Поиск

Отзывы Т. Г. Шевченко о Киеве и его встречи с воспитанниками университета во время ссылки и после освобождения.

За написание и распространение сочинений революционного содержания и участие в тайном Кирилло-Мефодиевском обществе в Киеве Т. Г. Шевченко был отдан в солдаты и сослан в Оренбург. Николай I запретил поэту писать сочинения и рисовать. На целое десятилетие царское правительство обрекало борца за свободу па мучения.

«Если бы я был изверг, кровопийца,— писал Т. Г. Шевченко в дневнике о своих мучениях спустя десять лет (19 июня 1857 г.),— то и тогда для меня удачнее казни нельзя было бы придумать, как сослав меня в Отдельный Оренбургский корпус солдатом... И ко всему этому мне еще запрещено рисовать. Отнято благородней[шу]ю часть моего бедного существования. Трибунал под председательством самого сатаны не мог бы произнести такого холодного, нечеловеческого приговора. А бездушные исполнители приговора исполнили его с возмутительной точностью».

Несмотря на тяжелую солдатскую муштру, неусыпный надзор военного начальства, оторванность от передовых людей России и Украины, Т. Г. Шевченко не пал духом, нашел в себе силы, чтобы не только выстоять, выдержать испытания, но и бороться, писать сочинения и рисовать, поддерживать связь со своими друзьями, находить друзей и единомышленников в Оренбургском крае. За время ссылки он написал более ста поэтических сочинений и девять повестей на русском языке, создал большое количество рисунков, картин и портретов. Царскому правительству не удалось добиться своей цели: Т. Г. Шевченко сохранил свои революционно-демократические убеждения и остался верным борцом против самодержавно-крепостнического строя.

Т. Г. Шевченко помнил Киев и очень сожалел, что ему не пришлось воспользоваться с трудом добытым назначением учителя рисования в Киевском университете. В письме к губернатору поэт 16 июля 1847 г. из Орской крепости, где он служил солдатом в первый год своей ссылки, просил возвратить ему отобранные при аресте рисунки, среди которых были и виды Киева. «Предложил бы вам виды Киева,— писал Т. Г. Шевченко,— но они не окончены, а во-вторых, хотя неясно, они мне будут здесь напоминать наш прекрасный Киев». Поэт глубоко и навечно полюбил славный город на Днепре, где ему посчастливилось жить и более года работать в Археографической комиссии. В Киеве он много писал стихотворений п рисовал, поддерживал постоянные связи с университетом, вошел в тайное общество.

В письме к В. М. Репниной от 24 октября 1847 г. Т. Г. Шевченко писал о своей горькой судьбе солдата-ссыльного: «По ходатайству нашему, добрая моя Варвара Николаевна, я был определен в Киевский университет, и в тот самый день, когда пришло определение, меня арестовали и отвезли в Петербург 22 апреля (день для меня чрезвычайно памятный), а 30 мая мне прочитали конфирмацию, и я был уже не учитель Киевского университета, а рядовой Оренбургского линейного гарнизона».

Оценивая свое участие в Кирилло-Мефодиевском обществе, Т. Г. Шевченко в письме к актеру и певцу С. С. Гулаку-Артемовскому 15 июня 1853 г. отмечал: «Ты пишешь, что не знаешь дела, по которому меня постригли в солдаты! Знай же, что дело не подлое...». Поэт не сомневался в справедливости дела, за которое пострадал. В ссылке он неоднократно возвращался к воспоминаниям об участниках тайного общества и интересовался их судьбой.

И в далеком Оренбургском крае Т. Г. Шевченко пришлось встречаться с воспитанниками Киевского университета: С. П. Левицким, окончившим университет и служившим в Оренбурге чиновником пограничной комиссии (1845—1850), Е. Врублевским — участником освободительного движения, засланным солдатом в Раимское укрепление, где он и умер; Н. П. Янишевским, который окончил юридический факультет и служил чиновником в канцелярии генерал-губернатора в Оренбурге. Особенно дружеские отношения сложились у поэта с С. П. Левицким, с которым его связывала и близость политических взглядов.

В 1850 г. С. П. Левицкий получил отпуск и ездил в Петербург. Т. Г. Шевченко поручил ему встретиться со многими знакомыми и просить их ходатайствовать об его освобождении или хотя бы облегчении режима на службе. Он выполнил поручение, сообщив об этом в письме от 6 марта 1850 г. Там же он писал о своих связях с революционно настроенным магистром (воспитанником Харьковского университета) Н. А. Головко, служившем в Петербургском университете. Н. А. Головко распространял идеи Т. Г. Шевченко и сообщил о том, что имеется тысяча и более людей, готовых стоять за дело борьбы против несправедливого строя. Вскоре на Т. Г. Шевченко в Оренбурге одним из офицеров был подан донос, что, он, нарушая царский запрет, писал стихи, рисовал и ходил в гражданском платье. Военные власти арестовали поэта, нашли у него письмо С. П. Левицкого. Следствие велось в Оренбурге и Петербурге, где находились С. П. Левицкий и Н. А. Головко. Во время ареста последний застрелился. Жандармам не удалось уличить С. П. Левицкого в каких-либо связях, и его освободили. Т. Г. Шевченко поплатился еще большей неволей: его отправили в отдельный батальон в Новопетровское укрепление, расположенное на полуострове Мангишлак вблизи берега Каспийского моря. В такой глуши поэт провел семь лет ссылки. И там он неоднократно вспоминал о своем друге С. П. Левицком, умершим спустя несколько лет (1855).

В Новопетровском укреплении Т. Г. Шевченко написал на русском языке повесть «Близнецы» (1855), главный герой которой студент Киевского университета Савватий Сокира. Закончив медицинский факультет, он стал врачом, человеком передовых взглядов. Этот образ в повести противопоставляется Зосиму Сокире, его брату-близнецу, который обучался в Петровском кадетском корпусе в Полтаве, стал офицером — подлым и аморальным типом, подобных которому Т. Г. Шевченко встречал во время десятилетней ссылки.

Возвращаясь из ссылки летом 1857 г., Т. Г. Шевченко прибыл в Астрахань, где встретился с воспитанниками Киевского университета: учителем местной гимназии И. П. Клопотовским, врачами госпиталей и военных частей И. Ф. Муравским, С. А. Незабытовским, Ф. И. Чельцовым, Т. И. Зброжеком. Они оказались большими почитателями поэтического и художественного таланта Т. Г. Шевченко и устроили ему горячий прием. В дневнике поэта И. П. Клопотовский сделал красноречивую запись: «Встретил я в Астрахани старого моего бывшего профессора Киевского университета, дражайшего и любимейшего нашего поэта, и встретил я его с величайшей радостью в такой далекой стороне, которого я встретил как отца, как брата, как величайшего друга, и имел счастие прожить с ним несколько дней почти вместе». Эта запись сделана 15 августа 1857 г. и свидетельствовала о влиянии Т. Г. Шевченко на воспитанников Киевского университета, которые с далеких времен помнили и почитали поэта.

По пути на свободу Т. Г. Шевченко почти полгода прожил в Нижнем Новгороде, пока царское правительство решало его дальнейшую судьбу. И здесь он встретил воспитанников Киевского университета — учителя Нижегородской гимназии А. А. Бобрижицкого, секретаря Нижегородской казенной палаты К. А. Шрейдерса, врачей Ф. Н. Волхонского и П. П. Малюгу, ехавших в Иркутск на службу. А. А. Бобржицкий знал Т. Г. Шевченко еще по Киеву. А. А. Бобржицкий и К. А. Шрейдерс были людьми передовых взглядов, помогали Т. Г. Шевченко и создавали вокруг поэта атмосферу доброжелательности. Т. Г. Шевченко часто бывал у них дома, беседовал. Об этих беседах Бобржицкий рассказывал учителю русской словесности Нижегородской гимназии А. Ф. Мартынову, который записал их и изложил в воспоминаниях. В Нижнем Новгороде Т. Г. Шевченко встречался с бывшими декабристами И. А. Анненковым и А. Н. Муравьевым, интересовался освободительным движением, сочинениями А. И. Герцена и его изданиями — «Полярная Звезда», «Колокол», и «Голоса из России», писал революционные поэмы — «Неофиты», «Юродивый» и др.

Получив разрешение на жительство в Петербурге, Т. Г. Шевченко в начале марта 1858 г. выехал из Нижнего Новгорода в Москву. Там он встречался со своими друзьями, и среди них был первый ректор Киевского университета М. А. Максимович, тепло и сердечно встретивший поэта. 25 марта 1858 г. М. А. Максимович устроил обед в честь Т. Г. Шевченко, где прочитал посвященные ему стихи.

После нескольких дней, проведенных в Москве, поэт поспешил в Петербург, где его ожидали друзья и соратники по борьбе. Он был исполнен решимости и страстного желания стать в ряды революционных демократов, возглавляемых Н. Г. Чернышевским и Н. А. Добролюбовым.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить