Поиск

Участие киевлян в гайдамацком движении 40—50-х гг.

В середине XVIII в. гайдамацкое движение на Украине достигло качественно нового уровня. Преодолевались локальность и стихийность в действиях повстанческих отрядов. Все отчетливей становилась тенденция к объединению сил гайдамаков, созданию более крупных боеспособных отрядов. В ходе классовых сражений оформлялись социальные идеалы и лозунги повстанцев.

Не стоял в стороне от этих событий и Киев, его свободолюбивое трудящееся население. Несмотря на жесточайшие репрессии царских властей и гетманской администрации, городские низы — ремесленники, мелкие торговцы, крестьяне предместий — продолжали поддерживать повстанцев, оставались активной силой гайдамацкого движения. Уже в июле 1745 г. жители Преворки, обойдя многочисленные форпосты, совершили нападение на местечко Гостомель, принадлежавшее Житомирскому подчашию Я. Якубовскому. Успешными оказались также действия отряда киевлян, возглавлявшегося Е. Кологривым — в 1745 г. он несколько раз нападал на с. Кащеевка, находившееся в собственности бышевского старосты Ожги.

В дальнейшем размеры помощи повстанцам со стороны трудового люда Киева существенно возросли. Гайдамак В. Назарович на допросе заявил (осень 1747 г.), что отряд, совершивший нападение на местечко Чернобыль, состоял в основном из киевских мещан. Сперва они тайно собирались на Подоле в доме цирюльника Афтаножного. Во время совещаний был выработан план действий. Вскоре повстанцы перешли русско-польскую границу и разорили усадьбу чернобыльского арендатора.

Довольно часто инициаторами создания гайдамацких отрядов являлись русские крестьяне-беглецы, нашедшие приют в Киеве. Еще в 1742 г. крестьянин-беглец из-под Калуги X. Каняхин сформировал на Подоле небольшой отряд повстанцев. Оружие и хлеб они получили от местных ремесленников. Сохранились, например, сведения, что значительную партию копий гайдамакам поставил некий кузнец с Печерска. Успешно переправившись через р. Ирпень, повстанческий отряд совершил нападение на шляхтичей Выговских в с. Новоселки. Забрав значительную часть их имущества, гайдамаки благополучно возвратились в Киев.

В результате принятых царским правительством и гетманско-старшинской администрацией мер форпостная линия вокруг Киева была существенно укреплена, увеличено также количество конных разъездов и караулов в самом городе. Особое внимание обращалось на деятельность городской полицейской службы. В 1747 г. киевский полицмейстер в одной из докладных записок ходатайствовал перед генерал-губернатором об издании указа, согласно которому городские власти, в частности магистрат, на Подоле «для пресечения воровских проходов в пристойных местах сделали рогатки...».

Активизация гайдамацкого движения на Украине заметно усилила антифеодальную борьбу трудящегося населения Киева. В городе начали создаваться более крупные повстанческие отряды, радиус действий которых значительно расширился, организованность и дисциплинированность стали намного выше. Они удерживали под своим контролем не только окрестности Киева, но и значительно более отдаленные местности. Крупнейшим гайдамацким отрядом, совершавшим в 1750 г. из Киева свои рейды на Правобережье, являлся отряд под предводительством Ивана Подоляки. История жизни И. Подоляки и организации отряда типична для того времени. Уроженец с. Крапивна (Переяславский полк), И. Подоляка долгое время находился на Сечи, совершая вместе с запорожцами походы против ордынцев, в составе гайдамацких отрядов действуя на правобережных украинских землях. Во время одного из посещений Киева он познакомился с управляющим имениями Михайловского монастыря Демиапом, который предложил И. Подоляке и его товарищам организовать отряд, с тем чтобы совершить поход на Правобережную Украину. Через своего ключника он снабдил гайдамаков оловом, порохом, огнестрельным оружием, съестными припасами. Поддерживая отряд, Демиан, вероятно, надеялся использовать гайдамаков для своего обогащения. Однако вскоре повстанцы вышли из-под контроля управляющего. Переправившись через р. Ирпень, отряд некоторое время действовал на территории Киевского Полесья, а затем возвратился в город.

В то время из Киева на имения польских магнатов и шляхты совершали нападения и другие повстанческие отряды. Например, в народе пользовался известностью гайдамацкий отряд, возглавляемый Иваном Кочергой, база которого находилась на Подоле.

Обеспокоенные волной восстаний, охватившей всю Украину, киевский генерал-губернатор и гетманско-старшинская администрация принимали лихорадочные меры, направленные на подавление движения крестьянско-казацких масс Из Киева на Правобережье были направлены регулярные царские войска, получившие суровые указания ловить и наказывать гайдамаков. Пытаясь предотвратить дальнейшее развертывание восстаний на Левобережной Украине и для «уберегания Киева», сенат 23 июля 1750 г. издал очередной указ об усилении охраны пограничной форпостной линии. Осенью 1751 г. киевский генерал-губернатор издал новое постановление, предписывавшее солдатам гарнизона поочередно нести караульную службу на форпостах. В то же время царские власти распорядились увеличить количество казацких отрядов, способных вести борьбу с гайдамаками.

Важной чертой, характеризующей следующий этап гайдамацкого движения (50-е гг. XVIII в.), явилась его более зримая антиклерикальная направленность. Крестьяне и казацкие низы, трудовой люд города, постепенно осознававшие, что высшее православное духовенство шло на сговор с царским правительством и гетманско-старшинской администрацией для подавления народных восстаний, участили нападения на усадьбы православных монастырей. В то же время крестьяне и ремесленники, проживавшие в церковных имениях, все активнее включались в классовую борьбу. В мае 1752 г. было возбуждено, например, уголовное дело против работников лаврской винокурни и мельницы С. Кучеренко, И. Бурлака и др., обвинявшихся в нападении на местечко Лоев. В этом же году крестьяне Киево-Межигорского монастыря в составе гайдамацкою отряда разорили в с. Демидове имение польского шляхтича.

На лугах и пастбищах, пасеках и урочищах, будах и селитроварнях, принадлежащих киевским монастырям, народные мстители находили временное пристанище, залечивали раны, накапливали запасы оружия и продовольствия. Помощь подданных киевских монастырей со временем приобрела значительные размеры.

Суровые наказания «святыми отцами» своих подданных и даже отлучение их от церкви мало действовали на жителей Киева. В 1755 г. зависимые крестьяне Киево-Печерской лавры совершили нападение на священника Н. Величковского около с. Пирогово, забрав все его имущество и лошадей. Многочисленные гайдамацкие отряды действовали также в районе Дарницы и Голосеева. Обеспокоенные возможностью дальнейшего усиления нападений повстанцев, наместники киевских монастырей ходатайствовали перед магистратом и губернской канцелярией об увеличении охраны, выделений дополнительного контингента солдат для несения караульной службы.

Киев в середине 50-х гг. XVIII в. напоминал осажденный город. На многочисленные форпосты, таможни, заставы, переезды, опоясывавшие предместья и близлежащие районы, были направлены два полка солдат регулярной армий. В то же время вдоль Днепра началось строительство так называемой засечной линии, а количество казаков, которые направлялись для несения службы, предполагалось увеличить до 10 тыс. человек. Усложнился выезд мещан из Киева. От купцов и ремесленников, направлявшихся со своими товарами на Правобережную Украину, требовались паспорта и справки магистрата, свидетельствовавшие об их благонадежности. Особое внимание администрация обращала на киевских казаков и крестьян предместий. Даже для выезда на земледельческие работы они обязаны были иметь специальные пропуска.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить