Поиск

Изобразительное искусство.

Киев во второй половине XVII в. являлся центром изобразительного искусства украинских земель. Художественный стиль своеобразной киевской школы живописи получил международное признание благодаря распространению среди православных народов разных стран иллюстрированных гравюрами книг лаврской печати. Искусство киевских мастеров привлекло внимание иностранцев. «В этом городе,— писал П. Алеппский,— есть много превосходных казацких живописцев, искусных мастеров своего дела, которые пользуются многими умными выдумками для снятия точных портретов с человеческого лица».

С середины XVII в. вследствие взаимовлияния киевской и московской художественных школ, а также дальнейшего проникновения гуманистических идей в искусство, произошли значительные изменения в сфере живописи, прежде всего в иконописи. Новое восприятие мира смягчало условность символики икон, постепенно уступавшей место элементам светской живописи: иконы приобретают вид картин, лики святых превращаются в образы живых людей, вместо византийских костюмов появляются украинские жупаны и киреи. Так, в иконе конца XVII в. «Покров богородицы» (Киев, Музей украинского изобразительного искусства) в образе коленопреклоненных молящихся представлены царь Алексей Михайлович, гетман Богдан Хмельницкий, епископ Лазарь Баранович и др.

В иконостасах и на диаконских дверях киевских соборов и церквей часто изображался архангел Михаил, считавшийся покровителем Киева. С середины XVII в. его представляли в образе молодого юноши в одежде рыцаря с мечом в руке. Это изображение стало гербовой эмблемой города.

Наряду с иконописью широкое развитие получила парсунная (портретная) живопись. В это время была создана портретная галерея Успенского собора Киево-Печерской лавры, напоминавшая по своему идейному и композиционному замыслу аналогичные росписи в Архангельском соборе, Золотой и Грановитой палатах Московского Кремля. В галерее Успенского собора были представлены киевские и литовские князья, украинские гетманы, русские цари. Привлекал внимание портрет Б. Хмельницкого в полный рост в притворе собора, выполненный по гравюре Вильгельма Гондиуса, голландского художника, создавшего три варианта портретной гравюры Б. Хмельницкого. Одетый в жупан и кирею с меховым воротником, в шапке, украшенной пером, с булавой в правой руке и саблей — в левой, Б. Хмельницкий изображен идущим, тогда как другие персонажи этой галереи были представлены в неподвижных позах.

В Киеве популярным был также ктиторский портрет — изображение покровителей (ктиторов) монастырей или церквей из числа высшего духовенства или казацкой старшины. В настенной росписи Кирилловской церкви изображены реальные личности — игумен Троицкого Кирилловского монастыря Иннокентий Монастырский и сотник при Б. Хмельницком Савва Туптало.

Парадная живопись на отдельных досках и полотне получает признание в 60—70-е гг. XVII в. На первых порах преобладали изображения духовных лиц. Так, покои митрополита при Софийском монастыре украшали выполненные местными мастерами портреты четырех патриархов, посетивших в свое время Киев. С утверждением господствующего положения казацкой старшины в ее быт прочно вошел светский портрет. Особой популярностью пользовались портреты Б. Хмельницкого.

В Киеве, как и во многих других городах и селах Украины, всеобщее признание получила сюжетная картина, не имеющая аналогии в мировом искусстве,— «Казак Мамай». Разнообразные варианты этой картины создавали многие неизвестные мастера — студенты Киевского коллегиума, ученики лаврских мастеров-живописцев, народные умельцы. Казака Мамая рисовали маслом на полотне, дереве, в настенных росписях, на мебели, дверях и даже на ульях.

Высокий уровень развития получило в Киеве гравировальное искусство, чему способствовала деятельность Киевского коллегиума и Печерской типографии. Придавая большое значение художественному оформлению тетрадей, тезисов, рукописных и печатных книг, мастера широко использовали гравюры портретного, сюжетно-повествовательного, пейзажного и декоративного характера.

В изданиях Печерской типографии особое место занимало изображение архитектурного шедевра — Успенского собора в ансамбле с другими строениями Лавры. В иллюстрациях к «Патерику Печерскому» (1661) гравер Илья представил Успенский собор с пятью куполами (т. е. после его обновления), многие архитектурные памятники, местный пейзаж, бытовые сцены. На гравюре к «Акафисту» (1677) изображены Успенский собор, Троицкая надвратная церковь, новая деревянная колокольня, крепостная стена, холмы, деревья и вход в пещеры.

Профессиональное мастерство характерно для работ гравера Федора А. Выполненные им ксилографические гравюры на сюжеты библейских и евангельских легенд к «Апостолу» (1695), «Евангелию» (1697), «Псалтири» (1696) отличают светские черты и национальная окраска. В. В. Стасов считал, что работы Федора А. могут конкурировать со многими зарубежными гравюрами того времени.

К концу XVII в. относится начало творческой деятельности в Киеве известных украинских граверов Антония (Александра) и Леонтия Тарасевичей, Иннокентия Щирского и др. В их творчестве получил развитие жанр иллюстрации исторического содержания. 40 гравюр с видами Киева, преимущественно Печерской лавры, выполненные Л. Тарасевичем, вошли в издание «Патерика Печерского» (1702). В 1689—1691 гг. И. Щирский и Л. Тарасевич создали на нескольких досках подносную гравюру с панорамой Киева со стороны Днепра и портретами Софьи Алексеевны и малолетних царевичей Ивана и Петра. Со временем копию этой работы воспроизвел голландский мастер Блотелинг, а в XVIII в.— русский гравер Л. Афанасьев.
Гравировальное искусство киевских мастеров широко использовалось в оформлении тезисов студентов Киевской коллегии. Художественным совершенством отличаются выполненные И. Щирским иллюстрации к тезисам в честь И. Обедовского (1691) и П. Колачинского (около 1697-1702).

Л. Тарасевичу принадлежит гравюра с аллегорическим изображением Киева под названием «Радость днепровских вод». Взятие русскими войсками и украинскими казацкими полками турецко-татарских крепостей в низовьях Днепра Л. Тарасевич передал в виде сказочной радостной сцены. Гравюра опубликована в книге П. Терлецкого «Слава героическим делам Бориса Петровича Шереметы», изданной на польском языке (Киев, 1695).
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить