Поиск

Революционно-демократическая пропаганда на рубеже 50—60-х гг.

В обстановке революционной ситуации, которая складывалась, большое значение имели распространение по стране изданий Вольной русской типографии, созданной за границей А. И. Герценым и Н. П. Огаревым («Колокол», «Полярная звезда», «Голоса из России», прокламации-воззвания), на страницах которых велась пропаганда программных и тактических положений революционной демократии, разоблачался самодержавный строй, звучали призывы к активным действиям. Руководитель революционной демократии в России Н. Г. Чернышевский идею крестьянской революции, идею борьбы масс за свержение всех старых властей проводил «через препоны и рогатки цензуры...» в широко распространявшемся по стране журнале «Современник».

Революционно - демократическая пропаганда находила благодатную почву среди передовых студентов университетов, учеников средних учебных заведений, представителей прогрессивной интеллигенции, которые начали во второй половине 50-х — начале 60-х гг. группироваться в тайные кружки, группы, общества. Возникали объединения единомышленников и в Киеве.

Одним из первых подпольных кружков на Украине, деятельность которого проходила в конце 50-х гг. в Киеве, было харьковско-киевское тайное общество, ставившее главными задачами организацию борьбы за изменение политического строя России, ликвидацию крепостничества, провозглашение республики. Первоначально общество возникло в Харькове в 1856 г. В него вошли передовые студенты университета. Большинство членов общества, такие, как Я. Н. Бекман, М. Д. Муравский, П. В. Завадский, П. С. Ефименко, В. О. Португалов, А. А. Тыщннский и др., отстаивали необходимость распространения революционных идей, расширения борьбы против самодержавия, установленпя в России республиканского строя. Меньшинство же участников общества (братья А. и В. Раевские и др.) придерживались более умеренных взглядов и, подобно части своих предшественников-декабристов, пропагандировали борьбу за конституционно-монархическое правление в стране.

Деятельность членов общества началась с написания и распространения листовок-воззваний, памфлетов, писем, где разоблачались прогнившие порядки крепостнической России, высмеивались ее верные стражи-сатрапы. Большое внимание общество уделяло собиранию, переписыванию и распространению изданий А. И. Герцена, Н. П. Огарева: журнала «Колокол», альманахов «Полярная звезда», «Голоса из России». Путем личных контактов и переписки активные члены харьковско-киевского общества установили и поддерживали связи с Вольной русской типографией А. И. Герцена и Н. П. Огарева, с единомышленниками в Петербурге и Москве.

После студенческих волнений в Харьковском университете (апрель 1858 г.), в которых активно участвовали и члены тайного общества, большинство из них были исключены из университета и для продолжения учебы вынуждены были перевестись в Киевский университет.

В это время здесь уже существовало несколько подпольных полулегальных кружков, групп, польских гмин (общин), состоявших из передовой студенческой молодежи. Взгляды участников этих тайных групп, кружков формировались под влиянием дальнейшего размежевания революционно-демократических и либеральных сил в стране. Обсуждая общую главную задачу того времени — ликвидацию крепостного права, изменения государственного устройства России, деятели подполья Киева, как и страны в целом, расходились в выборе путей и методов решения этого вопроса. Отсюда вытекало и определенное размежевание взглядов членов тайных кружков, отсутствие единства мнений и др.

Наиболее известным в Киеве был кружок «Пуристов», возникший в 1856 г. и возглавляемый студентом медицинского факультета Ф. Новицким. «Пуристы» выпускали рукописную газету «Смесь», читали, обсуждали и распространяли «Колокол», вовлекали в подпольную деятельность передовую интеллигенцию города.

В 1858—1859 гг. центр харьковского тайного общества практически переместился в Киев в связи с переездом сюда его членов. Я. Н. Бекман, М. Д. Муравский, П. С. Ефименко, А. А. Тыщинский, В. О. Португалов, М. Ф. Левченко, составлявшие революционно-демократическое крыло общества, активно включились в подпольную деятельность, продолжали распространять среди передовых студентов «Колокол», «Полярную звезду», «Голоса из России», «С того берега», прокламацию «Юрьев день! Юрьев день!», журнал «Современник» и др.

«И здесь, как в Харькове,— писал киевский губернатор Васильчиков попечителю Киевского учебного округа Н. И. Пирогову,— они старались распространять запрещенные сочинения, преимущественно Искандера, распускали тревожные слухи о начальствующих лицах, прибегая к пасквилям, деятельно принялись за воскресные школы и за обучение в них народа, составили также литературные кружки для прикрытия своих членов... находились в сообщениях... с харьковскими своими единомышленниками».

Члены киевского подполья устанавливали и поддерживали связи (личные контакты, переписка) с тайными кружками, группами Петербурга, Москвы, Харькова, Одессы. Я. Н. Бекман, М. Д. Муравский, П. В. Завадский, А. А. Тыщинский регулярно переписывались со своим товарищем по харьковскому тайному кружку революционером С. С. Рымаренко, разделявшим замыслы Н. Г. Чернышевского, Н. А. Добролюбова, Н. А. Серно-Соловьевича. С московским подпольным кружком «вертепников» харьковско-киевское общество поддерживало связи через своего члена П. С. Ефименко, некоторое время обучавшимся в Московском университете. Он пересылал товарищам нелегальную литературу. За советами, практической помощью, революционной литературой в Лондон к А. И. Герцену и Н. П. Огареву ездили члены харьковско-киевского общества И. Богомолов, М. Мазуренко.

Одной из форм подпольной деятельности членов харьковско-киевского общества, демократически настроенных студентов университета было их участие в создании воскресных школ, использование работы в них в пропагандистских целях. В созданных в Киеве в 1859 г. воскресных школах студенты университета (учителя) — члены тайного общества усматривали заведения для просвещения, распространения знаний в среде народных масс, стремились отстаивать более демократические методы обучения. Революционно настроенные участники общества Я. Н. Бекман, М. Д. Муравский, П. В. Завадский, М. Ф. Левченко, В. О. Португалов распространяли среди участников воскресных школ передовые идеи, расширяли антиправительственную пропаганду. Большую помощь воскресным школам на Украине оказал Т. Г. Шевченко, пребывание которого в Киеве в июле— августе 1859 г. имело большое значение для подъема настроений п деятельности участников киевского подполья. Поэт-демократ Т. Г. Шевченко встречался, беседовал с организаторами, будущими учителями воскресных школ, с представителями прогрессивной общественности Киева.

По мере расширения деятельности передовых учителей воскресных школ в Киеве, проникновения в ученическую среду «свободомыслия» местные власти начинали ограничивать работу школ, придирчиво проверять настроения их преподавателей, отстранять «неблагонадежных» от участия в учебном процессе и др.

Аресты в 1860 г. членов харьковско-киевского тайного общества повлекли за собой уменьшение количества передовых учителей в этих школах, вырвали из рядов киевского подполья активных деятелей.

В целом, несмотря на малочисленность участников революционного подполья Киева этого времени, отсутствие единства взглядов, деятельность их постепенно активизировалась, расширялись контакты с петербургским подпольным революционным центром, Вольной русской типографией. Общественно-политическое движение в Киеве развивалось как неотъемлемая часть всероссийской борьбы прогрессивных и революционно-демократических сил против самодержавия и крепостничества.

Более четкое размежевание, разделение тайных обществ, кружков и групп происходит по всей стране, в том числе и в Киеве, после реформы 1861 г. Большинство участников киевского подполья, утверждаясь на революционно-демократических позициях, продолжало пропагандировать революционные пути и формы борьбы с самодержавием, остатками крепостничества, проводило в этом направлении активную работу. Вопросам решенпя ближайших задач освободительной борьбы, взаимодействия в ней русских, украинских и польских революционеров были посвящены четыре номера рукописного журнала «Самостайне слово», издаваемого киевским подпольем в 1861 г.

Продолжалась работа и по распространению запрещенной литературы. Издания заграничного лондонского отделения всероссийской организации «Земли и воли». («Колокол», прокламации-воззвания), влиявшие на формирование взглядов передовой молодежи и объединявшие вокруг себя все большее количество единомышленников, местные власти Киева находили при обысках у студентов университета, гимназистов, передовой пнтеллигенции. Так, произведения Герцена, Огарева, Чернышевского, Шевченко распространял в 1861 г. среди учащихся Киевского военного училища студент университета и одновременно преподаватель этого училища Е. М. Моссаковский. Он организовал и возглавил подпольный кружок, состоящий из демократически настроенных учащихся и преподавателей этого учебного заведения. На собраниях кружка проводились беседы на социально-политические темы, читалась, изучалась, обсуждалась запрещенная властями литература: «Колокол», «Полярная звезда», произведения В. Г. Белинского, А. И. Герцена, Н. П. Огарева, стихи декабристов К. Ф. Рылеева, А. А. Бестужева, Т. Г. Шевченко. Е. М. Моссаковский обсуждал с членами кружка вопросы отмены крепостного права, пути и методы борьбы с существующим строем, призывал к объединению сил революционеров для уничтожения «ненавистного врага» и установления в России республиканского демократического правления. Деятельность Е. М. Моссаковского и членов его кружка среди учащихся училища способствовала расширению их кругозора, вызывала недовольство существующими в училище порядками, нежелание подчиняться ненавистному начальству. В ноябре 1861 г. кружок Моссаковского был раскрыт полицией.

Активную агитационно-пропагандистскую работу в 1861 —1862 г. проводил еще один деятель подполья Киева подполковник А. А. Красовский. До прибытия в Киев он находился на военной службе в Петербурге, участвовал в работе столичных подпольных кружков, был знаком с Н. Г. Чернышевским, Н. А. Добролюбовым, Т. Г. Шевченко. Приехав в сентябре 1861 г. в Киев, Красовский активно включился в подпольно-пропагандистскую работу, распространяя среди передовой молодежи произведения Вольной русской типографии, подпольные прокламации-воззвания. Совместно с другими членами киевского подполья А. А. Красовский, переодетый в украинский национальный костюм, выезжал в близлежащие села, изучал быт, нравы, обычаи, настроения и стремления крестьян. Когда весной 1862 г. вспыхнули волнения крестьян, причиной которых явилось составление и введение уставных грамот, усилилась и агитация членов всероссийской организации «Земля и воля», членов подпольных кружков страны. Они призывали крестьян бороться за свои права, готовиться ко всеобщему массовому восстанию, намечавшемуся на весну—лето 1863 г.

Деятели подполья Киева возлагали большие надежды на крестьянское восстание, поэтому незамедлительно реагировали на любое проявление недовольства среди народных масс. Так, А. А. Красовский весной 1862 г. выезжал в Каневский уезд Киевской губернии с целью проведения агитационной работы среди недовольных крестьян, призывал их не подписывать уставные грамоты, бороться за подлинную волю и землю. Под влиянием агитации А. А. Красовского волнение среди крестьян усилилось, они не поддавались ни на какие уговоры местных властей, неподчинялись полиции.

На «усмирение» крестьянского выступления киевский губернатор приказал послать батальон солдат Житомирского пехотного полка, дислоцированного в Киеве. Стремясь не допустить кровавой расправы над непокорными крестьянами, А. А. Красовский написал воззвание и разбросал десять экземпляров на территории расположения Житомирского полка. Воззвание призывало солдат отказаться от участия в подавлении волнения в Каневском уезде, напоминало, что сами они выходцы из крестьян, которых они должны усмирять, что они друзья, спасители народа, а не палачи и поэтому не должны подчиняться начальству, действовать дружно, организованно, не исполнять «окаянный приказ», «до народа и пальцем не дотрагиваться».

Под воздействием воззвания А. А. Красовского среди солдат батальона началось брожение, приказ об участии их в подавлении волнения крестьян Каневского уезда не был приведен в исполнение. Солдаты высоко оценили гражданское мужество А. А. Красовского. В письме, переданном ему, они благодарили «честного и благородного страдальца» за любовь «к бедному солдату и его брату — бедному мужику», клеймили бесчестием тех, кто выдал А. А. Красовского, сообщали, что несколько экземпляров воззвания у них не доискались, они «...их напамять заучили и в другие полки, кому след, передали». На следствии А. Красовский не ответил на вопрос, кто передал ему письмо, а заявил, что он глубоко признателен тем, кто написал его, за оказанные «внимание, дружбу и расположение», чем «всю-жизнь будет гордиться».

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить