Поиск

Революционно-народнические кружки и организации.

Серьезный урон понесла в начале 60-х гг. всероссийская революционная демократия под ударами обрушившихся на нее репрессий царизма. Были арестованы Н. Г. Чернышевский, Н. А. Серно-Соловьевич, С. С. Рымаренко и другие активные члены «Земли и воли», приостановлен выпуск и вскоре закрыт «Современник», прекращена деятельность воскресных школ. Самоликвидация в 1864 г. всероссийской организации «Земля и воля», начавшийся разгул реакции — все это сказалось на освободительном движении в стране, ослабило его силу, обескровило ряды мужественных революционных борцов.

Лишь с конца 60-х гг. началось некоторое оживление общественного движения. На арену революционной борьбы вышли народники (Народники — представители разночинной интеллигенции, деятели общественного движения на втором буржуазно-демократическом этапе освободительного движения в России), расширившие и активизировавшие в 70-е гг. XIX в. борьбу против самодержавия, социального и национального угнетения. В это время они, отражая интересы крестьянской демократии, объединяли в своих взглядах боевой демократизм (веру в силу народных масс, стремление к уничтожению самодержавия, призыв к крестьянской революции) и утопический социализм (идеализацию крестьянской общины, веру в коммунистические инстинкты крестьянина, в самобытность развития России). В. И. Ленин называл их блестящей плеядой революционеров 70-х гг.

В конце 60-х — начале 70-х гг. оживление освободительного движения в России вновь нашло свое проявление в создании, формировании студенческих кружков самообразования, постепенно преобразовывавшихся в революционно-народнические. Их состав пополнялся выходцами из разночинцев, члены их переходили к революционно-пропагандистской деятельности, к работе среди народных масс. Часть участников организовавшихся в начале 70-х гг. киевских подпольных кружков П. Б. Аксельрода, В. К. Дебогория-Мокриевича и др. в 1873 г. составили отделение петербургского кружка чайковцев — «Большого общества пропаганды», группы которого существовали в Москве, Одессе, Херсоне.

Своей задачей чайковцы ставили проведение активной революционно-пропагандистской работы среди передовой молодежи. В Киеве они осуществляли ее и среди артельных рабочих: каменщиков, сапожников, столяров и др. В процессе бесед с рабочими чайковцы стремились заострить их внимание на социально-политических вопросах, читали и обсуждали специально подобранную запрещенную литературу («Положение рабочего класса в России» В. В. Берви-Флеровского, «Очерки фабричной жизни» А. Голицинского, «Сила солому ломит» Н. Наумова и др.). Пропагандистская деятельность чайковцев в рабочей среде объективно способствовала расширению кругозора рабочих, революционизировала их, втягивала в освободительную борьбу. В свою очередь народники в первой половине 70-х гг., занимаясь революционно-пропагандистской работой в городах, ставили цель подготовить посредников из рабочих между передовой интеллигенцией п крестьянством, воспитать из них пропагандистов для работы в крестьянской среде.

В Киеве собрались и окончательно выработали свою программу, перешли от провозглашения мирного эволюционного прогресса к пропаганде революционного пути борьбы члены кружка «сенжебунистов», руководимого братьями В. А. и С. А. Жебуневыми. Работая учителями в школах Черниговской губернии, жебунисты одними из первых на Украине начали проводить пропагандистскую деятельность среди крестьян.

К концу 1873 — началу 1874 г. в народничестве стали популярными призывы М. А. Бакунина к немедленной социальной революции, для подготовки и организации которой выдвигалась задача сближаться с массами, идти «в народ». На позиции бакунизма становились и многие члены кружков Киева. Среди них в 1873—1874 гг. выделялась «Киевская коммуна», своеобразная квартира-коммуна, где встречались наиболее энергичные революционеры-народники. Постепенно «Киевская коммуна» превратилась в кружок единомышленников, насчитывавший около 30 человек, готовящихся к походу «в народ». Активными членами его были В. А. Бенецкий, Е. К. Брешковская, В. К. Дебогорий-Мокриевич, И. И. Каблиц, Н. К. Судзиловский, П. Б. Аксельрод, Я. В. Стефанович и др. Готовясь к походу «в народ», члены «Киевской коммуны» создали общую кассу, подбирали популярную пропагандистскую литературу, обсуждали планы, маршруты походов и др. В то же время путем устной пропаганды, а также благодаря распространению книг и брошюр, написанных в форме общедоступных народных рассказов, революционеры проводили работу среди молодежи, рабочих.

Один из членов «Киевской коммуны», известный народник В. К. Дебогорий-Мокриевич вспоминал о деятельности этого кружка: «Сюда же заходили столяры Гаврило и Анисим, чтобы послушать чтение революционных брошюр. Тут можно было услышать длинные речи Каблица, развивающего народнические принципы... Тут раздавалось и энергичное искреннее слово Екатерины Брешковской, и умное замечание Сергея Ковалика. Вот в одной комнате сидит у окна В. и режет на камне с помощью обыкновенного шила печать для подложного паспорта...».

Еще один революционер-народник С. Ф. Ковалик отмечал, что члены «Киевской коммуны» «отличались недюжинной энергией, большой работоспособностью». За время существования «Киевской коммуны» (свыше года) непрерывно обновлялся ее состав, многие революционеры побывали на ее общей квартире, адрес которой с целью конспирации постоянно менялся.

Весной 1874 г. пошли «в народ» искать «залог будущего у самых непосредственных производителей», проводить среди них пропагандистскую деятельность, поднимать их на борьбу и киевские народники, большинство из которых были убеждены в готовности крестьянства к революционному выступлению. Так, летом 1874 г. революционерки А. В. Охрименко и М. А. Коленкина проводили пропагандистскую работу среди крестьян Киевской и Херсонской губерний, Т. Стронская, В. Рогачева, три сестры Каминер распространяли популярные брошюры в селах Совки, Хотов, расположенных вблизи Киева. В с. Хотове вели также пропаганду П. Б. Аксельрод, С. Ткаченко, В. Илясевич. Члены «Киевской коммуны» А. Дробыш-Дробышевский, Н. Горинович в июле 1874 г. проводили пропагандистскую работу среди сезонных рабочих сахарного завода в местечке Шпола Звенигородского уезда Киевской губернии. До Тульчина Подольской губернии дошли Е. К. Брешковская, Я. В. Стефанович, В. Фишер, Л. Шрамков и др. В Жмеринке они изменили «свою профессию» на маляров и продолжали работу в Браилове, Тимкове, Корсуне, Ржищеве и других местечках и селах.

Среди сезонных рабочих каменноугольных копей Харьковской губернии проводили революционно-пропагандистскую деятельность члены «Киевской коммуны» И. Щукин и К. Фрост. В 1874 г. киевские народники Н. Стронский, И. Чернышев проводили такую же работу среди крестьян Кобелякского уезда Полтавской губернии. Народники О. В. Аптекман, К. А. Кац, И. Кулажко проводили беседы, рассказывали о тяжелом положении народа, призывали к борьбе за улучшение своей жизни крестьян с. Славянка Черниговской губернии. Многие члены киевских народнических кружков ходили «в народ» не только в села и местечки губерний Украины, а добирались и в губернии России, на Дон и в Поволжье.

К концу 1874 г. царское правительство арестовало свыше 1000 участников «хождения в народ» по всей стране, многие из которых были осуждены по «Процессу 193-х» на каторгу или поселение в Сибирь. Погромы и аресты коснулись и народнических кружков Киева.

В целом «хождение в народ» революционеров 70-х гг. не достигло желаемых результатов, крестьяне не воспринимали социалистических призывов народнической пропаганды, народники не смогли поднять массы на революцию, несмотря на то, что в этом движении участвовала, как отмечал В. И. Ленин, «масса энергичнейших и талантливых работников...».

Несмотря на подрыв веры «в коммунистические инстинкты» крестьянства, передовая молодежь не теряла надежд на крестьянскую революцию, продолжала пропагандировать народнические идеалы, создавать новые кружки, группы. Активную работу среди рабочих Киева в 1875 г. проводили члены отделения — общины «Всероссийской социально-революционной организации» (кружок «москвичей», или группа «процесса 50-ти») О. С. Любатович, Г. А.Александров, А. С. Хоржевская, М. А. Млодецкий, Н. Г. Подгородецкий, Г. П. Сидорацкий и др. Члены киевской общины «москвичей» устраивались на работу на городские предприятия, пытались организовывать кружки рабочих, в которых проводили занятия, беседы на социально-политическую тематику, читали газету «Работник», популярные брошюры. Как и раньше, члены киевского и других отделений «Всероссийской социально-революционной организации» считали распропагандированных рабочих хорошими посредниками между народниками и крестьянством и с этой целью проводили активную работу в рабочей среде.

В середине 70-х гг. в Киеве среди рабочих революционной пропагандой занимались также участники кружка И. Ф. Совенко, народническая группа А. А. Богдановича и др. Кружок В. К. Дебогория-Мокриевича, или, как его называли, «южных бунтарей» (члены: Я. В. Стефанович, Л. Г. Дейч, В. И. Засулич, С. П. Чубаров, И. В. Бохановский, М. Ф. Фроленко, М. П. Ковалевская, А. М. Макаревич и др.), организовал в Киеве несколько мастерских-артелей столяров, плотников, сапожников, где революционеры-народники стремились сблизиться с рабочими, «привыкнуть к физическому труду», «опроститься», жить их жизнью, нуждами и, конечно же, вести агитационно-пропагандистскую деятельность. Среди рабочих народники распространяли книги «противоправительственного содержания», такие, как «Хитрая механика», «Бог то бог, да и сам не будь плох», и др. Народник Я. В. Стефанович писал впоследствии, что в 1876 г. в Петербурге, Одессе, Киеве «можно было насчитать целые сотни распропагандированных рабочих»

По сведениям III отделения, такие города Украины, как Киев, Одесса, по количеству рабочих, охваченных народнической пропагандой, уступали лишь Петербургу. Однако основные надежды революционеры-народники продолжали возлагать на крестьянство. В. К. Дебогорий-Мокриевич, которого начальник киевского губернского жандармского управления полковник Новицкий характеризовал как одного... «из самых крупных и опасных агитаторов в преступной пропаганде и главным деятелем киевского революционного кружка», уверовав в «бунтарские силы народа», «революционность крестьянских масс», продолжал со своими товарищами проводить пропагандистскую работу среди крестьян.

Правда, тактику деятельности в крестьянской среде народники уже изменили: от «хождения в народ» перешли к организации поселений среди крестьян с целью агитации на почве «ближайших народных требований», осознанных интересов и надежд. Таким путем народники намеревались создать боевые крестьянские отряды, народную революционную организацию, поднять крестьян на «бунты». Однако поселения, созданные в районе Корсуня и Канева, просуществовали недолго, членам кружка не удалось организовать восстание, и уже летом 1876 г. неудачи и преследования полиции привели к ликвидации поселений, чуть позже — к распаду кружка В. К. Дебогория-Мокриевича.

Из кружка «южных бунтарей» в конце 1876 г. выделилась группа народников: Л. Г. Дейч, Я. В. Стефанович, И. В. Бохановский и др., которым удалось частично осуществить задуманные ранее планы — организовать среди крестьян подпольную революционную организацию — «Тайную дружину». Из Киева члены группы на протяжении 1876— 1877 гг. неоднократно выезжали в села Чигиринского уезда Киевской губернии, где призывали неудовлетворенных земельным переделом крестьян к борьбе против помещиков, чиновников и «всех высших сословий», за справедливый передел земли и подготовку всенародного восстания.

Отпечатав в Киеве якобы утвержденные царем документы — «Высочайшую тайную грамоту» и «Обряд святой присяги», народники, используя царистские иллюзии крестьян, распространяли эти фальшивые документы, провели определенную работу по созданию нелегальной крестьянской организации. К лету 1877 г. в «Тайную дружину» входило свыше тысячи крестьян, проживавших в селах Чигиринского и частично Черкасского уездов Киевской губернии. Организаторы крестьянского тайного общества поддерживали связи, делились планами с единомышленниками петербургских, московских народнпческих кружков, с представителями центра «Земли и воли» М. А. Натансоном, В. А. Осинским, А. И. Баранниковым, которые оказывали чигиринцам денежную помощь, присылали революционную литературу. Однако уже осенью 1877 г. была раскрыта деятельность группы Я. В. Стефановича, массовые аресты обрушились на членов крестьянской организации. Арестовали и организаторов тайного общества Л. Г. Дейча, Я. В. Стефановича, И. В. Бохановского, которых спас от смертной казни народник М. Ф. Фроленко, организовав побег из киевской тюрьмы. В целом же, тактический метод, примененный группой Я. В. Стефановича для организации народных масс, не был признан большинством народников центра России.

Поиски путей дальнейшего развития движения, попытки укрепления связей, объединения сил революционеров привели в конце 1876 г. к созданию всероссийской народнической организации «Земля и воля». Ее программа отражала основные народнические положения, тактическая деятельность членов организации основывалась на понимании важности и необходимости агитации за насущные, ближайшие нужды крестьянства. Стремясь расширить сферу влияния, увеличить свои ряды, объединить силы, землевольцы устанавливали п укрепляли связи с периферийными народническими кружками, в том числе и в Киеве. В. К. Дебогорий-Мокриевич и его единомышленники установили с «Землей и волей» федеративные отношения, поддерживая регулярные связи, контакты. Члены народнических кружков Киева Н. Н. Колодкевич, О. В. Аптекман, Д. А. Лизогуб, В. А. Осинский, П. Б. Аксельрод, Я. В. Стефанович, Л. Г. Дейч в разное время входили в центральное ядро всероссийской организации, с помощью петербургских товарищей снабжали революционеров Украины, в том числе Киева, землевольческими изданиями, другой подпольной литературой.

Часть народников России, отыскивая новые пути и методы борьбы, к концу 70-х гг. начинали понимать важность и необходимость политической борьбы, которую они раньше отрицали. Эти изменения во взглядах революционеров были вызваны как дальнейшим развитием народнической идеологии, внутренней эволюцией народничества, так и условиями созревания в стране общенационального кризиса — второй революционной ситуации.

Весной 1877 г. в Киев прибыл член ядра «Земли и воли» В. А. Осинский, активизировавший деятельность подполья города, сплотивший вокруг себя единомышленников в достаточно разветвленный кружок под названием «Исполнительный комитет русской социально-революционной партип», активно включившийся в политическую борьбу против царизма. К этому кружку принадлежали известные революционеры: В. А. Осинский, братья Иван и Игнатий Ивичевичи, И. Ф. Волошенко, В. А. Свириденко, Г. А. ГТопко, Н. Н. Колодкевич, М. Ф. Фроленко и др. Тесную связь с членами «Исполнительного комитета» поддерживал землеволец Д. А. Лизогуб, передавший на революционные дела значительную сумму денег, полученных им в наследство. Влияние кружка распространялось на Житомир, Нежин, Кременчуг, Каменец-Подольский, Одессу, Харьков и другие города Украины.

Члены кружка В. А. Осинского совместно с другими народниками проводили революционно-пропагандистскую работу среди студенческой молодежи, рабочих, в армии. Извлечением денег на революционные цели, пропагандой среди рабочих занималась выделившаяся из кружка В. А. Осинского группа И. И. Басова, в которую входили И. Ф. Зубжицкий, П. Ф. Лобанчук (Гудзь), К. Ф. Багряновский, А. С. Овчинников. Группа И. И. Басова сотрудничала с житомирским кружком рабочих и военных (П. Г. Горский, О. Н. Бильчанский, И. Кречетович и др.), принимавших активное участие в экспроприационных планах киевских народников.

Все киевские кружки поддерживали тесные связи с центральными народническими кружками Петербурга и других городов. В Киев к В. А. Осинскому, мечтавшему о создании всероссийской централизованной организации, часто приезжали из центра землевольцы А. Н. Желябов, Н. Н. Колодкевич и др.

Члены «Исполнительного комитета» совершили несколько террористических актов с целью самозащиты и мести за чинимые представителями царской власти жестокости. В частности, в Киеве в феврале 1878 г. на Малоподвальной улице В. А. Осинский с товарищами осуществил покушение на заместителя прокурора киевского окружного суда Котляревского, который, как объясняли революционеры впоследствии в разбросанной по городу и разосланной должностным лицам прокламации-письме, «...из своекорыстного расчета, из чиновничьего честолюбия... с особым рвением раздувал всякое дело и привлекал к нему массу совершенно невинных людей..., издевался над ними всячески...».

24 мая того же 1878 г. поздним вечером на углу Крещатика и Бибиковского бульвара революционер Г. А. Попко смертельно ранил кинжалом адъютанта киевского губернского жандармского управления Гейкинга. В объявлении, распространенном народниками после смерти Гейкинга, сообщалось, что этот акт являлся наказанием адъютанту «...за слишком уж усердную службу в должности главного киевского шпиона». В Киеве и других городах Украины вскоре распространились отпечатанные в типографии кружка В. А. Осинского прокламации-объявления, в которых объяснялись причины совершения этих террористических актов, осуждались жестокие действия царских властей по отношению к революционерам. При расклейке таких прокламаций-объявлений по ул. Левашовской и Институтской 27 февраля 1878 г. были задержаны студент университета Л. И. Избицкий и его брат Г. И. Избицкий, впоследствии осужденные соответственно к 10 и 15 годам каторжных работ в Сибири.

Кроме печатных прокламаций-объявлений, распространяемых в Киеве, «Исполнительный комитет» рассылал письменные угрозы и предостережения должностным лицам, «если не откажутся от преследования пропагандистов». Такие письма получили харьковский губернатор, начальник харьковского губернского жандармского управления, прокурор одесского военно-окружного суда и др. Деятельность «Исполнительного комитета» в Киеве и других городах, распространение по всей Украине прокламаций с угрозами напугали царское правительство. В июле 1878 г. было созвано особое совещание начальника III отделения, министров внутренних дел, военного и юстиции «...для обсуждения,— как сообщалось в одном из документов отделения,— тех мер, которые необходимо принять, дабы остановить развитие вредной для государственного порядка деятельности подпольного социалистического кружка, именующегося «Исполнительным комитетом русской социально-революционной партии» и избравшего театром своих действий преимущественно Киев, Харьков и Одессу». Решения этого совещания были направлены на усиление жандармерии, полиции, выделение дополнительных средств на сыскную полицейскую часть, увеличение личного состава жандармских чинов и пр. И, как показали дальнейшие события, указания незамедлительно начали осуществляться на местах. Постоянные выслеживания, активизация сыскной полиции, жандармерии повлекли за собой повальные аресты членов революционно-народнических кружков, в том числе и в Киеве. В январе 1879 г. был схвачен В. А. Осинский, арестованы его товарищи по «Исполнительному комитету», члены других местных подпольных групп. При арестах В. Осинский и члены его кружка оказали вооруженное сопротивление полиции, жандармам. Долго тянулось следствие. Мужественно вели себя на суде революционеры. Как сообщал киевский губернский прокурор министру юстиции 6 мая 1879 г., В. А. Осинский заявлял на суде: «Я имею честь быть членом русской социальной партии, и как по своему личному убеждению, так и по принципам общества признаю лишь суд общественной совести; что же касается до настоящего, то я его не признаю и ни на какие вопросы отвечать не желаю». В мае 1879 г. киевский военно-окружной суд приговорил В. А. Осинского, Л. К. Брандтнера, В. А. Свириденко к смертной казни.

Аресты, происходившие в январе—феврале 1879 г., вырвали из рядов революционеров Киева многих самоотверженных борцов. Схваченных и казненных заменяли новые мужественные революционеры.

В августе 1879 г. организация «Земля и воля» распалась на «Народную волю» и «Черный передел», в центр которых вошли видные революционеры А. И. Желябов, А. Д. Михайлов, С. Л. Перовская, В. И. Фигнер, Г. В. Плеханов, В. И. Засулич, М. Р. Попов, Я. В. Стефанович и др. Многие из них прошли школу боевого революционного воспитания в народнических кружках Украины, в том числе Киева (М. Ф. Фроленко, Н. П. Колодкевич, Я. В. Стефанович, В. Й. Засулич и др.). Организация «Черный передел» осталась на старых позициях, придерживаясь в целом землевольческой программы и тактики. «Народная воля» поставила перед собой как первоочередную задачу борьбу за политические свободы, перешла к решительному штурму самодержавия, стремилась привлечь в свои ряды все революционно-демократические силы страны, развернула особенно активную деятельность среди интеллигенции, рабочих, офицеров.

Желая привлечь все народнические кружки на свою сторону, осенью 1879 г. с этой целью центральный кружок народовольцев посылал своих представителей (М. В. Ланганса, Н. Н. Колодкевича, М. Н. Тригони) в Киев. От «Черного передела» в Киев прибыл М. Р. Попов.

Несмотря на разногласия, существовавшие между руководителями организаций по идейно-тактическим вопросам, часто на местах народовольческие и чернопередельческие кружки и группы совместно проводили революционно-пропагандистскую работу, создавали объединенные кружки. Подтверждением этого может быть организованный к осени 1879 г. в Киеве объединенный кружок чернопередельцев и народовольцев, возглавляемый М. Р. Поповым и Д. Т. Буцинским. Бывший член «Земли и воли» М. Р. Попов вынашивал идею объединения революционных сил «Народной воли» и «Черного передела», что и стремился воплотить в жизнь в Киеве, где, как он вспоминал, «революционеры не переводились, вместо выбывших немедленно появлялись другие». В объединенный кружок Попова—Буцинского входили народники С. Д. и М. Д. Диковские, П. Лозянов, И. Иванов, И. Присецкий, М. Клименко, В. Жуков, Н. Подревский и др. Работа кружковцев активизировалась, оживилась, устанавливались связи с передовыми студентами, рабочими, распространялась революционная литература, делались попытки устроить собственную типографию и издавать журнал.

М. Р. Попов вынашивал план создания рабочей революционной организации и по этому вопросу советовался с Г. В. Плехановым, который приезжал в Киев и привозил программу «Северного союза русских рабочих» — одной из первых рабочих организаций в России. Работа членов кружка Попова—Буцинского в этом направлении была прервана начавшимися арестами.

Среди членов кружка выделялся бывший студент Киевского университета Игнатий Иванов. «Чрезвычайно деятельный, со стальным характером и талантливый оратор...», имеющий «все способности, необходимые организатору — логичный сильный ум, умение проникать в души людей, искреннюю преданность делу, которому он посвятил себя...»,— так характеризовал его М. Р. Попов.

Человеком «...высокой морали, скромного и безупречного отношения к товарищам по делу», пользовавшимся «всеобщей любовью и уважением» был Д. Буцинский. Через него кружковцы поддерживали связи с Петербургом, Москвой, с народниками Харькова, Одессы, Херсона. Под руководством Буцинского изготовлялись разрывные бомбы, добывался динамит, заготовлялись фальшивые паспорта для заподозренных полицией товарищей.

И. К. Иванов, И. А. Присецкий, М. Р. Попов проводили пропагандистскую работу в саперной бригаде. Успешная работа среди саперов воодушевляла народников на проведение революционной пропаганды «...среди других родов войск, расположенных в Киеве».

После арестов (февраль 1880 г.) и суда (июль 1880 г.) над членами кружка Попова—Буцинского оставшиеся на свободе товарищи издали и распространили в Киеве две прокламации: «Зверская расправа над политическими заключенными 6 июля 1880 г. в Киеве» и «Суд над социалистами в Киеве 14 июля 1880 г.».

«Народная воля», «Черный передел» стремились к широкому привлечению киевских революционеров на свою сторону, активизации деятельности местных кружков. Так, в 1879—1880 гг. представители «Народной воли» проводили соответствующую работу среди членов киевского народнического кружка, возглавляемого В. И. Бычковым и И. Я. Левинским. Прибывшему в Киев агенту «Народной воли» А. С. Златопольскому удалось в начале 1880 г. придать этому кружку народовольческое направление. Как вспоминал А. И. Бычков (брат одного из руководителей кружка), внимание кружка Бычкова—Левинского было сконцентрировано на подготовке террористических актов, хотя в то же время члены его проводили работу среди интеллигенции,студентов, гимназистов. Один из трех братьев Бычковых — Евгений, прапорщик 48-го резервного батальона, вместе с другими членами кружка проводил революционно-пропагандистскую работу среди слушателей кадетского корпуса, военной фельдшерской школы.

Все народнические кружки, существовавшие в Киеве в 1879—1881 гг., проводили довольно активную работу среди рабочих, хотя способствовать развитию их классового сознания не могли, так как не понимали интересов и задач пролетариата в целом. В основном пропаганда велась среди рабочих железнодорожных мастерских, ремонтных мастерских киевского пароходства, ремесленных предприятий Подола, на заводе «Арсенал» и др. Члены кружка Попова— Буцинского установили тесные связи с рабочими железнодорожных мастерских, среди которых выделялись своей активностью А. и С. Поплавские, Я. Даньков, М. Ромась. Кружок Бычкова—Левинского также направил несколько своих членов для деятельности среди рабочих.

В апреле 1880 г. в Киев, центр «революционной агитации для всей южной России»,— как писала газета «Киевлянин», прибыли энергичные и талантливые революционеры-чернопередельцы Е. Н. Ковальская и Н. П. Щедрин, которые за короткий срок создали здесь народнический кружок «Южнорусский рабочий союз» (1880—1881 гг.). В центральное его ядро входили П. И. Иванов, С. И. Богомолец, М. Н. Присецкая, А. И. Преображенский, И. Н. Кашинцев и др. В созданной Е. Н. Ковальской и Н. П. Щедриным программе «Союза» указывалась необходимость борьбы для достижения «экономического переворота», за которым последует и политический переворот. Первоочередным средством борьбы признавался «фабричный террор», посредством которого завоевывались симпатии рабочих и приобреталось влияние на них. «Южнорусский рабочий союз» имел широкое поле деятельности: организовывал рабочие кружки, поддерживал деятельные связи с другими народническими кружками, печатал в подпольной типографии и впоследствии распространял прокламации, проводил пропаганду среди крестьян.

Активную работу члены всех народнических кружков Киева периода 1879—1881 гг. развернули среди рабочих ремесленных предприятий Подола, завода «Арсенала» и Главных железнодорожных мастерских. В лекциях по истории, политической экономии акцентировалось внимание на тяжелом положении рабочего класса, на необходимости замены политического и экономического строя в России и др. Проводились массовые сходки и собрания рабочих. Организованная народниками Киева подпольная библиотека, имевшая большое количество народнической литературы, произведений Чернышевского, Добролюбова, Лассаля, Дарвина, Флеровского, была также к услугам передовых рабочих.

Наиболее сознательных рабочих народники посвящали в свои штаны, привлекали к революционно-практическим делам. Некоторые из них часто переходили на нелегальное положение, становились профессиональными революционерами. К созданию массового подпольно-революционного рабочего союза стремились руководители народнического «Южнорусского рабочего союза» Н. П. Щедрин и Е. Н. Ковальская. Однако и их планам не суждено было сбыться, поскольку полиция в апреле 1881 г. разгромила «Союз», активные его члены были арестованы и осуждены на каторжные работы.

Но уже в мае 1881 г. в Киев прибыл агент «Народной воли» П. В. Гортынский. К осени 1881 г. он сформировал народовольческий кружок, члены которого пытались наладить организаторско-пропагандистскую работу среди студенческой молодежи и рабочих. Массовые аресты в начале 1882 г. прервали эту деятельность.

Революционеры, избежавшие арестов, начавшихся повсеместно после убийства народниками 1 марта 1881 г. царя Александра II, пытались создать в Киеве новые кружки и группы. К осени 1882 г. окончательно сложилась народовольческая группа, возглавляемая А. Н. Бахом (члены А. Спандони-Басмандяш, С. Росси, Н. Захарьин, Н. Кржеминский и др.). Одна из тогдашпих руководительниц «Народной воли» В. Н. Фигнер, приезжавшая в Киев осенью 1882 г., впоследствии вспоминала: «Киевская группа, как и другие группы, вела пропаганду среди рабочих, среди молодежи и общества. Она имела свою широкую территорию деятельностп вблизи расположенных губернских городов и, как по численности, так и по качественному составу, занимала второе место после московской».

Группа А. Н. Баха после выработки и принятия устава назвала себя киевской организацией «Народной воли». Ее влияние было довольно широким: связи поддерживались с революционерами Чернигова, Житомира, Каменец-Подольского и других городов. Члены группы вели активную пропагандистскую работу среди студентов, гимназистов, рабочих. В подпольной типографии группы на протяжении 1882—1883 гг. были напечатаны прокламации, воззвания: «К интеллигенции от киевской организации партии «Народная воля», «Братья-рабочие», «Киевские студенты!», «Від київських соціалістів «Народної волі» українському народу. Лист перший». Группа имела также склад изданий «Народной воли».

Группа А. Н. Баха была разгромлена. Но и после этого в Киеве продолжали создаваться народовольческие кружки и группы. Хотя деятельность их из-за постоянных преследований и репрессий была непродолжительной, но даже ревностные служители жандармерии вынуждены были признать, что Киев «с его революционными кружками, участники коих всегда отличались смелостью и решительным образом действий, соединил в себе достаточные силы для организации разных революционных предприятий». Так, к концу 1883 г. в Киев приехали и организовали кружок супруги М. П. и П. В. Шебалины (члены: А. Борисевич, В. Панкратов, М. Васильев, Н. Завадовский и др.), носивший название «Юго-западная группа партии «Народная воля». Кружковцы устроили хорошо оборудованную подпольную типографию, где печатались прокламации, воззвания, народническая литература. Готовилось издание подпольной газеты «Социалист», типографский набор первого номера которого полиция обнаружила во время арестов и обысков весной 1884 г. Кружковцы поддерживали связи с петербургскими и харьковскими революционерами-народниками.

На киевских народников, в частности на группу М. П. и П. В. Шебалиных, большие надежды возлагала «Молодая партия «Народной воли», центральный кружок которой возник зимой 1883—1884 гг. в Петербурге во главе с П. Ф. Якубовичем. В конце января 1884 г. П. Ф. Якубович приехал в Киев, где добился поддержки своих действий со стороны кружковцев Шебалина и ознакомил их с проектом программы новой организации. Было намечено совместно организовать в Киеве съезд «местных революционных деятелей» и народников из других городов, а также заключено соглашение о взаимоподдержке в вопросах создания новой организации «Молодой партии «Народной воли» и о подготовке к изданию десятого номера листка «Народной воли» (предполагалось напечатать его одновременно в Петербурге и Киеве). Члены распорядительной комиссии центральной (старой) группы «Народной воли» во главе с Г. А. Лопатиным, пытаясь удержать под своим влиянием существующие народнические кружки, также приезжали в Киев и вели переговоры с группой М. П. Шебалина. Однако осенью 1884 г. были арестованы П. Ф. Якубович, Г. А. Лопатин, член народнических кружков Киева и других городов страны.

В последующие годы попытки наладить широкую организационно-пропагандистскую работу народнических групп в Киеве оказались безуспешными.

Упадок народничества в целом ускорялся распространением в России трудов К. Маркса и Ф. Энгельса, изданий первой российской марксистской группы «Освобождение труда», активностью борьбы рабочего класса, созданием революционных кружков, находящихся уже под влиянием марксистской идеологии. Вместе с тем усиливалось в народничестве во второй половине 80-х — 90-х гг. либеральное течение, представители которого пропагандировали не революционную борьбу, а мелкие реформы, ничего, по существу, не менявшие в эксплуататорском обществе.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить