Поиск

Развитие обществоведческих знаний.

Вместе с тем университет, будучи едва ли не до конца 90-х гг. XIX в. единственным в Киеве высшим учебным заведением, представлял собой и значительный центр научной, общественно-политической и культурной жизни. Н. И. Пирогов справедливо считал, что по университету можно определить и дух общества, и все общественные устремления, и дух времени.

В 60—90-е гг. Киевский университет, как и другие университеты страны, переживал значительный подъем научной деятельности. Здесь организовывались новые кафедры и научные общества, проводился ряд общероссийских научных съездов, расширялось издание научных трудов. Правда, становленпе университета как центра просвещения и распространения научных знаний происходило в условиях обострившейся идеологической борьбы передовой профессуры против консерваторов и ретроградов в науке, а также против местной официальной бюрократии, отстаивавшей незыблемость режима царского самодержавия. Поэтому если кафедры при подборе кандидатур на замещение новых или освободившихся должностей в основном руководствовались деловыми качествами претендента, то царские власти, ведавшие университетом, во главу угла ставили вопрос о «политической благонадежности».

Так, в 70—80-е гг. гонения со стороны царских властей и обструкция реакционно настроенных коллег принудили покинуть университет ряд демократически настроенных молодых талантливых ученых, в том числе доцента кафедры политической экономии Н. И. Зибера, пропагандировавшего экономическое учение К. Маркса.

Даже после ухода из университета Зибер продолжал в 1876—1878 гг. популяризировать труды основоположников марксизма («Капитал» К. Маркса, «Анти-Дюринг» и «Положение рабочего класса в Англии» Ф. Энгельса) на страницах петербургских демократических журналов «Знание» и «Слово», пока их не закрыли царские власти.

К тому времени демократическая и либеральная общественность Киева, в том числе университетская, лишилась своего печатного органа — газеты «Киевский телеграф», запрещенной к дальнейшему изданию в 1876 г. за обсуждение на своих страницах вопросов «государственной важности», как было сказано в официальном распоряжении. Но это была только одна из репрессивных мер царизма, направленных под предлогом борьбы с «украинофильством» против прогрессивных течений в науке, против попыток связать важнейшие пути ее развития с общественными потребностями.

Главный удар царизм обрушил на активно действовавший с 1873 г. в Киеве Юго-Западный отдел Русского географического общества, который за короткое время действительно стал одним из крупных научных общественных центров. Его деятельность по изучению края «в статистическом и этнографическом отношениях» была высоко оценена главным руководством общества в Петербурге награждением двумя серебряными медалями. Наиболее фундаментальное семитомное собрание «Трудов этнографически-статистической экспедиции в Западно-Русский край», изданное в 70-х гг. в Петербурге, было результатом многократных научно-исследовательских поездок членов Юго-Западного отдела по различным местам Украины, Белоруссии, Молдавии.

Изданная в 1875 г. в Киеве работа «Киев и его предместия: Шулявка, Соломенна с Протасовым яром, Байкова гора и Демиевка с Саперного слободкою по переписи 2 марта 1874 года, произведенной и разработанной Юго-Западным отделом императорского Русского географического общества», представлявшая собой новое слово в развитии статистической науки, а также значительный вклад в киевоведение, подверглась нападкам реакционных кругов. В их рупоре — газете «Киевлянин», редактировавшейся профессором кафедры всеобщей истории Киевского университета В. Я. Шульгиным, появились инспирированные царскими властями материалы, подвергавшие сомнению достоверность представленных в указанном труде сведений о социальном и национальном составе тогдашнего населения Киева, а также обвинявшие членов Юго-Западного отдела в распространении социалистических идей. Это окончательно решило судьбу в общем прогрессивной научной организации.

Автором этих провокационно-клеветнических обвинений явился также университетский профессор и крупный царский чиновник М. В. Юзефович. Он же возглавлял тогда Киевскую археографическую комиссию, деятельность которой во второй половине XIX в. сосредоточилась на подготовке к печати многотомной серии исторических документов «Архив Юго-Западной России». Источниковедческое значение это издание сохраняет и в наше время (особенно в связи с утратой оригиналов многих опубликованных в нем документов XIV—XVIII вв.), хотя в «Архиве» прослеживается явно тенденциозный подбор документов, большей частью обусловленный интересами царского самодержавия и эксплуататорских классов России, в частности растущей украинской буржуазии.

Особенно выразительны националистические тенденции в тех томах «Архива Юго-Западной России», которые редактировал и готовил к печати буржуазный ученый — историк, археолог, этнограф — профессор Киевского университета В. Б. Антонович (1834—1908). В них социальные конфликты сводятся к межнациональным, едва ли не половина публикаций освещает национально-религиозные отношения, затушевывается эксплуататорская сущноств местных украинских феодалов, совершенно игнорируется роль народных масс как движущей силы исторического процесса и т. п.

Вместе с тем подготовленный В. Б. Антоновичем в соавторстве с тогдашним доцентом кафедры всеобщей истории Киевского университета М. П. Драгомановым (1841 — 1895) двухтомный сборник «Исторические песни малорусского народа» явился безусловным вкладом в развитие отечественной фольклористики. Но в год его издания и присуждения ему премии Петербургской академии наук (1875) преследуемый царскими властями за «украинофильство» и будто бы распространение социалистических идей Драгоманов вынужден был оставить работу в университете, а в следующем году даже навсегда выехать за границу. Но и в эмиграции ученый продолжал исследования в области украинской фольклористики, а также занялся активной публицистической деятельностью, направленной против царизма. Однако зиждилась она на «националистическом мещанстве», за что позже работы Драгоманова подвергал критике В. И. Ленин.

Под эгидой Киевской археографической комиссии осуществлялась и публикация некоторых памятников украинской историографии второй половины XVII — начала XVIII в. Среди них самым ценным по праву считается «Летопись Самовидца», изданная в 1878 г. под редакцией ученого секретаря названной организации О. И. Левицкого — прогрессивного историка буржуазно-демократического направления, одного из первых академиков Академии наук УССР.

Отклонив представленный в 1869 г. прогрессивным буржуазно-либеральным ученым М. А. Максимовичем и его единомышленниками проект организации самодеятельного исторического общества в Киеве, министерство народного просвещения создало в 1873 г. при Киевском университете Историческое общество Нестора-летописца. Избранный почетным членом общества один из реакционных царских министров Делянов — автор позорного документа, широко известного под названием циркуляра о «кухаркиных детях», преграждавшего доступ к среднему образованию детям трудящихся,— выхлопотал у царя ежегодную субсидию для Исторического общества Нестора-летописца. Тон в нем задавали ученые ретрограды и консерваторы, которые в лекционных курсах в университетских аудиториях пропагандировали незыблемость устоев самодержавия и православия. Подвизались в обществе и преподаватели Киевской духовной академии — крупнейшего в России рассадника религиозной идеологии. Они активно откликнулись на призыв синода защищать веру «от ложной образованности», не допускать распространения социализма, материализма и атеизма.

Прочитанные на заседаниях общества доклады печатались в «Чтениях в Историческом обществе Нестора-летописца». До 1900 г. вышло в свет 13 книг этого сборника, в которых имеются и отдельные ценные по содержащемуся в них фактическому материалу публикации.

Вместе с церковно-археологическим обществом, существовавшим с 1872 г. при Киевской духовной академии, Историческое общество Нестора-летописца явилось инициатором проведения в Киеве двух всероссийских археологических съездов: третьего — в 1874 г. и одиннадцатого — в 1899 г.

Однако корпоративный характер членства в обществе, обращенная в далекое прошлое и проникнутая настойчивой пропагандой «охранительных начал русской жизни» тематика докладов и сообщений, заслушиваемых на заседаниях Исторического общества Нестора-летописца, не способствовали поднятию его общественного авторитета. Организованные же обществом публичные лекции для населения также не встретили интереса общественности и в конце концов свелись к выступлениям по поводу официальных юбилеев.

Лишь отдельные ученые Киева, работавшие в рамках буржуазно-либерального направления исторической науки, добились определенных творческих успехов. Среди них в первую очередь следует назвать В. С. Иконникова, в творческом наследии которого имеются и работы по проблемам исторического киевоведения. Уроженец Киева, В. С. Иконников (1841 — 1923) прочно связал свою научную деятельность с Киевским университетом. Здесь он получил высшее образование, стал доцентом, затем профессором, был избран членом-корреспондентом (1893), академиком (1914) Петербургской академии наук, академиком АН УССР (1920). До нашего времени как информационно-справочное пособие сохраняет значение его фундаментальный двухтомный (в четырех книгах) труд «Опыт русской историографии» (третий том остался в рукописи и правленных автором гранках). Многие свои исследования Иконников публиковал в ежемесячном журнале «Университетские записки», редактором которого он состоял сорок лет, начиная с 1873 г.

Одним из создателей и активнейшим сотрудником другого популярного ежемесячного журнала «Киевская старина», издававшегося в Киеве с 1882 по 1906 г., был А. М. Лазаревский (1834—1902) — воспитанник Петербургского университета. Более 20 последних лет своей жизни он прожил в Киеве, официально занимая различные должности в судебных учреждениях. Вместе с тем он продолжал начатое еще в 50-е годы исследование социально-экономической истории Украины после ее воссоединения с Россией. В Киеве в 1888—1902 гг. увидели свет три тома фундаментального труда (не завершенного) Лазаревского «Описание Старой Малороссии». Основательно подкрепленные документальными источниками, работы Лазаревского раскрывают активнейшую роль местных феодалов в развитии крепостнических отношений на Левобережной Украине во второй половине XVII — XVIII в. Тем самым объективно они направлены против антиисторической буржуазно-националистической концепции «бесклассовости» украинского народа.

Общепризнанным у современников и потомков является вклад воспитанника и профессора (с 1877 г.) Киевского, затем (с 1908 г.) Петербургского университетов И. В. Лучицкого (1845—1918) в научную разработку политической и социально-экономической средневековой и новой истории стран Западной Европы. Исследованиями Лучицкого, основанными на многолетнем изучении документальных источников около 30 архивохранилищ Франции, российская медиевистика выдвинулась на одно из первых мест в мировой историографии своего времени. Их фактический материал не утратил научного значения и в наше время.

Несмотря на запретительные циркуляры царизма в отношении употребления украинского языка в науке, литературе, искусстве, усилиями отдельных ученых-энтузиастов развивалось и украинское языковедение. Воспитанник Киевского университета, преподаватель средних учебных заведений Киева П. И. Житецкий (1836—1911), много лет занимаясь изучением истории формирования украинского литературного языка, обобщил свои исследования в работе «Очерк литературной истории малороссийского наречия в XVII в.» (Киев, 1889). Впоследствии он продолжил свои исследования в области украинского языка в тесной связи с изучением русского и других славянских языков, за что в 1898 г. был избран членом-корреспондентом Петербургской академии наук, а спустя еще 10 лет получил от Киевского университета степень доктора наук по филологии.

Признавая, что буржуазная наука может дать ценные работы в специальных областях обществоведения и естествознания, В. И. Ленин решительно отвергал как антинаучные философские основы мировоззрения буржуазных ученых. Характерной чертой развития российского буржуазного обществоведения в целом на рубеже XIX и XX вв. стало начало его глубокого идейного кризиса. Одним из признаков этого кризиса была усилившаяся активность буржуазных ученых в попытках опровергнуть положения научного социализма, с которыми знакомилось все большее число людей, читая печатавшиеся большей частью нелегально труды основоположников марксизма, издания первой российской марксистской группы «Освобождение труда».

Распространявшиеся и даже печатавшиеся в Киеве в 80—90-е гг. труды К. Маркса, Ф. Энгельса, В. И. Ленина вызвали злобную реакцию наиболее реакционной местной профессуры. Одним из первых к яростным попыткам публичного опровержения марксизма прибегнул буржуазный историк, профессор Киевского университета П. Н. Ардашев, опубликовавший в середине 90-х гг. антимарксистский опус в журнале «Русское богатство», которое, по словам В. И. Ленина, «открыло поход против социал-демократов».

Как известно, книга В. И. Ленина «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?» убедительно раскрыла полную научную несостоятельность статей «Русского богатства» против марксистов. Выход в свет этого и других трудов В. И. Ленина ознаменовал начало нового, ленинского этапа в развитии марксизма. Ленинизм стал вершиной мировой науки. Марксистско-ленинская методология создала надежный фундамент для дальнейшего развития всех отраслей научного знания, открыла новые горизонты обществоведческим исследованиям.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить