Поиск

II съезд РСДРП. Киевские большевики в борьбе за осуществление его решений. События в городе в период вызревания революционного кризиса.

17 июля — 10 августа 1903 г. вначале в Брюсселе, а затем в Лондоне произошло событие, сыгравшее исключительную роль в судьбах не только российского, но и всего мирового рабочего движения.

Состоялся II съезд РСДРП, на котором была создана партия российского пролетариата на разработанных В. И. Лениным идейно-политических и организационных принципах. «На историческую арену вышла партия нового типа — партия рабочего класса, партия научного коммунизма, партия социалистической революции и коммунистического созидания». Среди делегатов этого исторического съезда были и посланцы Киевского комитета РСДРП: профессиональный революционер П. А. Красиков и рабочий-токарь И. К. Никитин, занимавшие на съезде твердую, последовательно революционную, ленинскую позицию. Первый из них вместе с В. И. Лениным и Г. В. Плехановым председательствовал на заседаниях съезда.

После окончания работы съезда Киев был избран местом сосредоточения руководящих большевистских сил. Здесь в августе 1903 г. развернула свою деятельность Русская часть ЦК РСДРП (Г. М. Кржижановский, Ф. В. Ленгник и В. А. Носков), на которую было возложено руководство практической революционной деятельностью в стране. Выбор Киева большевиками в качестве одного из руководящих центров их работы был не случаен. Ранее здесь работал Организационный комитет по созыву II съезда. Социал-демократы Киева имели постоянные связи с партийными организациями многих городов страны и прежде всего с Петербургом и Москвой. Учитывалась и относительная близость города к загранице, где вынуждены были работать центральные органы РСДРП.

Когда развернулась острая борьба большевиков с меньшевиками, пытавшимися сорвать выполнение решений съезда, дезорганизовать работу партии, в Киев были направлены соратники В. И. Ленина Р. С. Землячка, Л. М. Книпович, родные Владимира Ильича Д. И. Ульянов, А. И. Ульянова (Елизарова) и М. И. Ульянова, которые оказали большую помощь Российской части ЦК партии. Ощутимой была их помощь и местной партийной организации. Киевская охранка, сообщая в одном из своих донесений о том, что часть местных социал-демократов отдает предпочтение «большинству», констатировала, что главными поборниками его являлись члены семьи Ульяновых. В это время Киев посещали В. В. Боровский, С. И. Гусев, П. А. Красиков, И. X. Лалаянц, М. М. Эссен и другие известные профессиональные революционеры-ленинцы. Из Киева, получив необходимые денежные средства, явки и документы, агенты ЦК РСДРП разъезжались по России для разъяснения решений II съезда партии и сплочения вокруг них революционных социал-демократов.

Однако, воспользовавшись проведенными полицией в начале января 1904 г. арестами многих работавших в городе большевиков, в том числе брата и сестер Владимира Ильича, руководство городской партийной организацией захватили меньшевики. Вследствие этого вышел из Киевского комитета РСДРП решительный и последовательный противник меньшевизма А. Г. Шлихтер, а затем и другие большевики.

Оппортунизм Киевского комитета РСДРП отрицательно отразился на характере и масштабах рабочего движения в городе. Заметный спад его обусловливался и такими факторами, как определенная усталость рабочих, вызванная первой массовой схваткой с самодержавием в июле 1903 г., жестокими репрессиями, которые обрушили на киевский пролетариат власти в ходе и после подавления июльской стачки и т. п.

Когда в 1904 г. началась русско-японская война, в Киеве, как и в других городах страны, прокатилась организованная господствующими классами волна «патриотически»-шовинистических выступлений буржуазных и мелкобуржуазных слоев населения. В одном частном письме из Киева, перехваченном в начале февраля 1904 г. охранкой, сообщалось: «У нас тут страшные дела творятся. Люди, как дурные, ходят тысячами по улицам с флагами и ревут во всю глотку. Большинство из них гимназисты, студенты и интеллигенция...».

В этих нелегких условиях киевские большевики, руководствуясь указаниями В. И. Ленина, мужественно призывали рабочих, всех передовых людей города к борьбе против войны и царизма. В Киеве была переиздана ленинская листовка «К русскому пролетариату», разъяснявшая, что война сулит трудящимся страны новые страдания, потерю множества человеческих жизней и прочие бедствия, и призывавшая пролетариат удесятерить свою энергию в борьбе с самодержавием. Пропаганда против войны проводилась среди различных слоев населения города, в том числе и среди тех, кто поддался угару шовинизма. Не удивительно, что состоявшийся 30 января 1904 г. в университете молебен о «даровании победы русскому воинству» окончился пением революционных песен и открытым провозглашением антиправительственных лозунгов.

Киевские большевики использовали любую возможность для разоблачения антинародного характера войны и поддерживавших ее шовинистически настроенных либералов. 6 ноября 1904 г. на собрании Киевского литературно-артистического общества, где всячески превозносилась роль либералов как якобы «носитетелей идей декабристов» и руководителей освободительного движения, выступил большевик Г. С. Михайлов. Под одобрительные возгласы и аплодисменты немногочисленных присутствовавших на собрании рабочих и демократически настроенных студентов большевистский оратор прямо заявил, что «либералы играют только на революционной борьбе рабочих, желая сорвать ее».

Подобное случилось в том же зале литературно-артистического общества через две недели на банкете буржуазно-либеральных деятелей, посвященном 40-летию судебной реформы. Славивший реформистский путь обновления России дружный хор большинства собравшихся, к которому присоединил свой голос и меньшевик из Киевского комитета РСДРП, нарушило выступление большевика А. Г. Шлихтера, заявившего, что единственным классом, который может руководить освободительным движением и обеспечить его победу, является пролетариат. Рабочие и передовые студенты, проникшие на банкет, поддержали это высказывание пением революционной «Марсельезы».

Украинская либеральная буржуазно-дворянская интеллигенция в Киеве, как и русская, занимала соглашательскую позицию по отношению к царизму и враждебную по отношению к рабочему классу. Игнорируя, в силу своей классовой природы, возросшую, решающую роль пролетариата в национально-освободительном движении, украинские либералы, как и либералы всей страны, делали ставку не на революционную борьбу масс, которой они боялись, но которая только и могла покончить с национальным угнетением, а на выпрашивание уступок со стороны царского самодержавия. Показательными в этом отношении были торжественные собрания, проведенные в Киеве в связи с 35-летием творческой деятельности выдающегося украинского композитора Н. В. Лысенко (декабрь 1903 г.) и по поводу такого же юбилея видного украинского писателя И. С. Нечуя-Левицкого (декабрь 1904 г.). Участники этих торжеств совершенно справедливо указывали на необходимость свободного, равноправного развития украинского языка, культуры, но решения этого вопроса они хотели добиться путем унизительных ходатайств, адресованных высшим царским властям. В частности, на имя министра внутренних дел и председателя комитета министров были направлены телеграммы с просьбами к императору о даровании прав и свобод украинской литературе и о разрешении преподавания в школах украинского языка.

Приблизительно в это же время украинские либералы в Киеве начали кампанию по сбору среди населения подписей под петицией на имя царя о том, «чтобы он взял украинскую печать и писателей под охрану от своеволия министров и цензурного свинства». Однако, как и раньше, царизм не считался с подобными ходатайствами и просьбами либералов.

В Киеве сосредоточили свои основные силы украинские националистические партии: мелкобуржуазная «Революционная украинская партия» (РУП), буржуазно-либеральная «Украинская демократическая партия» (УДП) и вскоре отпочковавшаяся от нее такого же классового состава «Украинская радикальная партия» (УРП). Всячески маскируя свою классовую природу, свой антинародный характер, они насаждали среди украинских трудящихся буржуазный национализм, пытались вырвать их из рядов общероссийских борцов против самодержавия, направить действия украинских рабочих и крестьян в русло реформ и соглашательства с царизмом, капиталистами и помещиками, в первую очередь со «своими» украинскими. Но попытки эти были тщетны. Они не встречали сочувствия и поддержки среди трудящихся масс. Даже охранка в Киеве вынуждена была констатировать, что деятельность РУП в городе «благодаря ее национализму не имеет успеха среди простого народа и что рабочие идут в интернациональные рабочие организации».

Наносили вред рабочему движению в Киеве, как и во всей стране, и еврейские националисты — бундовцы, имевшие, по сравнению с украинскими националистическими партиями, более солидный опыт идейного развращения рабочих. Выступая на II съезде РСДРП, делегат из Киева И. К. Никитин рассказал о подрывной деятельности бундовцев среди киевских рабочих, в частности, о создании ими втайне от, местного комитета РСДРП своей националистической организации. «...Когда русские рабочие,— отметил он,— узнали об открытии отделения Бунда, то были глубоко возмущены этим фактом недоверия к русским товарищам, совместно борющимся с общим врагом — русским самодержавием. Да и сами еврейские рабочие отрицательно отнеслись к учреждению самостоятельной еврейской организации».

В. И. Ленин видел в деятельности Бунда, разлагавшей рабочий класс, подрывавшей единство социал-демократии страны, серьезную опасность для общего дела свержения самодержавия и доказывал необходимость решительной борьбы против этой опасности. В мае 1903 г. он писал в Киев: «Подготовлять комитеты против Бунда — одна из самых важных задач момента...».

Большевики Киева, вооруженные ленинской программой решения национального вопроса в стране, настойчиво работали над воспитанием рабочих в духе нетерпимости к каким бы то ни было проявлениям национализма (великодержавного и местного), в духе дружбы трудящихся различных национальностей, в духе пролетарского интернационализма. Политике национальной вражды, разъясняла в 1903 г. одна из листовок Киевского комитета РСДРП, социал-демократы должны противопоставить «свою программу, которая старается соединить рабочих всех национальностей против... капитала и против нашего правительства — покровителя богатых».

Революционное движение в Киеве в 1900—1904 гг. было составной частью всевозраставшей борьбы трудящихся страны против царского самодержавия. В Киеве, как и в других городах и промышленных районах, основной движущей силой освободительной борьбы выступал руководимый революционными социал-демократами пролетариат. Его борьба способствовала оживлению демократических выступлений студенчества, ученической молодежи, усилению оппозиционных настроений против самодержавия в среде других слоев населения.

Размах и настойчивость борьбы рабочего класса вынуждали поверить в скорое приближение революции даже тех, кто боялся ее, ожидал не без сожаления и страха. «О революции в России,— писал В. И. Ленин в первый день нового, 1905 г.,— говорят уже не одни революционеры... В революцию начинают верить самые неверующие. Всеобщая вера в революцию есть уже начало революции... О поддержке и расширении серьезного революционного натиска позаботится русский пролетариат».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить