Поиск

Крах зубатовщины в Киеве. Участие киевских рабочих во всеобщей политической стачке на Юге страны летом 1903 г.

Усиление репрессивных мер в борьбе против революционного движения желаемых для царского самодержавия результатов не давало. Поэтому самодержавие решило применить тактику заигрывания с рабочими, подкупа, идейного и морального развращения наименее сознательных из них. Для отвлечения рабочих от политической борьбы в ряде городов страны было разрешено создавать легальные рабочие организации, которые, лишь сообразуясь с царским законодательством и под контролем полиции, могли выдвигать перед предпринимателями требования об улучшении своего экономического положения. Одним из вдохновителей этой тактики был начальник Московского охранного отделения С. В. Зубатов.

Как указывал В. И. Ленин, почву для насаждения зубатовщины — этого «полицейского социализма» — в известной мере подготовил оппортунизм «экономистов» и бундовцев.

Очень скоро зубатовцы начали действовать и в Киеве. Правда, начальник Киевского губернского жандармского управления В. Д. Новицкий побоялся насаждать «полицейский социализм» среди индустриальных рабочих города и отдал предпочтение менее сознательным и политически неустойчивым ремесленникам или рабочим мелких промышленных предприятий. Его идеалом стали контролируемые полицией небольшие легальные артели ремесленников. Усилиями жандармского генерала в городе была поднята контролировавшаяся полицией волна артельного движения, в результате которой появилось 15 зубатовских организаций. Для создания артели портных Новицкий выхлопотал 1000 руб. Это была и своего рода оплата «труда» (предательства) будущих агентов охранки в рабочей среде. Киевский корреспондент ленинской «Искры» В. В. Вакар, характеризуя состояние артели переплетчиков, попечителем которой был назначен редактор реакционной «Киевской газеты» А. Ф. Френкель, писал, что там «процветает шпионство».

Киев привлекал пристальное внимание и самого Зубатова. В конце 1902 г. пост начальника Киевского охранного отделения занял его ученик, один из опытнейших провокаторов Спиридович, который получил задание приступить к легализации рабочего движения в городе. С этой же целью Зубатов сделал попытку создать здесь отделение подконтрольной ему так называемой «Еврейской независимой рабочей партии». В начале 1903 г. Зубатов сам прибыл в Киев. Частыми непрошеными гостями города, как писал в одной из своих листовок Киевский комитет РСДРП, были лидеры зубатовцев Москвы и Петербурга. Огромная заслуга в деле разоблачения сущности «полицейского социализма», развитии политической сознательности рабочих принадлежит ленинской «Искре». На ее страницах в 1901 —1903 гг. было опубликовано около 40 материалов, направленных против политического развращения рабочих зубатовцами. Для киевских рабочих значение этих материалов усиливалось тем, что они вооружали их опытом борьбы против зубатовщины, который уже имели пролетарии Москвы и Петербурга.

Революционные социал-демократы с исключительной активностью развернули борьбу против зубатовцев. В их листовках, в статьях, публикуемых на страницах «Киевского социал-демократического листка», в специально подготовленных выступлениях ораторов на рабочих сходках, в кружках вскрывались истинные цели и смысл «заботы» полиции о рабочем классе. Как только в городе появился со своей агентурой Зубатов, «Киевский социал-демократический листок» предупредил рабочих: «Остерегайтесь, товарищи, шпионов и провокаторов; готовьтесь к зубатовским хитростям». Насаждением «рабочих обществ», указывалось в одной из листовок Киевского комитета РСДРП, правительство стремится «направить поток революционного движения в сточную трубу узеньких экономических интересов». Но «киевский рабочий богат опытом своих московских и петербургских товарищей, и презренным шпионам, выступающим в роли защитников рабочих, не смутить его».

Когда до Киева долетела весть о том, что 13 марта 1903 г. в г. Златоусте правительство учинило кровавую расправу над рабочими, добивавшимися улучшения своего экономического положения, революционные социал-демократы разъясняли пролетариям Киева: «Теперь вы имеете случай убедиться, как «отечески», говоря словами известного жандарма Зубатова.., русское самодержавие заботится о рабочих». Они призывали киевских рабочих с удесятеренной энергией готовиться к борьбе, «доказать, что страшные для правительства слова «Долой самодержавие, да здравствует политическая свобода!» выжжены горящими буквами не только на сердце, но и в мозгу русского пролетариата».

Все это не позволило властям создать в Киеве сколько-нибудь заметные зубатовские организации. Те же карликовые «артели», которые они сумели сколотить, никакого влияния на киевских рабочих не имели. С их помощью ни расколоть ряды пролетариев Киева, ни тем более отвлечь их от политической борьбы полиция не могла. Это убедительно доказали события, потрясшие город летом 1903 г.

Казалось, что забастовки, начавшиеся 1 июля в Баку и Одессе, носят обычный экономический характер. Но на этот раз вступила в действие могучая сила — пролетарская солидарность. Один за другим в массовую стачечную борьбу включились руководимые революционными социал-демократами рабочие отряды крупнейших промышленных центров Юга страны: Николаева, Екатеринослава и других городов Украины, а также Закавказья. Впервые в истории российского рабочего движения на борьбу поднялись пролетарии огромного района. Число стачечников достигло 250 тыс. человек. Бастовавшие наряду с экономическими выдвигали требования политического характера, прежде всего — свержения самодержавия.

Организатором политической стачки рабочих Киева выступил местный комитет РСДРП. 17 июля на заводах и фабриках, среди железнодорожников появилась его листовка «К борьбе», призывавшая киевских рабочих включиться в забастовку. «Пусть пример наших ростовских, бакинских и одесских товарищей,— говорилось в ней,— вдохнет в нас жажду борьбы с эксплуатацией и бесправием. Долой самодержавное правительство!»

Согласно плану стачки, разработанному комитетом, первыми выступили рабочие Главных железнодорожных мастерских. 21 июля в 8 часов утра, когда в городе уже началась трудовая жизнь, необычно тревожно, прерывисто загудел гудок мастерских. По этому сигналу работа в мастерских замерла. Уговоры спешно прибывшего туда начальника Управления Юго-Западных железных дорог, сопровождаемого свитой чиновников, успеха не имели. Предъявив ему составленные при активнейшем участии Киевского комитета РСДРП и во многом заимствованные у бастующих железнодорожников Одессы требования из 18 пунктов, рабочие покинули территорию мастерских. Под их влиянием, залив топки стоявших под парами паровозов, включились в борьбу рабочие паровозного депо.

В этот же день забастовали рабочие Южнорусского машиностроительного завода. Предъявив требования, аналогичные требованиям железнодорожников, прорвав полицейское оцепление вокруг завода, они тоже разошлись по домам. Уже в этот первый день стачки число забастовщиков в городе достигло 4 тыс., что не на шутку встревожило местные власти. Однако задушить стачку в зародыше не удалось, ибо царским властям противостояли солидарность киевских пролетариев, исключительная по масштабам и напряженности агитационно-пропагандистская и организаторская работа революционных социал-демократов Киева. В дни стачки комитет РСДРП в десятках тысяч экземпляров распространил в городе 27 листовок. Обращаясь к рабочим, передовой интеллигенции, солдатам гарнизона, комитет разоблачал антинародный характер существующего в стране строя, призывал к борьбе против самодержавия, помогал трудящимся сплачивать свои ряды, направлял их действия в ходе забастовки. Стачка в Киеве неудержимо расширялась. В течение 22— 23 июля прекратилась работа на заводах «Арсенал», Гретера и Криванека, почти во всех городских типографиях.

В некоторых местах состоялись сходки и митинги стачечников. В частности, 22 июля провели сходку около 300 типографских рабочих, а утром 23 июля на митинг, состоявшийся во дворе Главных железнодорожных мастерских, собралось почти 2500 бастующих. Перед ними с большой политической речью выступил представитель Киевского комитета РСДРП. Во второй половине того же дня в районе вокзала произошли невиданные в истории революционного движения в Киеве кровавые события. Около 3 тыс. железнодорожников с женами и детьми, рабочие других предприятий, заняв железнодорожные пути и перекрыв таким образом движение поездов, потребовали удовлетворения выдвинутых ими в начале стачки требований. Ответом на это требование были не только казачьи нагайки, но и солдатские штыки и даже пули, пущенные в ход по приказу губернатора. В результате этой кровавой акции 8 рабочих было убито и много ранено.

Кровавая расправа царизма над рабочими-железнодорожниками вызвала прилив новой волны гнева среди пролетариев и всех передовых людей Киева. Уже на следующий день стачка в городе стала всеобщей. Рабочие, бросая работу, прямо заявляли, что поступают так в знак протеста против кровавой расправы над их товарищами. Когда, например, спросили включившихся в стачку вагоновожатых городского трамвая о причине их забастовки, последовал ответ: «Да вот вчера стреляли на вокзале, а сегодня мы не будем работать». В этот день массы рабочих дважды заполняли Крещатик, но были разогнаны полицией. Такая же судьба постигла участников двухтысячной демонстрации, стихийно возникшей на Галицкой площади. «Долой царизм!», «Долой самодержавие!»  гневно звучало везде, где собирались рабочие.

Городские власти охватила паника. Они даже начали терять веру в надежность и послушание находящихся в Киеве воинских частей. 25 июля тысячи бастующих рабочих собрались у речной пристани на Подоле. Власти решили вновь прибегнуть к «кровопусканию». Однако найти для этого надежных исполнителей в Киеве было уже не так легко. В частности, получив приказ подавить демонстрацию на Подоле, командир Бессарабского полка информировал вышестоящее командование, что настроение солдат его части вселяет неуверенность в том, будут ли они стрелять. Таково же было мнение о своих солдатах и у получившего аналогичный приказ командира Херсонского полка. Властям пришлось переукомплектовать воинские подразделенпя, направленные для разгона пятитысячной демонстрации рабочих на Подоле, включив в них политически несознательных солдат — уроженцев глухих горных районов Закавказья.

Но и эта мера не помогла. Солдаты, посланные расстреливать рабочих, смертоносные заряды своих винтовок в основном выпустили поверх голов демонстрантов. Все же и на днепровском берегу была пролита рабочая кровь. Это вызвало новый взрыв гнева среди стачечников.

26 июля по приказу генерал-губернатора Драгомирова находившиеся в лагерях части киевского гарнизона были срочно возвращены на «зимние квартиры». С барабанным боем они, дабы вселить страх в ряды бастующих, поколебать их стойкость, прошли центральными магистралями города. Киев был разбит на 14 военных участков, где власти сосредоточили значительные силы войск и полиции. Все это не могло не сказаться на настроении рабочих, на ходе стачки. К тому же владельцы и администрация многих предприятий пошли на некоторые уступки бастующим, согласившись (или пообещав это сделать) сократить рабочий день, увеличить расценки и т. п. Била по участникам стачки нужда. Киевскому комитету РСДРП для поддержки бастующих удалось собрать, в основном среди самих рабочих, около 800 руб. Либерально-буржуазные краснобаи, которые называли себя друзьями рабочих, закрыли свои кошельки. 1 августа стачечники прекратили борьбу и возобновили работу. Но десять июльских дней 1903 г. послужили для 15 тыс. участников всеобщей стачки замечательной школой классовой борьбы, школой пролетарской солидарности. Пройдя ее, они возмужали идейно, обогатились опытом массовых организованных выступлений.

В. И. Ленин назвал всеобщую стачку на Юге страны, в частности июльские события в Киеве, предвестником грядущей революции. С целью распространения опыта июльской стачки в Киеве В. И. Ленин предложил одному из ее организаторов члену Киевского комитета РСДРП В. В. Вакару написать брошюру о событиях тех дней. При непосредственной помощи В. И. Ленина В. В. Вакар выполнил это поручение. В конце 1903 г. в Женеве вышла в свет его брошюра «Революционные дни в Киеве (история Киевской стачки)».

Всеобщая политическая забастовка рабочих Юга страны, ее развитие и результаты убедительно показали, что для дальнейшей и успешной борьбы пролетариата ему необходим политический руководитель и организатор — монолитная, вооруженная знаниями законов общественного развития пролетарская партия. Почву для созыва очередного съезда РСДРП и создания партии нового типа подготовила ленинская «Искра».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить