Поиск

Культурно-просветительные учреждения.

Бурное развитие капитализма в России во второй половине XIX в. привело к еще большему разграничению двух противоположных направлений в деле просвещения народа: революционно-демократического, а позже и пролетарско-социалистического, с одной стороны, и либерально-культурнического — с другой. Представители первого ставили своей целью не только просвещение народа, но и политическое воспитание его, развитие широкого интереса к общественной жизни. Для этого они создавали при своих нелегальных кружках и организациях библиотеки, в которых собирали революционную литературу. Распространение ее среди рабочих и крестьян приобщало их к научным знаниям. Либералы, деятельность которых не выходила за рамки дозволенного царизмом, популяризируя среди народных масс элементарные знания, стремились «натаскать для буржуазии покорных и расторопных слуг, исполнителей воли и рабов капитала». В. И. Ленин назвал либералов лицемерными торгашами, которые одну руку (открыто) протягивали демократам, а другую (за спиной) крепостникам и полицейским .

Царизм, даже давая разрешение на открытие новых публичных библиотек, всячески стремился ограничить их деятельность, превратить в совершенно недоступные народным массам книгохранилища. За работой библиотек был установлен тройной надзор со стороны министерств народного просвещения и внутренних дел, а также духовного ведомства, систематически издавались «алфавитные списки» и ограничительные каталоги произведений печати, не допускаемых в публичные библиотеки и общественные читальни.

Безусловно, реакционная политика царизма сказалась на состоянии библиотечного дела в Киеве. До середины 60-х гг. библиотеки здесь функционировали только при учебных заведениях. Среди них выделялась университетская, насчитывавшая к концу XIX в. около 200 тыс. томов. Хотя при университетской библиотеке наряду с профессорским и студенческим залами существовал и «зал для посторонних лиц», посетители его, т. е. широкие массы читателей, как, впрочем, и студенты, не всегда могли получить необходимую литературу.

В 1866 г. в Киеве впервые была открыта публичная библиотека. Однако ассигнования на устройство и содержание она получила мизерные. Половину первоначального фонда библиотеки, состоявшего из 667 книг, составляли подарки жителей города. Но уже к концу 80-х гг. здесь насчитывалось до 9 тыс. названий книг, и библиотека получала почти все периодические издания, выходившие в то время в России. Правда, в книгохранилища не были допущены даже легально изданные первый и второй тома «Капитала» К. Маркса, труды Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Д. И. Писарева, многие произведения В. Г. Короленко, Л. Н. Толстого, Эмиля Золя, Виктора Гюго и др. Категорически запрещалось приобретать книги на украинском языке, очень мало поступало литературы по киевоведению.

Читателями библиотеки в основном были студенты, чиновники, духовенство. Это отражалось и на заявках на книги. Наибольшим спросом пользовались периодические издания, юридическая и богословская литература, труды по естествознанию и русской истории.

За 25 первых лет своего существования публичная библиотека 6 раз меняла помещения. Но все они не были приспособлены ни для хранения, ни для чтения книг. А довольно высокая плата за пользование библиотекой, неудобные часы работы и запрещение выдавать литературу на дом — все это вело к тому, что книги могли читать «очень и очень немногие рабочие из массы задавленных капиталом миллионов трудящегося народа...».

Да и в народных библиотеках-читальнях, которые организовывались демократической и либеральной интеллигенцией, основной читательский контингент также составляли студенты и учащиеся. В 1892— 1893 гг. среди читателей Киевской городской бесплатной народной читальни они составляли 65 %.

К концу XIX в. количество грамотных среди трудящихся постепенно увеличивается. Все больше приобщаются они к чтению. В киевской народной библиотеке читателей из среды рабочих и крестьян интересует литература по естествознанию, истории, произведения Л. Н. Толстого, И. С. Тургенева, И. А. Гончарова, Ф. М. Достоевского, Н. В. Гоголя, Вальтера Скотта, Фридриха Шиллера, Уильяма Шекспира и др. Однако в условиях самодержавного строя библиотеки не могли стать для трудящихся масс «тем открытым столом идей,— по выражению А. И. Герцена,— за который приглашен каждый, за которым каждый найдет ту пищу, которую ищет; тем запасным магазином, куда одни положили свои мысли, а другие берут их в рост».

Согласно «временным правилам», за работниками бесплатных народных библиотек устанавливался надзор со стороны полиции, губернатор имел право увольнять «неблагонадежных» библиотекарей, а библиотеки закрывать.

К середине 90-х гг. XIX в. по министерским каталогам в народные библиотеки допускалось всего 3,3 % литературы, выходившей на русском языке. В каталоги не включалась литература по общественным наукам, разрешались только отдельные произведения В. Г. Короленко, А. П. Чехова, Н. А. Некрасова, Т. Г. Шевченко.

Вдобавок царское правительство всеми силами стремилось ограничить деятельность прогрессивных издательств. Цензоры особого отдела министерства народного просвещения, не допуская к печати произведения передовых писателей, считали, что «народ любит специально для него написанные духовно-нравственные, светские, «патриотические» и прочие назидательные книжки». Цензура пропускала только те книги, которые воспитывали «простолюдинов» в «добрых нравах и любви к православию, государю и порядку».

Киевская городская публичная библиотека (так она называлась с 1891 г.), как и другие библиотеки страны, не могла стать активным популяризатором книги среди самых широких масс трудящихся. Ее работа строго регламентировалась реакционными циркулярами и правилами, которые издавались различными чиновничьими комиссиями.

Прогресс в библиотечном деле — создание библиотек и распространение прогрессивной литературы — был тесно связан с подъемом революционной борьбы трудящихся масс против самодержавия и гнета капитала. С ростом классового самосознания рабочие тянулись к тем книгам, которые давали ясный ответ на жгучие вопросы современности, указывали пути борьбы против капиталистического строя. С такой литературой киевские рабочие могли познакомиться в нелегальных библиотеках при социал-демократических кружках. Здесь были труды К. Маркса «Наемный труд и капитал», «Нищета философии», Ф. Энгельса «Развитие социализма от утопии к науке», Г. В. Плеханова «Русский рабочий в революционном движении», «Социализм и политическая борьба». Рабочие знакомились с произведениями A. С. Пушкина, А. И. Герцена, B. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Т. Г. Шевченко, Н. А. Некрасова и др.

Как вспоминал один из участников социал-демократического кружка при первой киевской гимназии А. В. Луначарский, «спрос на книги со стороны рабочих ежедневно возрастал, и мы даже не в силах были удовлетворить его» (Луначарсъкий А. В. Перші кроки соціал-демократичного руху в Києві.— Український історичний журнал, 1959, № 4, с. 129). Значительной нелегальной библиотекой располагала школа-мастерская Ю. Д. Мельникова.

Библиотека киевского «Союза борьбы за освобождение рабочего класса» насчитывала свыше 1000 экземпляров книг на русском, украинском, польском, немецком, французском и других языках. Из трудов К. Маркса и Ф. Энгельса здесь были «Манифест Коммунистической партии», «Капитал», «Наемный труд и капитал», «Речь о свободе торговли», «Нищета философии», «18 брюмера Луи Бонапарта», «Гражданская война во Франции», «Людвиг Фейербах и конец классической немецкой философии», «Положение рабочего класса в Англии», «Развитие социализма от утопии к науке», «Классовая борьба во Франции с 1848 до 1850 года» и др. Имелись и напечатанные или в рукописных списках работы В. И. Ленина «Задачи российских социал-демократов», «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», а также нелегальные издания ленинского петербургского «Союза борьбы».

Члены социал-демократических кружков умело направляли читательский интерес рабочих, которые, как отмечала киевская «Рабочая газета», каждую свободную минуту используют для того, чтобы почитать хорошую книгу, собирают библиотеки для себя и своих товарищей. Марксистская литература показывала рабочему классу неизбежность гибели капиталистического строя и ставила перед ним конкретные задачи в деле освобождения трудящихся из-под гнета капитала.

Музейное дело в Киеве, как и во всей стране, продолжало развиваться. Пополнялись фонды и экспозиции ранее открытых музеев при Киевском университете и духовной академии. Преимущественное большинство материалов этих музеев составляли археологические находки на территории Киева и других мест Украины.

Как один из древнейших городов нашей страны Киев был необычайно богат археологическими памятниками. В университетском музее к 1884 г. уже насчитывалось более 6,5 тыс. предметов древности. В нумизматическом кабинете было собрано более 34,5 тыс. монет и медалей разных времен и государств. С богатыми материалами музея знакомились и использовали их для своих научных целей ученые Петербурга, Будапешта, Копенгагена, Лиона, Калькутты.

Однако доступ широких масс в музеи при учебных заведениях был крайне ограничен. Тем более для них были совершенно недоступны многочисленные частные коллекции, создававшиеся из предметов, которые находили во время археологических раскопок или случайно — в связи с земляными работами по планировке новых улиц. К тому же эти коллекции нередко вывозились в другие города, а то и за границу. Это не давало возможности систематизировать материал и на его основании изучать становление материальной и духовной культуры народа, его историческое прошлое.

В связи с этим передовая демократическая интеллигенция города неоднократно поднимала вопрос об организации в Киеве исторического музея, в фондах которого сосредоточился бы материал по истории края. Долгое время различные проекты создания музея оставались «благими начинаниями». На одном из прошений, поданном в 1880 г., киевский губернатор написал: «По сведениям, собранным в губернии, в учреждениях подобного рода необходимости нет».

Однако вопреки всем ретроградам и консерваторам, засевшим в губернском управлении, прогрессивная общественность города не только не отказалась от намерения открыть в Киеве художественно-промышленный и научный музей, но и добилась сооружения для него в конце 90-х годов специального здания. В нем разместилась археологическая выставка во время работы в 1899 г. в Киеве XI Всероссийского археологического съезда. И хотя официальное открытие музея состоялось несколько позже, фактически названная выставка положила начало его истории.

К началу XX в. главным образом благодаря пожертвованиям жителей города фонды музея уже насчитывали до 10 тыс. экспонатов. И хотя среди них было немало ценных для науки вещей, цельного представления об историческом процессе они не давали. Почти полностью отсутствовали предметы материальной и духовной культуры трудового народа. А это не давало возможности показать социальные проблемы, осветить историю классовой борьбы трудящихся масс.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить