Поиск

Монументально-декоративное и прикладное искусство.

Интенсивное строительство культовых и светских сооружений в Киеве способствовало быстрому развитию декоративного и прикладного искусства, особенно производству золотых и серебряных украшений. Интерьеры церквей и соборов украшались пышными царскими вратами, серебряными и золотыми деталями на иконах, драгоценными дарохранительницами, чашами, паникадилами, подсвечниками изысканных форм, литыми серебряными окладами на евангелиях большого формата с изображением человеческих фигур и сюжетных композиций, украшенных разноцветными финифтями и пр. В последней четверти XVII в. в оформлении ювелирных изделий киевских мастеров начинают доминировать рельефный орнамент, пластические и графические изображения. В сфере производства ювелирных изделий успешно работали и некоторые граверы. До наших дней сохранился серебряный медальон (1655) работы известного мастера Федора А. На медальоне изображен Успенский собор Печерской лавры, окруженный живописной орнаментальной каймой.

Орнаментальные мотивы и сюжетные композиции некоторых ювелирных изделий иногда совпадали с книжными гравюрами. В частности, одна из иллюстраций «Патерика Печерского» (1661) повторялась на серебряном окладе евангелия церкви Печерской лавры. Застежки металлических окладов часто украшались наподобие концовок в книгах, в оформлении чаш и бокалов использовался растительный орнамент — гирлянды цветов и плодов.

Киевские золотари изготовляли и бытовые изделия, главным образом иосуду — кувшины, бутылки, штофы, бокалы, стаканы, подстаканники, рюмки и др. Нередко крышкам бокалов и кувшинов придавалась форма голов зверей, птиц, человеческих фигур. Иногда и бокал в целом имел форму кита, совы, журавля, ананаса.

К концу XVII в. в орнаменте ювелирных изделий киевских золотарей стал преобладать рельефный узор в технике чеканки. Чеканный рельеф использовался для растительных орнаментов и сюжетных композиций. Светотеневые эффекты чеканного серебра мастера умело дополняли частичной позолотой изделий. Некоторые из них украшались эмалями, финифтью и драгоценными камнями.

В монастырях и церквах Киева издавна сосредотачивалось множество колоколов. Каждый из них имел свое назначение и название, например, «Ранний», «Будний», «Субботний», «Постовой», «Благовест». Некоторые из них получили свое название от имени феодала, финансировавшего их производство — «Балыка», «Кустинский», или от изображения на колоколе — «Орел». Под такими названиями они были известны народу и упоминались в различных актах.

Художественное литье в Киеве во второй половине XVII в. связано с именами русских мастеров. Так, в конце 80-х гг. разбитый колокол Софийского собора переливал царский мастер Федор Леонтьев. Около 1696 г. Семен Федоров прибыл пз Москвы в Киев для литья колоколов в Печерской лавре. Деятельность известного литейщика Афанасия Петровича, отлившего в 1695 г. из трофейных турецких пушек 150-пудовый колокол «Казикермен» для собора в Полтаве, также связана с Киевом. Для Софийского собора он изготовил «Варлаамов» колокол, для Выдубецкого монастыря — колокол «Старший».

Большой популярностью в Киеве и далеко за его пределами пользовались изделия киевских гончаров, особенно мастеров по производству декоративного кафеля. Они работали преимущественно на Подоле. Изготовляемый ими рельефный кафель, покрытый зеленой или коричневой глазурью, использовался для облицовки печей, а также в качестве архитектурных деталей для внутренней и внешней отделки сооружений.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить