Поиск

Начало гайдамацкого движения. Создание первых повстанческих отрядов в Киеве.

В начале XVIII в. на Украине возникла новая форма антифеодальной и народно-освободительной борьбы трудящихся масс, известная в истории как гайдамацкое движение (Первое известное упоминание о гайдамаках содержится в документах 1715 г.). Одним из основных центров формирования повстанческих отрядов являлся Киев и его ближайшие окрестности. Окружающие город лесные чащи, луга, болотистые поймы рек создавали естественное и надежное укрытие для гайдамаков. Участники антифеодального движения находили постоянную поддержку и помощь среди киевских мещан. Усилившиеся в городе антифеодальные настроения являлись питательной средой для создания боеспособных, хорошо вооруженных отрядов повстанцев, действовавших не только в близлежащих местностях, но и совершавших рейды в более отдаленные районы Украины.

Формированию гайдамацких отрядов в Киеве способствовало его пограничное положение. Преследуемые польско-шляхетскими войсками, гайдамаки довольно часто переходили границу и скрывались в городе или его предместьях, находя убежище в домах ремесленников, мелких торговцев, работных людей мануфактур. Спустя некоторое время они снова организовывались в отряды, совершая нападения на дома зажиточных горожан, шляхты, казацкой старшины.

Еще в 1713 г. в предместьях Киева появился отряд из 15 человек, возглавляемый М. Янковским. Задерживаться в Киеве для него было небезопасно. Повстанцы решили совершить поход на Правобережную Украину. Через Фастов они двинулись на Немиров, уничтожая шляхту, поджигая усадьбы панов, однако вскоре были остановлены крупным отрядом польско-шляхетских войск. Стремясь сберечь силы для дальнейшей борьбы, руководители повстанцев приняли решение рассредоточиться. Поодиночке гайдамаки возвратились в Киев.

Основным центром организации и концентрации гайдамацких отрядов в Киеве в дальнейшем стал Подол, что объяснялось наличием здесь значительной прослойки обедневших ремесленников и мелких торговцев, сочувствовавших повстанцам. Жители Нижнего города часто принимали непосредственное участие в нападениях на господские усадьбы, а в случае необходимости надежно укрывали повстанцев и их предводителей от карателей.

В начале 1733 г. на Подоле был сформирован гайдамацкий отряд, в который вошли Назар Яковлев, Давид Мищенко, Степан Савченко, Ефим Мартыненко и Андрей Юрченко. Успешно миновав многочисленные караулы и разъезды вблизи города, гайдамаки двинулись на Мотовиловку. По пути следования к ним присоединилось еще несколько человек. Этот отряд, в состав которого входили в основном жители Киева, некоторое время успешно действовал в окрестностях Фастова.

И во многих других случаях киевляне выступали инициаторами создания гайдамацких отрядов, активно помогали народным мстителям продовольствием п оружием. Пытаясь воспрепятствовать распространению антифеодальных настроений среди городского населения и не допустить проникновения гайдамацких отрядов в Киев, царская администрация усилила караульную службу в городе и за его пределами. На форпостах и заставах в окрестностях Киева были размещены регулярные воинские части царской армии, несли службу разъезды украинских казаков.

Однако приостановить гайдамацкое движение господствующему классу не удалось. Особенно грозные размеры оно приобрело в 30-х гг. XVIII в. Восстание, вспыхнувшее летом 1734 г. в Киевском воеводстве, вскоре перекинулось на Брацлавщину, Подолию, Волынь. Усиливавшаяся активность гайдамацких отрядов обусловила новые шаги командования царской армии по обеспечению безопасности городской верхушки, чиновников и служащих местного гарнизона. В частности, в это время неоднократно усиливалась караульная служба в городе. В деле подавления антифеодальных настроений киевлян правящие круги большую надежду возлагали также на православную церковь. Еще 19 июля 1731 г. Киевская духовная консистория разослала письмо всем священнослужителям епархии, «отцам протопопам вишняго и нижнего града Киева», содержавшее распоряжение о «публековании в монастырях и приходских церквах» указа сената «О искоренении воров и разбойников и о удержании крестьян от побегу...». Играя на религиозных чувствах народных масс, высшее православное духовенство провозглашало анафему участникам гайдамацкого движения, с церковных амвонов клеймило их как «воров и разбойников». По мере развития антифеодального движения, оно заняло открыто враждебную позицию в отношении повстанцев.

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить