Поиск

Периодическая печать. Литература.

Во второй половине XIX в. возросло значение Киева как одного из крупнейших общероссийских центров литературной жизни, оказывавшей все большее воздействие на развитие общества. Прежде всего возросла общественно-политическая роль периодической печати. Расширился круг ее читателей в связи с увеличением тиражей периодических изданий и некоторым повышением общего уровня грамотности населения. Даже начавшие свою историю в первой половине или в середине XIX в. официальные периодические издания царских властей в Киеве «Киевские губернские ведомости», «Киевские епархиальные ведомости», «Циркуляр по управлению Киевским учебным округом», стремясь упрочить свое влияние на общество, увеличили периодичность издания и расширили неофициальную часть, в которой печатались материалы, выходившие по своему содержанию за рамки служебных инструкций чиновникам и священнослужителям.

Царизм позаботился и о создании полуофициального печатного органа, призванного самым активным образом внедрять в широкие массы населения города «охранительные» идеи незыблемости самодержавного помещичье-буржуазного строя. Таким органом стала основанная в 1864 г. на правительственные деньги реакционнейшая газета «Киевлянин», которую современники назвали «полицейской будкой Юго-Западного края». Ее редактировали крайние великодержавные шовинисты, известные всей стране апологеты царизма В. Я. Шульгин и Д. И. Пихно. «Киевлянин» обливал грязью всякое демократическое начинание, социалистические идеи, получившие распространение в общественной и культурной жизни, клеймил участников общероссийского освободительного движения, третировал даже малейшие попытки развития прогрессивной национальной культуры украинского народа. Именно «Киевлянин» идеологически обосновал необходимость закрыть буржуазную газету «Киевский телеграф», когда в ней начали печататься материалы либерально-народнического и прогрессивно-демократического содержания и ведущее направление стали определять деятели левого крыла киевской громады.

В идеологическом фарватере «Киевлянина» шли такие периодически возникавшие в Киеве и быстро исчезавшие частновладельческие газетно-журнальные издания официозного характера, как «Вестник Юго-Западной и Западной России» (1862— 1864), «Друг народа» (1867-1878), «Современник» (1883—1884). Они всячески восхваляли царское самодержавие в прошлом и настоящем, старались доказать благотворность его политики на Украине, пытались дискредитировать украинскую национальную культуру, чернили произведения Т. Г. Шевченко и других передовых писателей украинского народа.

Даже рассчитанные главным образом на городского обывателя буржуазно-либеральные периодические издания «культурнического», развлекательного, бульварного или же деляческо-коммерсантского содержания в условиях крайне ограниченной свободы слова не могли долго удерживаться на поверхности. Они возникали и исчезали одно за другим, лишь оставляя на страницах истории киевской журналистики свои имена. К ним относятся «Киевский курьер» (1862), «Киевский вестник» (1870— 1872), «Киевский листок объявлений» (1872—1877), «Киевский листок» (1878—1881), «Труд» (1881— 1882), «Мотылек» (1888—1889). Как правило, не спасала эти периодические издания от идейно-политического банкротства, финансового краха или насильственного закрытия властями и объективистская игра в независимость.

Введенный в 1882 г. новый устав о печати и развернувшийся вслед за тем настоящий цензурный террор поставили прессу страны в еще более стесненные рамки. Царские власти с повышенной подозрительностью воспринимали всякое прошение об издании новых газет и журналов. Один из осведомленных киевских старожилов того времени впоследствии рассказывал: «Насколько в Киеве трудно было добиться разрешения на издание газеты вплоть до 1905 г., видно из следующего: в 1888 и 1889 гг. было возбуждено несколько ходатайств о разрешении издавать газеты, но все эти ходатайства были отклонены; между прочим и ходатайство типографа С. В. Кульженко, который, поднося обер-прокурору св. синода К. П. Победоносцеву свое роскошное издание «Киев теперь и прежде», не преминул приложить к этому и прошение о разрешении издавать в Киеве газету. Издание было любезно принято, но разрешение газеты все же было отклонено» ( Киев в восьмидесятых годах. Воспоминания старожила. Киев, 1910, с. 57).

Свое кредо в вопросе развития периодической печати Победоносцев — самый влиятельный в то время при царском дворе эксперт по культурным проблемам, фактический вдохновитель правительственной реакции — в письме к Александру III выразил без обиняков: «...Я был всегда того мнения, что невозможно предпринять ничего прочного и существенного для водворения порядка, покуда остается полная разнузданная свобода... для газет и журналов». Всячески поддерживались царскими властями лишь официозные периодические издания. Нерушимым оставался «Киевлянин», заявивший с наигранной скромностью устами своего первого редактора Шульгина, что он лишь «в известной степени» орган местной администрации.

Больше других публично критиковала крайне реакционные идейные позиции «Киевлянина» буржуазно-либеральная газета «Заря», начавшая издаваться в 1880 г. и вскоре завоевавшая довольно значительную популярность у киевлян хорошо поставленным отделом местной хроники, а также самым широким освещением различных сторон общественной жизни города (благоустройство, народное образование, деятельность губернских учреждений, театрально-музыкальная и литературная жизнь и т. п.). Общественный авторитет «Зари» в последний год ее издания (1886) еще более поднялся благодаря активному участию в ней (преимущественно в роли обозревателя литературы и периодической печати) талантливого поэта С. Я. Надсона (1862—1887), тогда уже известного в России в связи с присуждением ему Петербургской академией наук Пушкинской премии. В творчестве Надсона демократическая молодежь среди мотивов скорби и уныния находила и импонирующие ей призывы к борьбе за «поруганную свободу».

В том же году царские власти и официальная периодическая печать с большим ожесточением развернули клеветническую травлю «Зари», оскорбительно называя ее не иначе, как «украино-еврейско-полонофильским» органом. В конце концов министерство внутренних дел запретило дальнейшее издание газеты.

В 1887 г. на руинах «Зари» возникла более благонамеренная буржуазная газета «Киевское слово», созданная по тайной инициативе крупного царского сановника, тогда управляющего Юго-Западными железными дорогами С. Ю. Витте. Она, как отмечали современники, специализировалась на славословии того, «что в данную минуту выгодно было славословить», избрав своим идеалом «Московские ведомости». А идейное направление последних, как известно, определял их тогдашний редактор, крайний реакционер, «верный сторожевой пес самодержавия» М. Н. Катков, национализм, шовинизм и бешеное черносотенство которого заклеймил В. И. Ленин.

«Киевское слово» было типичнейшей буржуазной газетой, по определению даже ее сторонников, «умеренно-консервативной, с промышленно-патриотическим оттенком». Рассчитывая на самые низкопробные читательские вкусы, газетный отдел «Внутренняя хроника» печатал собранные по всей стране всевозможные материалы об уголовных преступлениях, что, по признанию самих читателей, создавало впечатление, будто бы во всей России «одни душегубы, грабители да гнусные насильники». Большое место в газете занимали развлекательные материалы «об интересных киевских дамах, о местных ресторанах, о кафе-шантанах» и т. п.

Помимо статей и заметок штатных сотрудников газета «Киевское слово», стремясь добиться максимальной популярности у читателей, привлекала в качестве авторов профессоров университета, театральных деятелей, профессиональных литераторов Киева и других городов. В 90-е годы здесь активно печатался А. И. Куприн, тогда еще начинающий, но весьма скоро завоевавший широкую популярность писатель, ко торого читатели с чьей-то легкой руки стали называть «маленьким Мопассаном». Его самобытный талант, умение писать живо и со вкусом на житейские темы привлекали к нему внимание и редакций других киевских периодических изданий.

Многие из печатавшихся в киевской прессе рассказов Куприна вошли в первые сборники его произведений «Киевские типы» и «Миниатюры», изданные в Киеве в 1896— 1897 гг. Подавляющее большинство их впервые увидело свет в газетах «Киевское слово», а также «Жизнь и искусство». Последняя представляла собой издававшуюся с 1893 г. в Киеве ежедневную прогрессивно-демократического направления газету, отстаивавшую реалистическое направление в литературе, театре, музыке, живописи, выступавшую против реакционных идей в культуре, знакомившую своих читателей не только с творчеством отечественных, но и прогрессивных зарубежных авторов, таких, как Г. Гейне, Э. Ожешко и др.

Произведения известных зарубежных писателей Э. Золя, Г. Мопассана и др., приключенческие повести и романы, рассказы о путешествиях, естественно-научные статьи помещал на своих страницах научно-популярный иллюстрированный еженедельник «По морю и суше», первые два года своего существования (с 1890 г.) издававшийся в Киеве, а затем в Одессе.

Идеологию правящих эксплуататорских классов России с ее монархизмом, консерватизмом, идеализмом утверждали и такие издававшиеся на базе Киевского университета или близко стоявшие к нему по редакторскому и авторскому составу периодические издания, как «Университетские известия» (1861 — 1917), «Известия историко-филологического института князя Безбородко в Нежине» (1877—1909), «Чтения в Историческом обществе Нестора-летописца» (1879—1914), «Философский трехмесячник» (1885— 1887), «Свое слово» (1888—1896). Конечно, в этих изданиях появлялись и материалы, написанные передовыми, прогрессивными учеными, преподавателями, однако общественное воздействие их в конечном итоге было незначительным, так как круг читателей специальных научных изданий был довольно узок.

Среди киевских журналов второй половины XIX в. наиболее заметную роль в общественной и культурной жизни играла «Киевская старина» (1882—1907), созданная усилиями украинских буржуазно-либеральных деятелей при финансовой поддержке сахарозаводчика В. Ф. Семиренко и помещика Г. П. Галагана. Этот ежемесячник публиковал самые разнообразные материалы по истории, этнографии, археологии, географии, фольклористике и литературоведению Украины.

Круг авторов, сотрудничавших в «Киевской старине», был весьма широк, и представляли они разные идеологические течения — от крайне консервативных до революционно-демократических. В частности, в журнале публиковались Д. И. Багалей, М. П. Драгоманов, А. Я. Ефименко, В. С. Иконников, А. Е. Крымский, А. М. Лазаревский, О. И. Левицкий, И. В. Лучицкий, Н. Ф. Сумцов, И. Я. Франко. В нем было напечатано 167 различных материалов о Т. Г. Шевченко, увидели свет многие произведения из его рукописного наследия, впервые напечатан ряд романов, повестей, рассказов, стихотворений, пьес классиков украинской литературы П. П. Гулака-Артемовского, Е. П. Гребенки, Г. Ф. Квитки-Основьяненко, С. В. Руданского, Марко Вовчок, И. С. Нечуя-Левицкого, Панаса Мирного, М. П. Старицкого, Н. Д. Кропивницкого, И. К. Карпенко-Карого и др.

И все же, несмотря на передовые и демократические идеи, высказывавшиеся в отдельных исследовательских работах и художественных произведениях, публиковавшихся в «Киевской старине», ведущим направлением ее оставалось буржуазно-либеральное. Характерно, что общероссийский рупор идеологии буржуазного либерализма — журнал «Русская мысль» активно популяризовал «Киевскую старину». Такая поддержка имела большое значение для самого существования «Киевской старины», так как в известной степени служила царским властям рекомендацией ее политической благонадежности, тем более, что о журнале положительно отзывались крупнейшие русские ученые буржуазно-либерального направления академики А. Н. Пыпин, С. Б. Веселовский.

В «Киевской старине» печатался очень популярный русский писатель Н. С. Лесков. Многие произведения Лескова, особенно те, о которых он сам отзывался как написанных «на границе беллетристики и историко-бытовых очерков», созданы на материалах его наблюдений в Киеве, где писатель жил продолжительное время, впервые начал публиковаться в 60-х годах (более всего — в местном еженедельнике «Современная медицина»). Говоря о журнале «Киевская старина», Лесков убежденно заявлял: «Чтобы он имел успех, его надо делать хохлацким». Писатель имел в виду тематику, связанную с Украиной.

Что касается украинского языка, то его широкое использование в печати всячески тормозилось реакционной великодержавной прессой, подвергавшей систематической травле деятелей украинской культуры, писавших на родном языке.

Но и в этих условиях Киев в пореформенный период стал крупнейшим центром книгоиздательства на украинском языке. В середине 70-х гг. издания на украинском языке составляли почти четверть общего объема продукции всех десяти типографий, существовавших тогда в городе. Довольно большими тиражами издавались произведения И. П. Котляревского, Т. Г. Шевченко, П. П. Гулака-Артемовского, Л. И. Глибова, И. С. Нечуя-Левицкого. В украинских переводах выходили в свет книги русской и зарубежной литературной классики, фольклорные произведения. В 1876 г., например, издан в переводе М. П. Старицкого на украинский язык сборник сербских народных дум и песен. На обложке книги был изображен красный крест — символ взаимопомощи и надпись на украинском языке: «Чистая выручка в пользу братьев-славян».

Но именно в том же году последовал подписанный царем Эмский указ, согласно которому категорически запрещалось печатать на украинском языке как оригинальные произведения, так и переводы, а также ввозить украинские книги из-за границы. В обход новых цензурных препон отдельные произведения на украинском языке стали иногда печататься в сборниках, преимущественно представленных русскими авторами. В большинстве случаев это были непериодические издания типа альманахов, к которым цензура была менее придирчива. В частности, в 1878 г. в Киеве вышел в свет один из таких литературных сборников, названный «Киев в русской поэзии». В действительности здесь были напечатаны произведения русской п украинской поэзии и прозы. Наряду с материалами литераторов — идеологов официальной царской России типа славянофила А. Хомякова, барона Розена, архиепископа Иннокентия в сборнике были помещены полностью или в довольно значительных отрывках произведения Н. В. Гоголя, М. Н. Загоскина, Ф. И. Тютчева, А. А. Фета, даже К. Ф. Рылеева, а также украинских писателей Н. А. Маркевича, Е. П. Гребенки, И. С. Нечуя-Левицкого (причем отрывок из повести последнего, а также множество пословиц и поговорок, помещенных в сборнике, напечатаны на украинском языке).

Важным событием в общественно-литературной жизни Киева и всей Украины, неопровержимым свидетельством жизненности украинской литературы был выход в свет в 1883—1884 гг. двух выпусков альманаха «Рада» и в 1900 г. альманаха «Вш (1798—1898)». Среди прочих произведений в «Раде» впервые увидели свет ставшие классическими в украинской литературе повесть И. С. Нечуя-Левицкого «Микола Джеря» («Николай Джеря»), роман Панаса Мирного «Пов1я» («Гулящая»), драма М. П. Старицкого «Не судилося» («Не было суждено»). Альманах «Вш», посвященный столетию выхода в свет поэмы «Еневда» («Энеида»), которая положила начало новой украинской литературе на современном живом украинском языке, представлял собой как бы антологию украинской поэзии. В альманахе были помещены избранные произведения вместе с биографическими справками таких авторов, как И. П. Котляревский, П. П. Гулак-Артемовский, Л. И. Боровиковский, Т. Г. Шевченко, Я. И. Щоголив, Л. И. Глибов, С. В. Руданский, О. Ю. Федькович, И. И. Манжура, И. Я. Франко, В. Ю. Самийленко, А. Е. Крымский, П. А. Грабовский, Леся Украинка и многих других.

Жизнь и произведения некоторых украинских писателей и поэтов второй половины XIX в., представленных в названных киевских альманахах, тесно связаны с Киевом. Так, пейзажи и бытовые зарисовки Киева находим в прозе и драматургии И. С. Нечуя-Левицкого (1838—1918), который получил здесь среднее и высшее образование и после двух десятков лет учительствования в разных местах с 1885 г. поселился в городе на постоянное жительство. Об этом же мечтал и создатель украинского социального романа Панас Мирный (Афанасий Яковлевич Рудченко) (1849—1920), всю свою сознательную жизнь проживший в Полтаве и так и не осуществивший свою мечту. А между тем Киев привлекал его не только красотами природы и архитектуры, а прежде всего как крупный центр культурно-творческой жизни: «Только там,— признавался он,— самоуглубившись и сосредоточившись, я приведу в некоторый порядок массу своих наблюдений, отыщу и серьезную критику своим работам и найду подчас мысль, которую здесь и днем с фонарем не отыщешь. Вот главное, что тянет и зовет меня в Киев».

Выдающийся украинский писатель второй половины XIX в. И. Я. Франко (1856—1916), живший в Галиции, тогда находившейся под властью Австро-Венгерской империи, не раз приезжал в Киев и здесь в лице одной из выпускниц Киевских высших женских курсов Ольги Хоружинской нашел себе подругу жизни. Но опальный писатель с революционно-демократическим мировоззрением находился под тщательным тайным наблюдением жандармов обеих империй: Романовых и Габсбургов. Поэтому уже на второй день после свадьбы Франко и Хоружинской — 5 мая 1886 г. начальнику киевской охранки были представлены подробнейшие сведения обо всем, что говорилось на торжественном банкете. А несколько лет спустя — 3 июля 1895 г. наместник Галиции, отклоняя кандидатуру Франко на замещение должности доцента Львовского университета, инкриминировал ему контакты «с украинофилами и радикалами в России» при помощи связей «его жены, происходящей из Киева». В конце концов въезд Франко в Россию был категорически воспрещен как царскими, так и цесарскими властями, а киевские сотрудники комитета иностранной цензуры то и дело строчили доносы с предложениями не допускать ввоза в пределы империи никаких произведений украинского революционера-демократа, вплоть до детской сказки «Лис Микита» («Лис Никита»).

Однако самые разнообразные письменные связи со своими многочисленными киевскими друзьями и коллегами Франко сохранил до конца жизни. Именно ему принадлежит честь открытия громадной общественной значимости литературного таланта своей младшей современницы и единомышленницы — Леси Украинки (1871 — 1913). От имени передовой украинской общественности Франко в 1893 г. публично провозгласил: «Со времени Шевченкового «Схороните и восстаньте, цепи разорвите» Украина не слышала такого сильного, горячего и поэтического слова, как из уст этой слабосильной болезненной девушки». Киев для Леси Украинки — родной город, где она подолгу жила начиная с 80-х гг. XIX в.

Особенно плодотворными и насыщенными для поэтессы были 90-е годы. В этот период она, пребывая в Киеве, близко познакомилась с деятелями киевской социал-демократической группы, в том числе с делегатами I съезда РСДРП, занялась переводом на русский и украинский языки некоторых марксистских работ, изданных за рубежом. Вот только практических поручений в подпольной революционной работе ее идейные друзья — социал-демократы не давали Лесе Украинке, бережно охраняя от жандармских преследований поэтическую звезду первой величины в украинской литературе.

Интенсивную литературную деятельность Леся Украинка совмещала с активным участием в полулегальных или легальных культурно-просветительных организациях и учреждениях типа молодежного литературного объединения «Плеяда» или Киевского литературно-артистического общества. На заседаниях последнего поэтесса не раз выступала с чтением своих научно-литературных рефератов.

Один из рефератов Леси Украинки на тему «Два направления в новейшей итальянской литературе (Ада Негри и д'Аннунцио)» был напечатан в 1900 г. в «Иллюстрированном сборнике Киевского литературно-артистического общества». Изданный на русском языке, сборник всем своим содержанием (публикации, связанные с именами Радищева, Пушкина, Лермонтова, Белинского, Некрасова, Римского-Корсакова, Гребенки, Старицкого, Лысенко, Мицкевича, Шопена, Матейко) демонстрировал единение передовых демократических культур братских славянских народов, прежде всего русского и украинского. Вместе с тем издатели сумели публично осудить политику национального угнетения, проводившуюся царизмом по отношению к украинской культуре, поместив в сборнике объявление о том, что в нем должны были быть напечатаны и «малорусские произведения», но выяснилось, что из-за них «пришлось бы задержать его печатание и выпуск на неопределенное время».

В данном случае царизм, очевидно, не так боялся «сепаратистского» языка, как социальной значимости украинской литературы, к тому времени уже достаточно идейно созревшей и окрепшей в освободительной борьбе. Характеризуя в начале XX в. украинскую литературу последнего десятилетия, И. Я. Франко справедливо отмечал: «Шаблонная украинская идиллия с «дивчатами», «вишневыми садками», «соловейками» и «любощами» отошла в область предания. Серьезное изучение народной жизни и ее новых экономических и социальных явлений, роли интеллигенции в украинском городе и селе, тяжелые драмы, порожденные ломкой старых семейных и идейных устоев, борьба за самоопределение и самовыражение личности — все это находит более или менее сильное художественное выражение в произведениях современных украинских писателей».

Социальная зрелость украинской литературы конца XIX в. обусловливалась мощным влиянием созданного К. Марксом и Ф. Энгельсом и развитого В. И. Лениным учения — научного социализма. Мировоззрение ряда самых выдающихся деятелей украинской литературы эволюционировало от революционного демократизма к марксизму. Один из них, поэт П. А. Грабовский, за революционные убеждения поплатившийся ссылкой, свои наблюдения над развитием общественно-политической жизни, освободительной борьбы и литературного процесса обобщил в 1900 г. в следующем выводе: «Теперь все, что только есть в России живого, движущего и работающего, идет под лозунгом марксизма...».

В. И. Ленин, обращаясь к той же эпохе, позже писал, что тогда «всего интенсивнее работала русская революционная мысль, создав основы социал-демократического миросозерцания». Важную роль в этом деле сыграл Киев, где впервые в стране возникла социал-демократическая периодическая печать. В 1896 г. здесь вышел в свет первый номер нелегальной социал-демократической газеты «Вперед», а в 1897 г.— «Рабочей газеты». На передовую статью первого номера «Рабочей газеты», призывавшую к борьбе за завоевание политической свободы и к созданию единой социал-демократической партии, В. И. Ленин сослался в написанном им в 1899 г. в ссылке «Протесте российских социал-демократов». Тогда же киевские социал-демократы обратились к В. И. Ленину с предложением редактировать их газету, признанную I съездом РСДРП официальным органом партии. В. И. Ленин дал на это согласие и даже написал для газеты три статьи, программного характера, но возобновить издание «Рабочей газеты»  после ее разгрома полицией не удалось.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Календарь

<Июль 2011>
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
4678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031