Поиск

Жалобы. Оказачивание мещан. Побеги и переселения.

Довольно распространенной формой борьбы киевских мещан против феодалов (как светских, так и духовных) оставались жалобы. Как правило, жители города стремились отстоять свои экономические интересы, добивались расширения или подтверждения, действовавших уже правовых норм. Но в жалобах часто звучат и социальные мотивы, вызванные протестом против повышения налогов, захвата казацкой старшиной или монастырями земельных угодий и др. Так, в августе 1724 г. киевский магистрат жаловался генерал-губернатору на Киево-Печерский монастырь, который захватил угодья, принадлежавшие мещанам. В январе 1725 г. жители города направили петицию аналогичного содержания в Петербург. Длительное время не прекращались подобные судебные тяжбы и с другими киевскими монастырями.

Магистратская и ремесленная верхушка Киева пыталась использовать борьбу трудового люда в своих интересах — расширить источники прибылей, закрепить свое привилегированное положение в обществе. Наиболее последовательно и целеустремленно против всех форм феодального гнета выступали народные массы — простые ремесленники, мелкие торговцы, работные люди, крестьяне предместий. Получив отказ царской и казацко-старшинской администрации удовлетворить свои законные требования, они брались за оружие. Часто свой гнев народ направлял и против эксплуататорской верхушки города.

Показательны в этом отношении события 1763 г., связанные с назначением на должность войта Ивана Сычевского. Возглавив магистратское управление, он стал притеснять рядовых мещан п обременять их дополнительными налогами. Действия войта поддержал гетман К. Г. Разумовский. В ответ огромная толпа с «дубинами» напала на магистратские караулы и угрожала убить войта. Гнев народа был направлен также против гетмана. Как сообщали магистратские чиновники, в его адрес высказывались «бранные» и «поносительные» слова. Пытаясь не допустить дальнейшего распространения народных волнений, грозивших перерасти в открытое вооруженное выступление, гетман направил в Киев генерального есаула с войсковой командой. В городе были произведены многочисленные аресты, часть мещан под усиленной охраной конвоирована в Глухов.

Стремясь избавиться от усиливавшегося социального гнета, беднейшая часть ремесленников и работные люди записывались в компуты киевских казаков. В этом они усматривали возможность более свободного хозяйствования, путь хотя бы к некоторому избавлению от многочисленных феодальных ограничений в занятиях ремесленной деятельностью и торговлей. По этому поводу неоднократно возникали судебные тяжбы между киевским магистратом и сотенной канцелярией. В середине XVIII в. оказачивание приобрело такой размах, что сенат указом 1760 г. даже предписал киевскую казацкую сотню «вывести в другое малороссийское свободное место». Тем не менее сенатский указ не выполнялся, а оказачивание киевских мещан продолжалось вплоть до конца XVIII в.

Одной из распространенных форм антифеодальной борьбы трудового люда Киева оставались переселения и побеги. Мелкие ремесленники и работные люди промыслов, не выдерживавшие постоянных притеснений со стороны городской верхушки, уходили в другие города Левобережной и Слободской Украины. Так, в 1778 г. в Глухов бежал подмастерье одного из киевских цехов И. Понятовский. В феврале 1780 г. туда же ушел ремесленник А. Шигура. Беглецы направлялись также на Запорожье. Рискуя жизнью, киевляне пробирались в бескрайние, полные опасностей, но вольные запорожские степи, становились казаками или работали ремесленниками в Сечи.

Число беглецов пополняли также рекруты, трудившиеся на строительстве оборонительных сооружений Киева. Не выдерживая повседневных издевательств царских офицеров и тяжелых условий жизни, они в одиночку или целыми группами бежали из города и нередко присоединялись к гайдамакам.

С другой стороны, большое количество беглецов прибывало в Киев. Крепостные крестьяне с Правобережья и западноукраинских земель, многочисленные подданные монастырей и светских феодалов Левобережной Украины направлялись в Киев, надеясь избавиться от жесточайшего социального гнета. Однако на смену одним эксплуататорам приходили другие — городская правящая верхушка, казацкая старшина, офицеры царского гарнизона.

Побеги в Киев особенный размах приобрели во второй половине XVIII в. Переяславский полковник И. Сулима (26 октября 1780 г.) жаловался в высшие государственные институции, что крестьяне и казаки «бегают в г. Киев... скрываются у разных киевских жителей... с оного и многие воровства и разбои начали происходить».

Несмотря на строгие меры, принимаемые царской и гетманско-старшинской администрацией, побеги из города и переселения в Киев не прекращались на протяжении всего XVIII в. Тогда они были одной из наиболее распространенных и эффективных форм классовой борьбы трудящихся.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить