Поиск

Изобразительное искусство. Архитектура.

Активным очагом утверждения идеалов демократизма в изобразительном искусстве стала организованная в 1875 г. художником-педагогом Н. И. Мурашко Киевская рисовальная школа. Значение этой школы засвидетельствовано многочисленными высказываниями современников. Журнал «Искусство и печатное дело», например, писал: «Возникнув тогда, когда художественный интерес у киевской общественности почти не проявлялся, школа Н. И. Мурашко стала ядром, из которого развивалась яркая художественная жизнь, содействовавшая, в конце концов, созданию в Киеве многолюдной художественной колонии». Здесь получили специальное образование многие впоследствии видные художники, в частности И. С. Ижакевич, К. Я. Крижицкий, А. А. Мурашко, Г. П. Светлицкий.

К процессу обучения, помимо постоянных педагогов Н. К. Пимоненко, X. П. Платонова, И. Ф. Селезнева, привлекались самые выдающиеся тогда художники: И. Е. Репин, В. Д. Поленов, В. М. Васнецов, Г. Г. Мясоедов, Н. Н. Ге, решительно выступавшие как против схоластического академизма, так и против эстетствующих модернистов, не говоря уже об откровенной халтуре, приспособленной к вкусам буржуазного обывателя. Осуждая безыдейное искусство, И. Е. Репин писал своему киевскому другу Н. И. Мурашко: «Делать ковры, ласкающие глаз, плести кружева, заниматься модами... предоставим это благовоспитанным барышням».

Педагоги Киевской рисовальной школы пропагандировали среди учащихся высокую демократическую миссию искусства: отражать правду жизни, служить передовым запросам общества. Царские губернские власти с тревогой доносили по инстанциям о «тенденциозных беседах», которые-де вели преподаватели школы со своими учениками «на тему искусства и его задачах». Однако Н. И. Мурашко не считался ни с недовольством власть придержащих, ни с сопротивлением апологетов теории «искусства для искусства», а скромно и незаметно, но достаточно настойчиво прививал жителям города передовую эстетическую культуру, утверждая демократические идеи, организуя лекционную и печатную пропаганду, выставки работ своих коллег-педагогов, а также воспитанников и учащихся рисовальной школы.

Н. И. Мурашко был также одним из главных инициаторов проведения в Киеве выставок произведений Товарищества передвижных художественных выставок, организованного в 1870 г. талантливейшими петербургскими и московскими художниками. Их искусство зиждилось на самом широком отображении жизни народных масс, их повседневных нужд и устремлений. Картины передвижников, как начали именовать художников Товарищества, утверждали передовую демократическую эстетику, реализм. С прибытием выставки передвижников в тот или иной город, как свидетельствовали современники, «начинались разговоры и споры на темы, над которыми обыватель раньше не задумывался и о которых не имел представления».

Число посетителей выставок передвижников, которые начиная с 1872 г. систематически организовывались в Киеве, постоянно возрастало. Уже первые 15 выставок посетило более 84 тыс. киевлян. По числу посетителей на 1 тыс. жителей Киев вышел на первое место в России. «Картины наши смотрят с такой жадностью, как никогда»,— сообщал из Киева в 1882 г. известному московскому меценату П. М. Третьякову распорядитель выставки передвижников.

В Киеве экспонировались такие шедевры реалистического искусства, как «Не ждали» и «Крестный ход» И. Е. Репина, «Чтение Положения 19-го февраля 1861 г.» и «Земство обедает» Г. Г. Мясоедова, «В зале суда» и «Спор на меже» К. А. Савицкого, «Осужденный» и «Оправданная» В. Е. Маковского, «Шахтер-тяголыцик» и «Шахтерка» Н. А. Касаткина, «Всюду жизнь» и «Кочегар» Н. А. Ярошенко и многие другие. Привлекали внимание зрителей созданные передвижниками портреты видных деятелей русской и украинской культуры: А. С. Пушкина, Т. Г. Шевченко, Н. И. Костомарова. Н. А. Некрасова, М. А. Салтыкова-Щедрина, В. Г. Короленко, A. М. Горького, Н. И. Мурашко, Н. Н. Ге, М. К. Заньковецкой.

Посещая Киев во время выставок, русские художники-передвижники делали многочисленные зарисовки с натуры, из которых впоследствии рождались такие картины, как «Разгрузка извести на Днепре у Киева» B. Г. Перова, «Днепр перед бурей», «Михайловский Златоглавый монастырь в Киеве» А. М. Васнецова и др. Повести Н. В. Гоголя на украинскую тематику вдохновили на иллюстрирование их И. Н. Крамского, В. Е. Маковского, И. М. Прянишникова, а И. Е. Репина — на создание его знаменитых «Запорожцев», над которыми он работал более десяти лет. По завершении этой картины И. Е. Репин писал Н. С. Лескову: «А знаете ли, я должен вам признаться, что я и в «Запорожцах» имел идею... И наше Запорожье меня восхищает этой свободой, этим подъемом рыцарского духа... эта горсть удальцов усиливается до того, что не только защищает всю Европу от восточных хищников, но грозит даже их сильной тогда цивилизации и от души хохочет над их восточным высокомерием». Многими современниками передвижников эта картина И. Е. Репина воспринималась как выразительный намек на преимущества демократического строя над самодержавным.

До конца жизни И. Е. Репин писал картины из истории запорожского казачества и поощрял разработку этой тематики в творчестве своих учеников с Украины. Один из них, А. А. Мурашко — воспитанник Киевской рисовальной школы, проходивший дальнейший курс обучения под руководством И. Е. Репина в Петербургской академии художеств, при ее окончании избрал в качестве дипломной работы тему «Похороны кошевого». Картина принесла автору официальное звание художника и всероссийскую известность. Она создавалась в Киеве, и для центральной фигуры ее позировал один из корифеев украинского театра М. П. Старицкий.

Вообще экспонировавшиеся на выставках передвижников полотна вызывали ожесточенные споры, которые переносились и на страницы киевской печати. Реакционеры пытались дискредитировать передовое искусство, а представители прогрессивной общественности старались подчеркнуть в нем демократические начала.

В 80—90-е гг. к Товариществу передвижных выставок присоединилась целая группа художников-киевлян. Их картины («Свадьба в Киевской губернии», «Проводы рекрутов», «На ярмарке», «Жертва фанатизма», «Конокрад» Н. К. Пимоненко, «После базара», «За уроком», «Прачки», «Мороженщик» С. П. Костенко, «Перед грозой», «Дубы» В. К. Менка, «Волы на ниве», «Заготовка льда» С. И. Светославского) экспонировались на выставках передвижников не только в Киеве.

Активное участие в художественной жизни Киева принимали художники братья В. М. и А. М. Васнецовы, М. В. Нестеров, М. А. Врубель. В течение 1885—1896 гг. они вместе с местными художниками П. А. Сведомским, В. А. Котарбинским, С. П. Костенко, Н. К. Пимоненко занимались росписью интерьера Владимирского собора. Руководил этими работами, а также восстановлением фресковой живописи XII в. в Кирилловской церкви известный русский художник-реставратор А. В. Прахов. Именно в Киеве в этот период наиболее интенсивно работал над своим знаменитым полотном «Богатыри» и завершил картину «Иван-царевич на сером волке» В. М. Васнецов; М. В. Нестеров создал одно из лучших своих произведений «Под благовест»; М. А. Врубель написал большинство из своих лучших картин и портретов.

Однако до конца XIX в. в Киеве не существовало постоянной экспозиции произведений изобразительного искусства. Лучшие создания русских и украинских художников, как правило, оседали в частных коллекциях, в том числе киевских миллионеров — меценатов Терещенко, Ханенко. Они были даже собственниками произведений корифеев мировой живописи — Рембрандта, Тинторетто, Матейко и др. Только изредка эти шедевры на короткое время выставлялись для обозрения общественности. Поэтому со страниц местной печати раздавались тревожные голоса, не станет ли Киев «мертвым городом для развития искусства».

Определенные основания для такого рода беспокойства давали и другие сферы художественной жизни города. Так, 20 лет понадобилось для возведения памятника Богдану Хмельницкому. Проект его создал в 1868 г. известный русский скульптор М. О. Микешин. Затем по всей России была объявлена подписка денежных пожертвований на памятник. Первоначальный проект многофигурной композиции пришлось урезать из-за недостатка средств и материалов. Против сооружения памятника на площади Софийского собора воспротивились церковные реакционеры. Бронзовая конная статуя украинского гетмана долгие годы стояла во дворе примыкавшего к площади Старокиевского полицейского участка. Киевляне горько шутили: Богдан Хмельницкий, мол, попал в полицию, так как прибыл в город без паспорта. Прошли еще годы борьбы сторонников сооружения памятника именно на площади, где киевляне периода освободительной войны 1648— 1654 гг. приветствовали войско Богдана Хмельницкого. Киевский городской архитектор В. Н. Николаев помог разработать приемлемый по средствам и отвечающий высоким художественным запросам проект пьедестала и выделил для него гранит, оставшийся от сооруженного в 50-х г. Цепного моста через Днепр. В конце концов 11 июня 1888 г. памятник был открыт.

Вмешательство В. Н. Николаева помогло сдвинуть с мертвой точки и сооружение Владимирского собора, первоначальный проект которого, принадлежавший И. В. Штрому, неоднократно переделывался архитекторами П. И. Спарро, А. В. Беретти, Р. Б. Бернгардтом.

В ходе строительства здание дало трещины и дальнейшие работы были прекращены на много лет. Под руководством В. Н. Николаева работы по строительству Владимирского собора возобновились в середине 70-х и в основном были закончены в середине 80-х гг., но еще добрый десяток лет велись внутренние работы, так что открытие самого большого в Киеве религиозно-культового сооружения фактически состоялось лишь в 1896 г., т. е. через 34 года после закладки. К тому же многочисленные переделки проектов собора не способствовали сохранению его целостного архитектурного облика. Более 10 лет (1899—1909 гг.) под руководством В. В. Городецкого сооружался Николаевский католический собор, построенный в стилизованных готических формах.

Начиная с 70-х гг. под руководством В. Н. Николаева интенсивно застраивался каменными многоэтажными зданиями Крещатик и выходившие на него другие улицы. В частности, В. Н. Николаев руководил строительными работами по сооружению здания художественно-промышленного и научного музея (ныне здание Государственного музея украинского изобразительного искусства УССР), автором проекта которого были Г. П. Бойцов и В. В. Городецкий. По проекту самого В. Н. Николаева в начале Крещатика соорудили здание купеческого собрания, зал которого отличался лучшей в городе акустикой (ныне здесь концертный зал республиканской филармонии). В центре Крещатикской площади (ныне площадь Октябрьской революции) выросло трехэтажное здание городской думы (архитектор A. Я. Шилле).

В разных местах центра Киева в 90-е гг. соорудили ряд театральных зданий для трупп Соловцова, Бергонье и Киевского общества грамотности (ныне здания театров им. И. Я. Франко, им. Леси Украинки и оперетты). Внешне они ничем особенным не были примечательны. Зато сооруженное под руководством B. Н. Николаева в довольно короткое время (1897—1901) на месте сгоревшего в 1896 г. городского театра новое здание (ныне здесь Государственный академический театр оперы и балета УССР им. Т. Г. Шевченко) стало одним из лучших в Киеве. За его проект В. А. Шретер получил первую премию на Всемирном конкурсе проектов театральных помещений. В 1870 г. по проекту К. Я. Маевского вновь отстроили так называемый Царский дворец, второй этаж которого полностью сгорел в 1819 г. Хотя в нем было такое же количество комнат, как и прежде, архитектуру дворца, построенного по проекту В. В. Растрелли, восстановили только приблизительно, ибо старые чертежи не сохранились.

Вообще же для сооружений, возводившихся в Киеве в 70—90-е гг., характерен эклектизм в архитектуре. К наиболее крупным сооружениям того периода в городе следует отнести здания железнодорожного вокзала, гостиницы «Континенталь», Политехнического института. Через Днепр в 1870 г. по проекту А. Е. Струве был построен почти километровый железнодорожный мост — в то время самый длинный в Европе.

Согласно утвержденному в 1888 г. плану застройки Киева город должен был расширяться на запад — вдоль Брест-Литовского шоссе. Здесь в окружении убогих лачуг — жилищ рабочих и их семей — возникли самые крупные промышленные предприятия. Социальные контрасты в архитектурном облике и общем благоустройстве центра и предместий в Киеве были так же разительны, как и в других больших городах царской России. Из более чем 21 тыс. зданий в Киеве того времени лишь около 3 тыс. были каменными.

В целом же, хотя Киев во второй половине XIX в. значительно укрепил свое положение крупнейшего в стране центра культуры и науки, основными потребителями духовных ценностей продолжали оставаться привилегированные эксплуататорские слои населения города. Трудящиеся массы обрекались капиталистическим строем на темноту и невежество. Начавшаяся борьба революционных социал-демократов против антинародного политического режима и эксплуататорских порядков в конечном счете имела своей целью и приобщение масс к достояниям отечественной и зарубежной культур, к , многовековым духовным богатствам мировой цивилизации. Марксистско-ленинское учение несло свет подлинных знаний во все области образования, культуры и науки. И в этом процессе Киев также выдвигался на одно из первых мест в стране.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить