Поиск

Театр. Музыка.

Важным показателем общего культурного прогресса Киева во второй половине XIX в. была театрально-музыкальная жизнь. Театр здесь стал фактором не только культурного, но и общественного подъема. Уже с середины XIX в. Киев приобрел репутацию всероссийского театрального города. Зритель искал на сцене ответы на мучившие его вопросы социально-экономического характера, связанные с развитием капиталистических отношений во всех сферах жизни общества. В 60-х гг. постоянно действующий городской русский драматический театр часто давал спектакли по пьесам Н. В. Гоголя, А. Н. Островского, М. Е. Салтыкова-Щедрина. Русская ц мировая классика на театральной сцене начала вытеснять низкопробного содержания пьески отечественных и зарубежных ремесленников от драматургии. Много сил составлению высокохудожественного репертуара отдал тогдашний руководитель киевской драматической труппы и сам талантливый актер Н. К. Милославский. С конца 60-х гг. при киевском театре был даже создан специальный общественный комитет, в задачу которого входило и определение репертуара. Один из осведомленных современников писал: «Если драматическая труппа, хотя и слабая, кое-как держалась, то исключительно благодаря репертуару; на сцене царили Островский, Гоголь, Грибоедов, Сухово-Кобылин, Шекспир, Шиллер и др., декадентщины не было, не было пьес «с настроением», на сцене не было ничего напускного, была одна только жизненная правда».

Не удивительно, что на гастроли в Киев стремились попасть лучшие актеры театров Петербурга и Москвы, а также зарубежных стран. В частности, громадное впечатление на демократически и революционно настроенных киевских театралов произвела игра в пьесах Вильяма Шекспира выдающегося негритянского артиста Айры Олдриджа. Передовая киевская общественность устроила ему торжественный прием, на котором провозглашались речи в поддержку угнетенного негритянского народа, что воспринималось в атмосфере разочарования массами реформой 1861 г. как протест против всех форм социального и национального гнета, царившего в стране.

Вплоть до конца XIX в. киевляне имели возможность видеть на сцене своего театра спектакли с участием великих зарубежных мастеров сцены Э. Росси, С. Бернар, Б. Коклен, С. Барнай, Э. Дузе и др. Охотно выступали в составе местных трупп и регулярно приезжавшие в Киев звезды петербургской и московской сцены М. Г. Савина, П. А. Стрепетова, Г. Н. Федотова, М. Н. Ермолова.

С конца 80-х гг. в Киев стали приезжать целые театральные коллективы. Один из них, прибывший из Москвы во главе с талантливым режиссером Н. Н. Соловцовым, положил начало вскоре завоевавшему общероссийскую славу киевскому театру «Соловцов». Этот театр отличался образцовой сценической культурой, высокохудожественным репертуаром, в котором ведущее место заняли шедевры русской драматургии. Талантливой реалистической игрой на сцене театра отличались М. М. Глебова, И. П. Киселевский, Н. П. Рощин-Инсаров и др. Спектаклем «Ревизор» по пьесе Н. В. Гоголя театр «Соловцов» открыл свой первый сезон в 1891 г. в театральном помещении, переоборудованном из бывшего цирка «Бергонье». Но это помещение, как отмечали современники, представляло «такую массу неудобств и даже опасность в пожарном отношении, что его посещали с большой опаской». Лишь 7 лет спустя театр «Соловцов» переселился в специально для него построенное здание, в котором сейчас работает Киевский государственный академический украинский драматический театр им. И. Я. Франко.

В театре «Бергонье» (теперь в перестроенном его помещении работает Киевский государственный академический русский драматический театр им. Леси Украинки) в 1882 г. впервые начала гастролировать только что сложившаяся украинская профессиональная труппа М. Л. Кропивницкого при участии Н. К. Садовского, М. К. Заньковецкой и др. Ее гастроли были разрешены с одним непременным условием: в один вечер вместе с украинской пьесой обязательно должна ставиться и пьеса на русском языке.

Дискриминационное отношение царских властей к передовой украинской культуре вызывало демонстративные протесты как украинских, так и русских театральных деятелей. Огромный общественно-политический резонанс имел смелый и благородный поступок выдающейся русской актрисы Г. Н. Федотовой, которая в знак протеста против преследования царизмом украинской культуры для своего бенефиса на следующий год после Эмского акта избрала драму Т. Г. Шевченко «Назар Стодоля» вместе с «Каменным гостем» А. С. Пушкина и «Провинциалкой» И. С. Тургенева.

Что касается украинской театральной труппы, то ее гастроли в Киеве были запрещены в тот же год, когда они начались. Царские власти были не на шутку встревожены восторженным приемом спектаклей украинской труппы со стороны самых широких масс зрителей. Один из современников писал позже: «Спектакли труппы сразу же захватили общественность, а более всего молодежь. Только и разговора было, что об украинской труппе, только и мысли было, чтоб где-нибудь достать билет на украинский спектакль».

Лишь через 10 лет украинской труппе Н. К. Садовского вновь разрешили въезд в Киев на прежних условиях: в каждом спектакле должны идти две пьесы — украинская и русская. Но при этом ставились еще большие ограничения в отношении самой тематики — пьесы острой социальной и историко-политической тематики на сцену не допускались.

К Всероссийскому съезду работников сцены, состоявшемуся в 1897 г., корифеи украинской театральной культуры М. П. Старицкий, П. К. Саксаганский, И. Карпенко-Карый, М. К. Заньковецкая составили информационную записку, в которой подчеркивали, что украинский театр не может существовать без таких пьес, затрагивающих острые вопросы жизни, как «Ревизор» Гоголя, «Горе от ума» Грибоедова, «Доходное место» Островского. П. К. Саксаганский, выступая на этом съезде, с возмущением говорил: «Писать об историческом прошлом, таком богатом темами и интересном для слушателей, запрещается. Слова «запорожец», «казак», «родной край» — жупел для цензуры, и если пьеса более или менее прилично скомпонована, но имеет эти слова, то лучше не посылать ее в цензуру: все равно не позволят. Из-за этого украинские пьесы имеют темой однообразную любовь, совсем не интересную для народа, и украшаются танцами и пением».

Особенно пугала царизм социальная тематика, все более проникавшая в репертуар украинского театра. Имея в виду драму М. Л. Кропивницкого «Глитай, або ж Павук» («Живоглот, или Паук»), киевский цензор докладывал своему главному управлению в Петербурге, что допустить ее к печати и появлению на сцене нельзя «из-за упорно враждебной тенденции, проводимой в ней, о совсем бесправном, почти безвыходном положении крестьянских масс, эксплуатируемых кулаками, на которых даже и суда нет, ибо все местные власти ими подкуплены».

Киевская либеральная периодическая печать (газеты «Заря», «Труд», «Киевское слово») была переполнена восторженными отзывами о спектаклях украинской труппы. «Киевская старина» писала о Кропивницком, что из всякой роли он создает «шедевр, то смеша зрителя до слез своим высокохудожественным, никогда не переходящим в грубый шарж комизмом, то потрясая его до глубины души в сильно драматических местах». В 1900 г. украинская труппа сформировалась в так называемый «Театр корифеев», ведущее место в котором заняли Кропивницкий, Садовский, Саксаганский, Карпенко-Карый, Заньковецкая. В этом театре шли даже оперные спектакли, в частности одна из первых украинских опер «Катерина», написанная на сюжет поэмы Т. Г. Шевченко композитором Н. Н. Аркасом.

Создателем же украинской оперной классики по праву считается Н. В. Лысенко, как композитор формировавшийся под непосредственным руководством Н. А. Римского-Корсакова. Первые его оперы «Чорноморці» («Черноморцы») и «Різдвяна ніч» («Рождественская ночь») на либретто известного украинского драматурга М. П. Старицкого, двоюродного брата Н. В. Лысенко, были поставлены на частной сцене в 1872—1873 гг. любительской труппой передовой украинской интеллигенции. Успех превзошел все ожидания, и в 1874 г. расширенный и инструментованный автором вариант «Рождественской ночи» был поставлен на сцене городского театра. Денежный сбор от нескольких спектаклей был использован для помощи голодающим в Самарской губернии. О. И. Левицкий, в то время студент, а впоследствии известный историк, игравший в этих спектаклях, писал тогда: «Еще и теперь Киев не угомонился: в городе только и разговоров, что о новой опере».

Образец использования украинских народных мелодий Н. В. Лысенко продемонстрировал при создании шедевра украинской оперной классики «Наталки Полтавки» по известному произведению И. П. Котляревского, а также музыкальной драмы «Тарас Бульба» по Н. В. Гоголю. Последняя особенно заинтересовала П. И. Чайковского и Н. А. Римского-Корсакова во время их встречи с Н. В. Лысенко в Киеве. Русские композиторы высоко оценили «Тараса Бульбу», но при царизме так и не удалось поставить это выдающееся музыкальное произведение на театральной сцене. Из «Кобзаря» Т. Г. Шевченко композитор перевел на язык музыки множество стихотворений.

Н. В. Лысенко был неутомимым пропагандистом украинского музыкального фольклора, который композитор аранжировал, популяризировал как музыкант-исполнитель в концертных программах и как ученый-музыковед в научно-теоретических работах. В 1873 г. в Киеве на заседании Юго-Западного отдела Русского географического общества произошла встреча Н. В. Лысенко с талантливым украинским народным певцом — кобзарем Остапом Вересаем. Об исполнительском мастерстве последнего киевская периодическая печать того времени писала: «Это — настоящий чародей, что захочет, то с тобой и сделает. Велит плакать — будешь рыдать не переставая, велит смеяться — будешь хохотать без удержу, до боли в животе». Лысенко в специальном научном реферате проанализировал музыкальные особенности украинских народных дум и песен, исполнявшихся Вересаем. Этот реферат вошел в книгу «Кобзарь Остап Вересай, его музыка и исполняемые им народные песни», изданную в Киеве в 1874 г.

Музыкальный репертуар Остапа Вересая в исполнении автора слушали участники проходившего в Киеве в 1873 г. III Всероссийского археологического съезда в связи с провозглашенным на нем известным русским ученым-фольклористом О. Ф. Миллером рефератом «Великорусские былины и малорусские думы». На материалах услышанного на съезде и опубликованных работ русских и украинских коллег, в частности Н. В. Лысенко, видный французский исследователь А. Рембо написал изданную в 1876 г. в Париже книгу «Эпическая Россия». Один из ее разделов рассказывает о творчестве и исполнительском мастерстве украинских кобзарей.

Выдающимся событием в музыкально-театральной и литературной жизни Киева стали организованные по инициативе Н. В. Лысенко и М. П. Старицкого торжества в честь столетия со дня первого издания поэмы «Енеїда» («Энеида») И. П. Котляревского. Организаторам, добившимся с большим трудом от губернских властей разрешения на проведение юбилейного вечера, не удалось получить для него ни одно из трех самых больших тогда в Киеве театрально-концертных помещений (театры «Бергонье», «Соловцов», колонный зал купеческого собрания). Торжества состоялись в переполненном зале Литературно-артистического общества (на ул. Рогнединской, 3) и вылились в настоящий праздник украинской культуры. Выступали корифеи украинского театра, хор под руководством Н. В. Лысенко и знаменитый оперный певец А. Ф. Мишуга, который, специально прервав свои гастроли за рубежом, приехал на эти торжества, чтобы исполнить перед его участниками несколько вокальных произведений Н. В. Лысенко на слова Т. Г. Шевченко.

Любители актерского искусства нередко с большим или меньшим успехом выступали и в профессиональных театральных коллективах. Талантливой актрисой, например, показала себя в спектаклях украинских корифеев жена Н. В. Лысенко — О. А. Лысенко. Но часто игра профессиональных трупп (как украинских, так и русских), особенно участников массовых сцен, оказывалась ниже всякой критики. А. И. Куприн в своих воспоминаниях «Как я был актером» рассказал о таких спектаклях, дискредитировавших высокое общественное назначение театрального искусства.

Не смогла выдержать новых эстетических требований широких масс демократической публики, которая желала видеть реалистическую игру актеров в театральном искусстве любого жанра, итальянская опера, прижившаяся в Киеве с прежних времен. Новый зритель и слушатель уже не удовлетворялся только лишь виртуозным пением в оперных спектаклях. В конце 60-х гг. итальянская опера в Киеве прекратила существование, а вместо нее на основе приглашенных из Петербурга актеров в 1867 г. был создан русский оперный театр — третий в России после петербургского и московского. Оркестр нового театра составили музыканты бывшей крепостной капеллы корсунского помещика Лопухина. До 1896 г., когда здание театра уничтожил пожар, четыре раза в неделю ставились оперные спектакли на музыку М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского, А. Н. Серова, Д. Верди, Д. Россини, Ш. Гуно и других русских и зарубежных композиторов. Оперы «Аскольдова могила», «Руслан и Людмила», «Громобой», «Рогнеда», изображавшие жизнь и быт их родного города в период Киевской Руси, особенно импонировали киевлянам.

Киевская опера в выборе репертуара, эстетических принципов постановки спектаклей, в исполнительской манере теперь уже вынуждена была учитывать и вкусы массового демократического зрителя, который стал постоянным посетителем театра, заполняя преимущественно галерку. Чувства искренней благодарности такого зрителя, адресованные талантливым артистам киевской оперы, выражало непритязательное стихотворение, написанное неизвестным автором в те годы:

Мы не щедры на презенты, Люд мы бедный и простой — Лишь одни аплодисменты Сыплем щедрою рукой.

С большой симпатией к вновь созданному киевскому оперному театру относился великий русский композитор П. И. Чайковский. У него были дружественные отношения с семьей потомственных музыкантов, бывших крепостных, игравших в оркестре киевской оперы,— Химченко. Во время своих неоднократных приездов в Киев Чайковский непременно посещал оперный театр. О хоре здешней оперы композитор говорил, что он «доведен до самой высокой степени совершенства». С таким же восхищением композитор отзывался об оркестре, солистах, в частности о А. А. Лярове, Д. А. Орлове, Ф. И. Стравинском, Е. А. Массини, О. А. Пусковой, и даже обратил внимание на художественно-изобразительное оформление спектаклей, заметив, что такого тщательного следования исторической достоверности «не видел нигде, кроме первоклассных европейских сцен» (Чайковский П. И. Музыкально-критические статьи. М., 1953, с. 220—222).

На киевской сцене ставились оперы Чайковского «Опричник», «Евгений Онегин», и сам автор присутствовал на некоторых из этих спектаклей. А «Пиковая дама», вообще впервые увидевшая свет рампы в Киеве 19 декабря 1890 г., готовилась под непосредственным руководством П. И. Чайковского.

В 90-е гг. на спектакли своей оперы «Снегурочка» приезжал в Киев М. А. Римский-Корсаков, а С. В. Рахманинов дирижировал здесь во время постановки его оперы «Алеко». Большую популярность у киевских зрителей и слушателей завоевали высоким исполнительским мастерством талантливые оперные певцы А. И. Барцал, Н. А. Михайловская, Н. С. Искра-Словатинская, В. Фабиан-Бианки, А. А. Сантагано-Горчакова, Д. А. Усатов (позже — первый и единственный учитель вокального мастерства Ф. И. Шаляпина); дирижеры оркестра В. М. Вилинский (двоюродный брат писательницы М. А. Вилинской, известной в украинской литературе под псевдонимом Марко Вовчок) и И. К. Альтани — первый постановщик украинской оперы «Рождественская ночь» Н. В. Лысенко на профессиональной театральной сцене. Многие из них активно занимались также концертной и музыкально-педагогической деятельностью, осуществлявшейся преимущественно под эгидой организованного в 1863 г. Киевского отделения Русского музыкального общества.

Особенность концертных программ в Киеве этого периода заключалась в том, что наряду с произведениями Бетховена, Моцарта, Шумана, Шопена, Баха, Шуберта, Гайдна, Россини и других самых выдающихся зарубежных композиторов в них все чаще стали включаться произведения Глинки, Чайковского, Даргомыжского, Серова, Верстовского, Лысенко, музыкальный русский и украинский фольклор в обработке профессиональных музыкантов. Уже через несколько лет после открытия в Киеве отделения Русского музыкального общества газета «Киевский телеграф» с удовлетворением отмечала, что его концерты по репертуару и исполнению «отвечают всем требованиям музыкального искусства».

На самый высокий уровень поднял исполнение симфонических концертов в Киеве дирижер и председатель Киевского отделения Русского музыкального общества (с 1888 г.) А. М. Виноградский. Симфонические концерты зимой давались в залах купеческого и дворянского собраний, а летом на открытой площадке в Купеческом саду.

Наиболее массовым по числу участников стал организованный Н. В. Лысенко хор в составе 120 человек. Его концерты, составленные из украинских и русских народных песен, профессиональных музыкальных произведений отечественных и зарубежных композиторов слушали в 90-е гг. не только киевляне, но и жители многих других мест страны во время гастрольных поездок хора. «Русская музыкальная газета» с восторгом писала в 1900 г.: «...ныне малороссы к славному имени своего дивного Кобзаря-поэта могут прибавить не менее славное имя кобзаря-музыканта Н. В. Лысенко». Украинский композитор завоевал всероссийскую популярность также как дирижер и музыкант-солист.

С сольными концертными программами в Киеве выступали известные пианисты (Н. И. Клейбель, Н. Критская), скрипачи (С. И. Таборовский, И. Водольский), виолончелисты (В. М. Мешков, В. А. Кологривов). Не уступали им в исполнительском мастерстве непрофессионалы: гимназический учитель А. А. Илляшенко, профессор Киевского университета И. Г. Борщов, профессор Нежинского лицея высших наук И. П. Забутин. Для исполнения крупных симфонических и хоровых произведений привлекались оркестр и хор местной оперы, ученические хоры гимназий и особенно киевского музыкального училища, профессионально-любительский хор под руководством Лысенко, а также любительские хоровые коллективы рабочих и служащих киевских типографий. Это были первые попытки приобщения трудящихся масс к музыкальному искусству. Но в условиях царского самодержавия они не могли получить широкого распространения.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить