Поиск

Ремесло.

В XVIII в. ремесло в Киеве продолжало развиваться в рамках старой цеховой системы. В цехи объединялось большинство киевских ремесленников. Количество цехов не было постоянным. В некоторых из них работали мастера разных специальностей. В бондарский цех, например, входили также мельники и байдачники, в кузнечный — колесники. Такие цехи нередко состояли из нескольких отдельных подразделений. По данным магистратских ведомостей, в 1742 г. в киевских цехах насчитывалось 2087 ремесленников. В гончарном работало 48 человек, малярном — 69, ткацком — 76, резницком — 140, бондарском — 148, кузнечном — 180, рыболовецком — 234, скорняжном — 310, портняжном — 362, сапожном — 485, музыкальном — 35 человек. Спустя 20 лет в Киеве трудилось уже более 4 тыс. ремесленников.

Центром цеховой общественной жизни был двор, на содержание которого уходила значительная часть доходов цеха. На общем собрании в дворовой светлице, где стояли цеховые знамена — хоругви — и хранилась шкатулка с документацией, ежегодно в январе из числа цеховой верхушки избирался цехмейстер. С 1786 г. его называли управским старшиной.

Вся жизнь цеха регламентировалась уставом, который отражал сложившиеся обычаи и порядки. Основным принципом устава провозглашалось равенство членов цеха. В действительности же нормой цеховой жизни была неприкрытая эксплуатация рядовых тружеников зажиточной верхушкой. Устав определял взаимоотношения членов цеха, статус поступающих туда свободных рядовых работников и мастеров, круг профессиональных занятий ремесленников.

Цехи являлись замкнутыми корпоративными организациями, и вступление в них было делом не простым. Например, в уставе цеха цирюльников указывалось: «ежели отколь прийдет сторонной парубок, то такового без ведома магистрата киевского в собрание майстерства цирюльницкого не принимать и в число других не записывать, а представить об нем в оный магистрат и ожидать на то резолюции».

Одним из самых старых являлся портняжный цех, специализировавшийся на изготовлении мужской и женской одежды. Желающих вступить в него всегда было достаточно. Учениками, как правило, принимали мальчиков и девочек е возрасте от 10 до 15 лет. Срок обучения — от 2 до 7 лет, а иногда и больше. Научиться портняжному ремеслу стремились не только мещане. Довольно часто помещики отдавали своих подданных крестьян в «науку», чтобы иметь собственных квалифицированных работников.

Мастеру устав разрешал иметь нескольких учеников, которые должны были ему беспрекословно повиноваться. На последнем году обучения ученикам давали небольшую заработную плату. Более высокую ступень в цеховой иерархии занимали подмастерья. Подмастерье, по определению устава, был ремесленником, уже усвоившим начала ремесленного искусства. Для приобретения нужного опыта он должен был в этом звании отработать не менее трех лет.
Подмастерья составляли основную часть производителей, получая за работу до 10—12 руб. в год. Мастер цеха должен был в совершенстве владеть своим ремеслом, иметь свою мастерскую и инструменты. Из .мастеров состояла цеховая верхушка. Доходы их исчислялись сотиямп рублей. Об этом свидетельствуют, в частности, размеры цеховых взносов мастеров за «ключничество»: за право на избрание казначеем — 10 руб., по «мастерству» — 60 руб., «благословенных» (на церковь) — 10 руб., столовых — 10 руб.

Своеобразной была структура рыболовецкого цеха. Его основу составляли рыбацкие курени, объединенные совместной собственностью на орудия лова рыбы — лодки, неводы и другие снасти. Возглавлял каждый курень, в состав которого входило около десяти человек, атаман, избранный из наиболее опытных зажиточных рыбаков. Улов перевозился на цеховой двор на Подоле, где размещались специальные корыта для живой рыбы, бочки для ее соления, ледник, погреба, несколько лавок. Некоторая часть вырученных денег шла на общие нужды цеха: украшалась цеховая светлица, покупалась хоругвь. Кроме того, как и другие цехи, рыбацкий участвовал в общемагистратских сборах, а также вносил 5 руб. на одну из городских церквей.

Особым богатством отличался резницкий цех, двор которого также находился на Подоле. На территории в 6 тыс. саженей размещались лавки, погреб, ледники, кухня, сад. Мясо продавалось под наблюдением цехового старшины в цеховых лавках на Подоле, Печерске, в рундуках мясных рядов других городских базаров.

В гончарный цех входили ремесленники, изготовлявшие горшки, кирпич, лепившие изразцы, складывавшие печи. Для нормального функционирования производства мастеру-гончару был необходим специальный двор, стоивший в конце XVII в. около 65 руб. Такими крупными по тому времени деньгами располагал далеко не каждый ремесленник-гончар, поэтому почти половина из них вынуждена была работать наемными рабочими у своих более зажиточных собратьев по ремеслу.

Продукция киевских цехов сбывалась в основном на местном рынке. Некоторая часть ее при помощи скупщиков вывозилась. По городскому положению 1785 г. на киевские цехи распространялись общегосударственные законы. Новый цеховой устав, как и прежние, защищал интересы цеховой верхушки. Положение простых ремесленников оставалось тяжелым. Они находились в полной зависимости от владельцев мастерских. Так называемое Ремесленное уложение 1785 г. гласило, например, что размер заработной платы подмастерьев определялся на сходках мастеров, санкционируя тем самым произвол цеховой верхушки. Ремесленные уставы требовали от подмастерьев беспрекословного повиновения мастерам.

С течением времени все более значительную часть продукции вырабатывали внецеховые ремесленники, являвшиеся в основном подданными киевских монастырей и эксплуатировавшиеся ими. Некоторые из внецеховых ремесленников в награду за труд пользовались небольшими участками земли, нередко отрабатывая и барщину, другие — работники типографий, плотники, сапожники, кузнецы — получали годовую или поденную плату.

Среди внецеховых ремесленников, особенно с 50—60-х гг. XVIII в., встречались иммигранты — выходцы из южнославянских земель — болгары, сербы и др. Они занимались портняжным, скорняжным ремеслом, производством шелка, мыла и других товаров.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить