию резолюцию, которая призвала «все революционное студенчество к организации в вооруженный революционный легион, как один из отрядов вооруженного народа, для обороны населения от бешенства подонков реакции и для присоединения к революционному пролетариату, ставшему во главе всех боевых сил народного освобождения». На следующий день студенты выпустили листовку-пародию на царский манифест.

5 февраля во время постановки пьесы А. М. Горького «Дачники» в городском театре «Соловцов» революционно настроенная молодежь с галерки разбрасывала листовки и провозглашала лозунги: «Да здравствует Учредительное собрание!», «Да здравствует Горький!», «Да здравствует свобода!», «Долой самодержавие!», вызвавшие дружные аплодисменты присутствовавших на спектакле.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить