Поиск

Общественно-политическая мысль.

Освободительная война украинского народа 1648—1654 гг., воссоединение Украины с Россией оказали определяющее влияние на развитие общественно-политической мысли в Киеве. Важную роль в ее формировании играли бывшие воспитанники и преподаватели Киевского коллегиума Лазарь Баранович, Иннокентий Гизель, Иоанникий Галятовский, Феодосий Сафонович, Антоний Радивиловский и др. Идейная направленность политических, социально-экономических, религиозных и национальных взглядов представителей общественно-политической мысли определялась их классовыми интересами, принадлежностью к классу феодалов.

В условиях активизации попыток правительств султанской Турции, Речи Посполитой и Крымского ханства оторвать украинские земли от России еще больше усилилось стремление украинского народа к упрочению единства с братским русским народом. Ибо, несмотря на то, что Россия была в то время феодально-крепостнической страной, трудящиеся Украины нашли в лице русского народа великого союзника, верного друга и защитника в борьбе за свое социальное и национальное освобождение. Обращаясь к древним страницам истории, передовые люди своего времени пытались идеологически обосновать закономерность воссоединения Украины с Россией. В частности, игумен Михайловского Златоверхого монастыря Ф. Сафонович в рукописной «Кройнике з летописцов стародавних, з святого Нестора Печерского и инших, также з кройник полских» доказывал общность происхождения украинского, русского и белорусского народов. Этим и обуславливалась, по мнению автора, их историческая близость.

Дальнейшее развитие объединительные тенденции получили в «Синопсисе, или кратком собраніи от различных летописцев о начале славянороссійского народа», опубликованном в 1674 г. Он был составлен в Киевском коллегиуме группой ученых и издан при активном участии архимандрита Киево-Печерской лавры II. Гизеля. В этом произведении последовательно проводилась идея о единстве происхождения народов «Великой», «Малой» и «Белой» Руси, о закономерности воссоединения Украины с Россией как торжестве изначального единства древнерусских земель. Отвергая претензии правящих кругов Речи Посполитой на Киев, авторы в специальном разделе доказывают древнюю принадлежность города «народу россійскому». В этом плане воссоединение Украины с Россией рассматривалось как возвращение Киева под «царскую руку». На примерах славного боевого прошлого авторы обосновывали необходимость совместной борьбы русского п украинского народов за освобождение всех украинских земель от иностранного господства.

Являясь сторонниками сильной централизованной власти, представители общественно-политической мысли доказывали законность власти русских царей не только их генеалогическими связями с киевскими князьями, но и кровным родством всего «славяно-русского народа», ратовали за укрепление самодержавия и незыблемость феодально-крепостнических порядков. Такая идейная направленность «Синопсиса» отвечала интересам властей и всемерно поддерживалась ими. «Читайте,— писал С. Яворский своим современникам,— историю Синопсис глаголемую, в Киево-Печерской лавре печатанную, обрящете тамо на самом конце, яко в лето рождества Христова тысящное шестьсотное пядесят четвертое... месяца марта в первый день... в то щасливое время Малая Россия наша возвратилася в прадедную державу...».

После победоносного завершения освободительной войны 1648—• 1654 гг. на украинских землях еще не потеряла актуальности и остроты борьба православия с католицизмом и униатством, являвшаяся своеобразной формой борьбы против проникновения польско-шляхетского влияния на Украину. Ф. Энгельс отмечал, что в средние века «всякое общественное и политическое движение вынуждено было принимать теологическую форму». Одним из ее организаторов выступил бывший ректор Киевского коллегиума (с 1657 г. черниговский епископ) Л. Баранович. По своим общественным убеждениям он принадлежал к кругу лиц, последовательно отстаивавших воссоединение Украины с Россией, видевших залог успешной борьбы с агрессорами только в их нерушимом единстве и решительно клеймивших предательскую деятельность части казацкой старшины. В 1676 г. Л. Баранович издал трактат «Новая мера старой веры», в котором подвергал резкой критике догматы католицизма, опровергал измышления иезуитов о недостаточной теологической подготовленности православных церковных иерархов и о том, будто бы православие не является старой верой.

Важную роль в этой борьбе сыграли полемические трактаты бывшего ректора коллегиума (с 1668 г. игумена, а затем архимандрита черниговского Елецкого монастыря) И. Галятовского «Разговор белоцерковский», «Старый костел», «Положения, которыми латынисты обосновывают единство Руси с Римом» и др. В частности, в последнем из них автор опровергает домыслы католиков и униатов о якобы древнем единстве Руси с Римом и близости ее с Речью Посполитой. Не ограничиваясь теологическими доказательствами, И. Галятовский заострял внимание общественности на национально-религиозных притеснениях православного населения на землях, находившихся в составе Речи Посполитой, выражал глубокое возмущение народа принуждением крестьян, казаков и мещан к переходу в унию, запрещением студентам православного вероисповедания посещать философские и богословские классы католических и униатских коллегиумов.

Ведя непримиримую борьбу против философских и теологических основ католицизма, профессора коллегиума вместе с тем зачастую обращались к прогрессивному наследию польских гуманистов, античных и ренессансных авторов. Встречавшиеся в учебных курсах имена Рудольфа Агриколы, Людовика Вивесы, Галилео Галилея, Джакомо Забареллы, Николая Коперника и др. свидетельствуют об усвоении киевскими мыслителями передовых достижений мировой науки и культуры.

Борьба населения Украины против усилившейся турецкой экспансии нашла отражение в общественно-политической мысли как борьба православия с магометанством. В то же время это была борьба против той немногочисленной части казацкой старшины, которая ради собственных интересов предала свой народ и пошла в услужение к турецкому султану. Такая форма проявления освободительного движения была типичной для периода феодализма. О подобных явлениях В. И. Ленин писал: «Выступление политического протеста под религиозной оболочкой есть явление, свойственное всем народам на известной стадии их развития...».

Первостепенное место среди работ этой тематики занимали произведения И. Галятовского «Лебедь» и «Алькоран магометанский». В них автор критиковал религиозные догматы корана, обвинял ислам в развязывании кровопролитных войн, насильственном насаждении своей веры, развращении людей многоженством, возмущался варварским обычаем захвата турками славянских детей в плен и воспитанием их в духе ненависти к бывшим единоверцам и соплеменникам. В то же время автор призывал соотечественников к единству в борьбе с захватчиками, рекомендовал брать примеры мужества и храбрости у своих предков.

Представители общественно-политической мысли пытались усилить влияние церкви на все стороны общественной жизни. Книги Л. Барановича «Меч духовный» и «Трубы словес проповедных», И. Галятовского «Наука, албо способ зложеня казаня», проповедника Киево-Печерской лавры А. Радивиловского «Сад Марии богородицы» и «Венец Христов», а также неопубликованные проповеди ректора коллегиума (с 1690 г. киевского митрополита) Варлаама Ясинского прежде всего стремились усилить религиозность народных масс, внушить им мысль о незыблемости феодально-крепостнических порядков. Это было вызвано определенным угасанием интереса слушателей к нудным догматическим настановлениям церковников, что свидетельствовало в целом о пошатнувшемся влиянии идеологии господствующих классов на трудящихся. По этому поводу А. Радивиловский говорил: «О нещасливая годино! О оплаканий часе! Прешлых веков на слова проповедничіе мертвые люде вставали и слухали, а тепер и живыи слова божого слухати не хочут...».

Церковные идеологи стремились воспитать слушателей и читателей в духе беспрекословного послушания духовенству, строгого выполнения религиозных норм и правил. Изданный в 1661 и 1678 гг. «Киево-Печерский патерик» рекламировал святость «нетленных» печерских мощей, прославлял прижизненные подвиги печерских святых. При этом церковники преследовали и чисто меркантильные интересы, поскольку прибытие богомольцев со всех славянских земель на поклонение печерским мощам приносило им значительные доходы.

Особое место в житийной литературе принадлежало четырехтомным «Четьям-Минеям» Димитрия Туптало, первое издание которых вышло в 1689—1705 гг. Используя сюжетный материал из «Библии», славянских, греческих, латинских источников, а также предыдущих житий, Д. Туптало, подобно другим агиографам, перерабатывал их в духе своей эпохи и в соответствии с чаяниями господствовавших сословий. В житиях Бориса, Глеба, Ольги и других древнерусских князей феодалы искали пример сильной личности (правителя), способной обеспечить их классовые интересы. В то же время святых с их набожностью, смирением и послушанием духовенство представляло народу как образец для подражания в повседневной жизни.

В общественно-политической мысли отразилась настойчивая борьба духовенства за подтверждение царями и гетманами прав и привилегий, которыми оно владело до освободительной войны 1648—1654 гг. В частности, духовенство проявляло особую заинтересованность в приобретении дополнительных привилегий в приносивших ему значительные прибыли ремесленном производстве, промыслах и торговле. Церковники требовали укрепления феодально-крепостнических порядков — запрещения перехода крестьян от одного феодала к другому, выполнения ими «послушенства», выступали против захвата монастырских земель, сенокосов, лесов, «рыбных ловель» и др. В своих ходатайствах духовенство подчеркивало, что ему по праву принадлежит особое место в обществе, пыталось отстоять независимость киевской митрополии.

Вместе с тем в общественно-политической мысли нашли отражение также взгляды, надежды и чаяния трудящихся масс города. Киевляне сохраняли глубокие чувства патриотизма, любви к своему краю и народу. Находясь под большим впечатлением освободительной войны 1648—1654 гг., они прославляли героическую борьбу украинского народа против польско-шляхетского владычества. В стихах «Песня о пане Николае Потоцком, коронном гетмане, и о Хмельницком», «Ответ пана Потоцкого на жолнерские слова», помещенных в летописи И. Ерлича, вероятно, созданных в Киеве в 1648 г., восхвалялась победа восставших над польско-шляхетской армией под Корсунем 15— 16 мая 1648 г., а также содержался призыв к дальнейшей борьбе с угнетателями. Стихи пронизаны симпатией к повстанческому войску, боровшемуся за освобождение родины от поработителей, а также справедливостью возмездия, постигшего шляхту и магнатов, оказавшихся в плену: А ви в татарах, в тяжких кайданах до смерті сидіте, Як ми од вас, так ви од нас нужи потерпіте

Настроения трудящихся города проявлялись в жалобах на всевозможные притеснения. Возложение надежд на царя и гетманов свидетельствует об определенной ограниченности классового сознания мещан, что было типичным для периода феодализма. Но захваты монастырских земель, отказы повиноваться властям, оказачивание, переходы в подсоседки, побеги и вооруженные выступления показывают, что мещане постепенно осознавали необходимость более решительной борьбы за улучшение своего социально-экономического и политического положения.

В сознании киевлян важное место занимала идея освобождения правобережных и западноукраинских земель от иностранного господства и воссоединения их с Левобережной Украиной в составе русского государства. Показательно, что залог успеха этого они видели в неразрывном единстве русского и украинского народов и давали решительный отпор любым попыткам разорвать это единство.
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить