Поиск

В интернациональных революционных связях.

В 60—80-е годы Киев был одним из центров революционного народничества. Искренне веря в возможность крестьянской социалистической революции, революционные народники своим величайшим самопожертвованием, которое высоко оценил В. И. Ленин, поднимали «десятки и сотни людей на геройскую борьбу с правительством» и всей своей деятельностью способствовали «последующему революционному воспитанию» масс.

Членами различных революционных народнических кружков, действовавших в эти годы в Киеве, состояло немало представителей зарубежных, особенно славянских, стран. Как свидетельствуют документы, с революционными кружками «чайковцев» и «южных бунтарей» были связаны южные славяне И. Луканов, И. Семерджиев, Г. Канделаров и др., а также многие польские революционеры. В 1875 г. русские, украинские и польские революционеры наладили совместную транспортировку нелегальной литературы из Лондона и Женевы во Львов и Краков, а оттуда в Киев, Москву, Петербург. В кружок В. К. Дебогория-Мокриевича в 1875—1877 гг. входили поляки Э. Студзиньский, П. Рохальский (участник так называемого Чигиринского заговора), К. Рохальская (позже работала агентом исполкома «Народной воли») и др. Активными участниками киевского кружка В. Осинского в 1878 г. были поляки Л. Кобыляньский, Ю. Зелиньский, Б. Костецкий, В. Козловский, В. и Г. Избицкие и др. За участие в революционной деятельности в Киеве привлекались к ответственности поляки В. и П. Янушкевичи, Л. Залесский, Г. Лисовский, А. и 3. Поплавские, К. Мачуньский, Ю. Дзиковская, А. Бяловеский и др.

В Киеве, особенно среди студенчества университета, действовали также польские революционные кружки и огулы (общества польских студентов), которые поддерживали связи и вели совместную революционную деятельность с киевскими народническими кружками. Активное участие приняли польские студенты в волнениях студенчества Киева в 1878 г. В числе 134 студентов, исключенных из университета, было несколько десятков поляков, в том числе В. Избицкий, М. Вильчиньский, Б. Костецкий, Ст. Михалевич, К. Лесневич, Э. Михневич и др. В. и К. Лисовских, А. Бяловеского и еще несколько поляков отправили в ссылку.

В 80-е годы в Киеве возобновляют деятельность гмины — тайные организации поляков. Они действовали в тесных контактах с киевскими народовольческими организациями и с Варшавской гминой, оказывая взаимную помощь в транспортировке литературы, проведении пропаганды и другой революционной деятельности.

Поляки входили также и в другие революционные кружки народнического направления, действовавшие в Киеве. В Киевском университете среди польской молодежи действовал кружок (коло), куда входили и литовцы и белорусы. В кружке было два течения: националистическое и интернационалистское. В начале 90-х годов на базе польского кола был создан нелегальный «Союз польской социалистической молодежи». В 1893 г., когда в Киеве стало известно о Парижском съезде польских социалистов и принятии им программы ППС, этот союз раскололся на две группы — пепеэсовскую и социал-демократическую. Последняя занялась пропагандой среди рабочих-поляков железнодорожных мастерских. В созданном в конце 80-х — начале 90-х годов социал-демократическом кружке были рабочие железнодорожных мастерских и студенты Киевского университета, в том числе поляки И. Козловский, М. Адамович, В. Серпиньский, В. Парафианович, Я. Киляньский, Э. Плетат, Ф. Полякевич и др.

В марте 1893 г. в Киеве состоялось нелегальное собрание студенческой молодежи по случаю 10-й годовщины со дня смерти К. Маркса. Оно было организовано совместно русскими и польскими революционными кружками.

Тесное сотрудничество российских и польских социал-демократических групп в Киеве продолжалось и в последующие годы.

В 90-х годах активно развивалось сотрудничество киевских революционеров с польскими, южнославянскими и другими революционерами с целью пропаганды марксизма. Первыми существенный вклад в это дело внесли С. А. Подолинский и Н. И. Зибер, которые еще в 70-х годах начали популяризировать идеи марксизма. В своей деятельности они опирались также и на поддержку и помощь зарубежных революционеров. Позднее активными пропагандистами идей марксизма в Киеве были Ю. Д. Мельников, А. В. Луначарский и др. И они имели связи с зарубежными социал-демократами.

Важную роль в транспортировке из-за границы и пропаганде революционной литературы в Киеве играли политические эмигранты, выехавшие из Киева в другие страны. Значительная группа их осела в близлежащих европейских странах. Так, в 80—90-х годах в Болгарии проживали многие активные участники общероссийского освободительного движения, действовавшие в предыдущие годы в Киеве, в частности М. П. Драгоманов, В. К. Дебогорий-Мокриевич, И. Н. Кашинцев, Н. Г. Кулябко-Корецкий и др. Они продолжали поддерживать связи с участниками киевского подполья и вместе с болгарскими революционерами помогали им в транспортировке из-за границы революционной литературы, в приобретении заграничных паспортов и т. д.

В. И. Ленин, рассматривая историю революционных движений в России во второй половине XIX в., подчеркивал как один из важных факторов то, что «революционная Россия обладала во второй половине XIX в. таким богатством интернациональных связей, такой превосходной осведомленностью насчет всемирных форм и теорий революционного движения, как ни одна страна в мире». И можно без преувеличения сказать, что Киев внес во все это свою существенную лепту.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить