Поиск

Городской управленческий аппарат.

С созданием в 1708 г. Киевской губернии Киев стал губернским городом. В состав губернии вошли такие крупные города, как Нежин, Переяслав и Чернигов, в которых стояли русские гарнизоны и пребывали воеводы. Киевская губерния включала значительные части территории современных Черниговской, Орловской, Курской и Брянской областей. Губернскую администрацию возглавляли губернаторы (впоследствии генерал-губернаторы), пришедшие на смену воеводам. Первым киевским губернатором был назначен генерал-майор Фамендин. Управление краем он осуществлял через губернскую канцелярию. Компетенция губернаторского правления в основном сводилась к делам военного руководства, обороне государственных границ и надзору над внешней торговлей. Административные органы, действовавшие на Левобережной Украине,— Генеральная войсковая канцелярия, полковые и сотенные канцелярии — фактически не подчинялись киевскому губернатору.

Преобразования в государственном управлении, проведенные в 1708 г., мало изменили внутреннюю жизнь города. Как и раньше, каждая часть Киева имела свою администрацию, действия которой направлялись губернской властью.В 1710 г. были подтверждены прежние права и привилегии мещан, в том числе и в городском управлении.

Верхний город пребывал во власти администрации Киево-Софийского и Михайловского Златоверхого монастырей, а также военного руководства размещенной здесь части русского гарнизона. В Софийском монастыре имелся консисториум — коллегиальный епархиальный орган для церковно-административных и церковно-судебных дел, подчиненный архиерею. С целью их рассмотрения сюда съезжались из различных монастырей игумены и «соборная братия».

Печерском, начиная с 1711 г., управлял через губернскую канцелярию генерал-губернатор. В управлении этим городским районом принимали участие также власти Киево-Печерской лавры. Кроме того, Печерск в административном отношении подчинялся гетманскому правлению в Глухове и канцелярии Киевского полка, находившейся в Козельце.

Черты средневекового характера имело самоуправление Подола, просуществовавшее в Киеве более 300 лет (приблизительно с 1499 по 1834 г.). Его нормы определяли выданные в разное время жалованные грамоты польских королей, литовских великих князей, царей и всероссийских императоров. В XVIII в., как и прежде, Киевский магистрат, непосредственно ведавший делами мещанского сословия Нижнего города, состоял из двух коллегий, в которые входило 12 выборных лиц. Членами первой коллегии являлись пять райцев, ведавших различными сторонами городского хозяйства и управления. Так, они непосредственно отвечали за своевременное выполнение городских ремонтных и строительных работ, заведовали магистратской артиллерией и мещанским вооруженным корпусом, утверждали цеховые уставы, собирали налоги с торговли и цеховые взносы, содержали пожарную команду, музыкантов, организованных в цех, с музыкальной школой при нем, и др. Первая коллегия поддерживала связь с гетманско-старшинской администрацией в Глухове, полковым правлением в Козельце и сотенными властями, киевским генерал-губернатором и, наконец, с государственными учреждениями в Петербурге. Возглавлял эту коллегию формально выборный, а фактически назначаемый пожизненно представителями царской власти войт. Случалось, что правительство не утверждало лицо, выдвинутое мещанами на должность киевского войта, а настаивало на другой, угодной ему, кандидатуре. Например, в 1734 г. именным указом повелевалось в войты «представленных кандидатов не определять, а велет киевским мещанам вместо их выбрат самим в войты ис киевских же мещан иного доброго и неподозрительного». В 1766 г. по рекомендации генерал-губернатора Екатерина II своим указом на должность киевского войта назначила Г. Пивоварова, несмотря на отчаянный протест мещан, который едва не закончился открытым бунтом.

Вторая коллегия, судебная, состояла из бурмистра и пяти судей-лавников. В ее компетенцию входило рассмотрение уголовных дел и гражданских исков, вынесение смертных приговоров.

Кроме обычной денежной платы, назначенной по штату, утвержденному сенатом в 1778 г. (войту — 400 руб., двум бурмистрам — по 250 руб., каждому лавнику — по 100 руб., писарю — 300 руб., а всего, считая содержание канцелярии, урядников, вахмистров и пр.,— 3560 руб.), на содержание высшим магистратским служащим дополнительно определялся так называемый юргенс, или акциденция,— довольствие натурой, практиковавшееся, в основном, во второй половине XVIII в. Например, войту определялось в год по 100 ведер «горячего вина», меда и пива, 100 бревен соснового леса, 100 возов дров, давался городской хутор с винокуренным «заводом», сенокос на 500 копен и озеро для ловли рыбы. Бурмистры и райцы получали по 60 ведер «горячего вина», 100 ведер вареного меда и пива (кроме «праздничного»), по 60 бревен соснового леса, по 60 возов дров и 300 копен с сенокоса. Лавникам определялось по 20 ведер впна, меда и пива, по 20 бревен соснового леса, по 20 возов дров п 100 копен сена.

С 1785 г. в Киеве была образована «Управа благочиния», которой вменялось в обязанность наблюдение за городскими транспортными артериями — обеспечение исправности дорог, улиц, мостов. Претворяя н жизнь «Положение о городах», установившее для каждого «звания» людей особую упряжку лошадей при езде по городу, управа следила за тем, чтобы «купцы и мещане по городу в колясках и парами не ездили».

Почтовый двор с содержащимися при нем подводами существовал в Киеве с 1725 г. Почтмейстера назначал магистрат из грамотных мещан.

Между киевским магистратом и гетманской администрацией происходила острая борьба за право свободного распоряжения хозяйственными делами города (особенно за монопольную продажу спиртных напитков), приносивших немалые доходы. Нередко она приводила к открытым столкновениям,, мещан с казаками, сопровождавшихся кровопролитием и смертным боем, арестом войта и препровождением в Глухов непокорных городских чиновников и мещан.

В 1737 г. мещане Киева были освобождены от подчинения гетману. Эта их привилегия вновь была подтверждена в 1743 г. Но в 50-х гг. гетман К. Г. Разумовский настойчиво добивался подчинения Киева его власти. Против этих посягательств выступала местная городская администрация, находившая поддержку в сенате. 26 октября 1760 г. был издан указ, в коюром вновь подтверждались прежние права киевлян и неподвластность их гетману: «О ведении киевских мещан судом и управлением по магдебургским правам в Киевском магистрате, и о бытии оному магистрату под апелляциями правительственного сената п об охранении от обид как магистрата, так и мещан киевских губернатору». Генеральный подскарбий (Должность («ранг») в казацко-старшинской администрации) Я. Маркович отметил в своем дневнике: «Грамота пришла к гетману, чтобы ни в чем не иметь дела до киевлян, и козаков оттоль вывести на сей бок (левый берег Днепра) и поселить».

Несмотря на это, Разумовский продолжал попытки укрепить свою власть над городом, всячески старался препятствовать непосредственным сношениям магистрата с правительственными учреждениями, требовал предоставления отчетов о городских доходах и расходах.

С середины XVIII в. в управление городским хозяйством включается губернская канцелярия. Указом от 15 июля 1759 г. в Киеве отменялись производимые магистратом торговые денежные сборы с привезенных на городской рынок съестных припасов, померные сборы за пользование услугами городской бойни, за торговые места и проезд через мосты. Вместо них на хозяйственные нужды Подола (содержание улиц, караулен, устройство палисадника и др.) из Киевской губернской канцелярии магистрату ежегодно отпускалось около 500 руб. Для контроля над расходами Киевская губернская канцелярия выдавала специальную книгу, а для фактической проверки их из канцелярии командировался офицер, представлявший затем обстоятельный рапорт о деятельности магистрата.

Высшие магистратские урядники видели в подобных мероприятиях попытки ограничения их власти в городе и препятствие к обогащению за счет городской казны. В этом отношении киевский вице-губернатор Костюрин (1753—1758) многозначительно заметил: «А вы, бурмистры и райцы, о расходах магистратских, о коих я знаю довольно, не можете ничем оправдаться, только возьмите сумку на плечи и, положа каменья, в Киеве с мосту на Днепр бросайтесь». С образованием Киевского наместничества (1782) хозяйственные дела Верхнего города и Печерска перешли в ведение Казенной палаты, полицейская и административная власть были возложены на генерал-губернатора, военная — на коменданта Печерской крепости. Судопроизводством и внутренним управлением Подола на основании магдебургского права продолжал ведать городской магистрат.

В это время в Киеве был открыт так называемый совестной суд. В его состав входили выборные представители разных сословий и судья, избранный верхним земским судом. Компетенцией этого суда являлось рассмотрение части дел уголовного и гражданского характера.

Определенное влияние на последующее развитие, политический и правовой статус Киева в государстве оказала «Грамота на права и выгоды городам Российской империи» (21 апреля 1785 г.). Новое положение вводило существенные изменения в официальную группировку сословий городского населения. Оно установило довольно неопределенную и запутанную систему сословного городского представительства и безусловно подчиняло местной администрации исполнительные органы. Городские магистраты фактически превращались в чисто судебные учреждения, носившие сословный характер.

Грамота делила всех городских «обывателей» на шесть различных категорий: так называемых «настоящих городских обывателей», имевших в городе недвижимую собственность, купцов трех гильдий, цеховых или управных ремесленников, иногородних и иностранных гостей, именитых граждан и, наконец, посадских людей. Правом голосовать и выбирать городского голову, членов депутатского собрания по составлению обывательских книг, бурмистров, ратманов (члены городских магистратов и ратуш) и заседателей магистрата, судей совестного суда и гласных как общей, так и шестигласной думы пользовались горожане, имевшие не менее 50 руб. годового дохода.

Сразу после введения нового городского положения в Киеве (вторая половина 1785 г. — февраль 1786 г.) текущими делами стали ведать киевские городские думы — общая и шестигласная. Созыв их по «Грамоте» предусматривался один раз в три года, но в Киеве только в 1786 г. общая городская дума созывалась не менее двадцати раз. Этого требовали неотложные хозяйственные дела (приобретение городом у частных лиц домов или лавок, назначение годового жалования архитектору, заключение контракта на поставку пожарных инструментов, заем городских денег частным лицам, обмен городских «грунтов» на частные, приготовление к встрече с представителями царского двора и др.).

Состав общей городской думы практически не был точно определен, и в нее часто приглашались, в зависимости от важности подлежащих обсуждению вопросов, только гласные или члены городского магистрата, или все «почетнейшее общество» вместе с цеховыми старшинами.

Общая городская и шестигласная думы находились в безусловной зависимости и подчинении у губернатора. Обо всех намечавшихся мероприятиях по городскому хозяйству они предварительно докладывали ему и ожидали официального их утверждения.

Таким образом, во второй половине XVIII в. произошли изменения в общественной жизни Киева. Созданные в то время учреждения административного, судебного и полицейского характера в управлении городом почти полностью заменили Киевский магистрат. Правда, грамотой от 19 сентября 1798 г., после настойчивых просьб верхушки мещан, на некоторое время были восстановлены его прежние права и привилегии. Фактически же Киевский магистрат к этому времени уже окончательно утратил значение органа городского самоуправления.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить